?

Log in

Читатель

Dec. 5th, 2015

10:41 pm - Содержание журнала [sticky post]

Read more...Collapse )

Aug. 12th, 2016

12:22 pm - Шапиро Юрий Викторович, врач - хирург

Из предисловия: мемуары хирурга Юрия Викторовича Шапиро опубликованы фактически на правах рукописи. И очень жаль, ибо книга эта – достойный образец мемуарной прозы. Автор, как и многие мемуаристы-медики, внимателен к деталям, у него отличная память и огромный жизненный опыт, а потому книга его – настоящий памятник Советскому Союзу 1940-х – 1950-х.

Войну он встретил еще ребенком, однако успел принять участие в ней в качестве воспитанника фронтового госпиталя, начальником которого был его отец, потом учился в Таджикистане, в Сталинабадском мединституте (в московский Первый медицинский поступить не смог, а хотелось самостоятельности), потом работал на Колыме, отправившись туда не в качестве арестанта и не по распределению, а по доброй воле.

В книге его то и дело всплывают подробности, известные только специалистам – так, многие ли знают, что "осенью 1955 года китайцы ликвидировали оловодобывающую промышленность Советского Союза, начав продавать нам касситеритовый концентрат по демпинговым ценам"? После этого ведущий промышленный район Магаданской области опустел, содержать рудники стало невыгодно. Пришлось уезжать и молодому доктору.

Колыма, однако, навсегда в нем осталось – да и как не остаться, если работал он в самый странный период истории этой "чудной планеты": когда Дальстроя уже не было, а ГУЛАГ – еще был. Когда молодой врач устраивался на работу, ему пришлось заполнить огромную, еще дальстроевскую анкету. И подписать обязательство: "Я, имярек, обязуюсь никогда и никому не рассказывать о том, что я видел и слышал на территории Дальстроя. За нарушение этого обязательства я подлежу уголовной ответственности и осуждению сроком на 10 лет".

Одной из ключевых для этих воспоминаний тем стал национальный вопрос. Юрий Шапиро четко определяет, когда сработала мина, взорвавшая СССР: с началом кампании против космополитизма.Read more...Collapse )

Aug. 11th, 2016

09:13 am - Грейвер Наум Соломонович, профессор Ленинградского Горного института.

Родился в 1900 в Тихвине в семье часового мастера. В 1917 году окончил реальное училище и поступил в Петроградский горный институт, в котором учился до 1928 года.
В 1933 году организовал и возглавил исследования «Группы Никеля» при ЛГИ. По разработанным им технологиям был получен первый советский ванадий, извлечен молибден из бедных некондиционных концентратов.

Совместно с учеными ЛГИ Н. П. Асеевым, К. Ф. Белоглазовым и др. разработал технологию получения меди, никеля, кобальта и платиновых металлов из сульфидных медно-никелевых руд, что послужило основой для строительства «Североникеля» и Норильского ГОКа. Из воспоминаний:

"...В конце тридцатых годов, видимо по самому высокому пове­лению, началась борьба за дисциплину на производстве, в первую очередь, с опозданиями. Кара определялась минутами: выговор — длительное удержание четверти зарплаты — увольнение. Попытка выгородить провинившихся влекла столь суровые последствия, что на это никто не решался.Read more...Collapse )

Jul. 28th, 2016

09:05 pm - Ляшко Александр Павлович. из книги "Груз памяти" 2

.. в те годы Донбасс находился на особом режиме снабжения. При недостатке в магазинах мяса, молочных или других продуктов достаточно было секретарю обкома переговорить с Анастасом Ивановичем Микояном, ведавшим госрезервами, послать ему телеграмму, как немедленно следовало распоряжение о выпуске из союзных резервов в торговлю требующегося количества продуктов. Мне самому не раз приходилось обращаться к этому высокому руководителю с такими просьбами, и я никогда не получал отказа.

Так что жалоб на плохое снабжение со стороны рабочих не было. Тем более, что в угольной и металлургической отраслях были и свои хорошо организованные отделы рабочего снабжения, располагавшие системой собственных совхозов, баз для хранения овошей и картофеля, сетью своих магазинов. Что же касается жилищного строительства, то промышленные регионы, а Донбасс в особенности, получали столько капиталовложений, сколько могли освоить строительные организации. Перевыполнение планов строительства домов всячески поощрялось... Read more...Collapse )

Jul. 6th, 2016

11:36 pm - Ляшко Александр Павлович. Инженер. Парторг завода. Предсовмина УССР. из книги "Груз памяти"

ГРОЗА НАД НКМЗ Март 1952 года прочертил в моей памяти глубокую отметину событием на заводе, навлекшим впоследствии на все руководство и особенно на директора И.Т. Катеринича такую грозу с самого верха, что мы долго не могли прийти в себя, ожидая самого худшего. Как только где-то с сорок восьмого завод стал выходить из восстановительного периода, его мощности все больше загружали оборонными заказами. На заводе был учрежден постоянно действующий аппарат военпреда ,строго следившим за сроками и качеством выполняемых заказов.

Их становилось все больше, и они серьезно нарушали ритм производства, специализированного на выпуск в основном металлургического и горно-шахтного оборудования, так как оборонка шла по специальным и безусловно "совершенно секретным" постановлениям союзного правительства, как правило подписанным самим Сталиным или его заместителем. Приходили заказы иногда в самое неподходящее для общего плана время. Сроки устанавливались самые жесткие, нередко из-за них горел основной план, роптали заказчики профильной продукции. А с декабря 1951 года, момента моего избрания, непосредственная ответственность перед ЦК за "особые" заказы свалилась на меня.

Во время утверждения в ЦК предупредили об особом внимании к оборонным заказам. Спецотдел регулярно знакомил меня с поступающими новыми постановлениями и документацией. Военпред систематически информировал о ходе выполнения оборонных заказов и требовал специального рассмотрения на парткоме вопросов нарушения сроков и качества подконтрольной ему продукции.Read more...Collapse )

Jul. 1st, 2016

11:20 pm - Белов Сергей Александрович. Часть 2

Так ковалась победа. Придется признать, что и ветераны советского баскетбола порой попадали в неловкие ситуации. На мюнхенскую Олимпиаду мы с Паулаускасом доставили рекордный вес икры - по десять 2-килограммовых банок на каждого. Расчет был простой - при выезде из страны большой олимпийской команды досмотр на таможне практически не проводится. Мы благополучно миновали все границы, приехали в Мюнхен и, довольные собой, заселились в олимпийскую деревню, чтобы обнаружить. что живем в одном номере с прикрепленным к команде комитетчиком.

Ситуация была трагикомическая. Нужно было срочно эвакуировать доставленный на орбиту груз. Модя, продемонстрировав чудеса изворотливости, сумел протащить на территорию деревни (до теракта это оказалось, хотя и с трудом, но возможно) своего знакомого литовца на стареньком 'Фольксвагене', который мы припарковали поблизости от нашего корпуса.

Улучив момент, мы вынесли икру из комнаты и словно две крупные нагруженные припасами мыши метнулись на 'черную' лестницу - везти наше достояние на лифте было слишком рискованно. Спуск пешком с 20 кг икры с 16-го этажа, с замиранием сердца при каждом хлопке двери, движение перебежками к 'Фольксвагену' - все это я запомнил надолго. Так начиналась наша решающая стадия подготовки к триумфальной Олимпиаде.Read more...Collapse )

10:53 pm - Белов Сергей Александрович. Из книги "Движение Вверх". ЧЕСТНЫЕ КОНТРАБАНДИСТЫ.

Белов Сергей Александрович, 1944, знаменитый советский баскетболист, чемпион Олимпиады 1972, мира, европы, СССР, капитан команды, заслуженный мастер спорта, в 1980 на Олимпиаде в Москве зажигал олимпийский огонь. Написал в соавторстве книгу "Движение вверх", о своей карьере в баскетболе, с подробнейшим разбором финального матча Олимпиады 1972, знаменитые 3 секунды. Книга не только о спорте, но и о жизни, о том, что было вокруг. Кроме этой книги, неплоха и книга Владимира Гомельского о своем отце, тренере ЦСКА и сборной СССР, Александре Гомельском. В обеих книгах, наряду с описанием тяжелейших тренировок и соревнований, игроков и тренеров, интересно написано и просто об атмосфере, жизни и быте советских спортсменов.

...Материальные условия, которые мне предложил 'Уралмаш', были небогатыми. Меня поселили в комнатке при стадионе (поначалу мы там обитали втроем, потом я постепенно 'пережил' своих соседей, улучшивших свои жилищные условия раньше меня, и остался единственным жильцом). Позднее я получил от завода квартиру, в которой до отъезда из Свердловска проживал с молодой женой.

Трудоустроили меня в спортивном клубе завода с зарплатой в 80 рублей. Эта сумма и была моим единственным основным доходом вплоть до перехода в ЦСКА.
Чтобы дать полное представление о 'профессионализме' в советском баскетболе тех лет, приведу лишь два небольших примера. Первый - в качестве основной премии от свердловских властей за победу на чемпионате мира в 67-м году фигурировало право вне очереди приобрести - за свои деньги! - холодильник отечественного производства. Второй - до сих пор вызывающая у меня слезы история.

Вскоре после того, как я обосновался в Свердловске, тренер как-то отозвал меня и потихоньку велел оформить вклад в сберкассе ('положи туда ну рублей десять'), на который завод помимо моей зарплаты будет ежемесячно перечислять еще по 80 рублей. Помню, как я наскреб последний червонец и открыл, наивный, этот вклад, после чего уехал на сборы и игры месяца на три. Уверенный в том, что за время моего отсутствия на сберкнижке накопилось больше двух сотен, я вынашивал планы приобретения по возвращении в Свердловск прекрасного магнитофона 'Днепр'.

Увы, на вкладе по-прежнему мирно покоились те самые десять рублей, оставленные мной до отъезда. Разочарованию моему не было предела. Я немедленно снял проклятый червонец со сберкнижки и. как распорядился им в тот же вечер, вы, думаю, догадываетесь.

По сути, единственной неотъемлемой привилегией для профессионального спортсмена в СССР, после того как он выходил на определенный уровень мастерства, была гарантированная возможность круглый год находиться на тренировочных сборах, проводимых по какой-либо линии, - национальных сборных, клубных команд, профсоюзов и т. д. Это означало не так уж мало, как я понимаю это сейчас, в современных условиях, - возможность бесплатно питаться и тренироваться.Read more...Collapse )

May. 29th, 2016

12:17 am - "Про еду в СССР" - вечная тема

Как бы невзначай, через губу:
"...всегда интересно разглядывать кулинарные фолианты или каталоги Внешпосылторга с едой, всякие меню или, например, фотографии сервированных столов. Вот, как раз, каталог с крабами, икрой, колбасами и прочими радостями бытия... Что-то из этого набора была доступно простым гражданам, что-то не очень."

Валерий Золотухин. Из дневника 1967 ...18 июля вечером я вылетел в Москву… Встретились с отцом, выпили, поговорили. Два дня сломя голову, задрав подолы, бегали по магазинам, по кладбищам «слонов», по достопримечательностям. К вечеру, одурев от усталости, сутолоки и жары, садились за стол и пили.
«Березка» — валютный магазин, а кто знал? Подходим. У дверей несколько чмуров.
— У вас какая валюта?
— У нас советский рубль.
— Проходите, товарищ, с рублями здесь делать нечего.
— А мы просто посмотрим.
— Смотреть нельзя, пройдите, товарищ.
— Ну пустите посмотреть, мы трогать ничего не будем.
— Товарищи, пройдите, не добивайтесь себе неприятностей.
Отошли оскорбленные, облитые помоями. Молчим. Отец остановился, оглянулся, крякнул: - Вот ведь как неумно мужику, значится, омрачают его существование. Для кого мы советскую власть устанавливали, жизни свои, значится, покладали, нас же самих не пускают посмотреть, что они там иностранцам продают, чем они там за занавесками, значится, занимаются. А может, там надо поразогнать кой-кого, может, повторить 17-й год. Это — через 50 лет нашей власти. Что они там распродают, почему с глаз закрылись? Окошки позанавешивали?

Владимир Высоцкий, ПОЕЗДКА В ГОРОД ,1969
Я – самый непьющий из всех мужуков:
Во мне есть моральная сила, –
И наша семья большинством голосов,
Снабдив меня списком на восемь листов,
В столицу меня снарядила.

Чтобы я привез снохе
с ейным мужем по дохе,
Чтобы брату с бабой – кофе растворимый,
Двум невесткам – по ковру,
зятю – черную икру,
Тестю – что-нибудь армянского разлива.

Я ранен, контужен – я малость боюсь
Забыть, что кому по порядку, –
Я список вещей заучил наизусть,
А деньги зашил за подкладку.
Read more...Collapse )

May. 27th, 2016

07:52 pm - Гендин Геннадий Семенович. Из баек старого телемастера. Середина 50-х

Гендин Геннадий Семенович (р. 1930) автор многих книг для радиолюбителей и статей в журналах. Много лет проработал сначала в системе телевизионного сервиса "разъездным техником", а позже в качестве инженера-конструктора на московском объединении "ТЕМП".

ПУТЕШЕСТВИЕ С НОРМИРОВЩИЦЕЙ
В начале «эпохи телевидения», в 1949-50 годах, большинством наших граждан телевизор воспринимался как настоящее чудо техники, а людей, разбиравшихся в этой технике, считали без преувеличения кудесниками. Рядовой телемастер, возвративший к жизни поломавшийся телевизор, выглядел в глазах клиента корифеем, которого встречали и провожали с благоговейным трепетом.

Впрочем, ремонт и особенно обнаружение причины неисправности и вправду требовали достаточно серьёзного понимания принципа работы аппарата, и в немалой степени — интуиции, в основе которой лежал постепенно накапливающийся опыт предшествующих ремонтов.Read more...Collapse )

May. 24th, 2016

12:47 am - Полетика Николай Павлович. Часть 3

«”Товарищ Полетика будет нашим собственным корреспондентом из столиц Европы и США. Он будет писать корреспонденции, сидя в этой комнате с вами. Давайте ему все газеты и все журналы всех партий и направлений. Давайте ему темы, и сам он пусть выбирает темы”… Так началась моя первая фантастически неправдоподобная, сказочная авантюра в роли “собственного корреспондента” “Ленинградской правды” из Лондона, Парижа, Берлина, Вены, Рима, Вашингтона и других столиц мира. В этом озорном амплуа я проработал почти пять лет»

Читая более 100 иностранных газет и журналов, кроме «белогвардейских,» я, можно сказать, имел в эти годы (1923-1928) настоящую монополию на газетно-журнальную информацию, был самым информированным человеком в Ленинграде по вопросам международной политики и зарубежной жизни. Я не мог писать обо всем, что происходило за границей – многое не пропускала цензура, но я читал и знал все, что печаталось в сотне иностранных журналов и газет. Вряд ли кто-нибудь в Ленинграде мог читать зарубежную прессу в больших размерах.

Писать статьи я научился довольно быстро. Я излагал действительно происходившие события, ничего не прибавляя, ничего не убавляя (кроме ругани по адресу советской власти), но излагал факты без «жестоких выражений» типа «акулы капитализма», «бешеные собаки империализма» и прочих словечек. Многие мои статьи и по содержанию и по тону вполне годились для публикации в буржуазных иностранных газетах, при освещении событий я пользовался слегка насмешливым, ироническим тоном человека, смотрящего на эти события издали, со стороны, и притом как бы приподнимаясь над ними.

Я старался писать без словесных красот, но так, чтобы сразу схватить читателя за шиворот и тянуть его по строчкам моей статьи настолько стремительно, чтобы он мог опомниться лишь на ее середине. Я избегал писать об «уклонах» в зарубежных компартиях (об этом писали «высокие» партийцы), о разногласиях и борьбе в среде зарубежных социалистических партий, о вопросах высокой международной политики, по которым у руководителей советской страны не было единого мнения.Read more...Collapse )

Navigate: (Previous 10 Entries)