?

Log in

Натан Моисеевич Гимельфарб. из "Записок опального директора", часть 8 - Читатель

Sep. 26th, 2014

06:27 pm - Натан Моисеевич Гимельфарб. из "Записок опального директора", часть 8

Previous Entry Share Next Entry

Вскоре было получено официальное извещение о вызове в Комитет. По всему чувствовалось, что проект решения не только не будет смягчён, но его возможно даже ужесточат. Об этом мне по секрету сказал Прищепчик. Такой вывод он сделал из разговора с Машеровым накануне нашего отъезда. На заседание Комитета пошли вместе с Бавриным, который подтвердил, что своего мнения не изменил и советовал нам придерживаться решения Коллегии министерства по материалам ревизии. Как только мы появились в приёмной КНК, туда явился Бусько и пригласил Баврина в кабинет Лагира. К нам Виталий Иванович больше не вернулся и мы увидели его рядом с председательским столом в зале заседаний Комитета. По его виду и поведению, а также по дружелюбному отношению к нему Лагира, мы поняли, что перед нами уже не тот Баврин. В нашу сторону он старался не смотреть. Его словно подменили.

Слово предоставили Бусько, который зачитал предварительно подготовленную справку, стараясь не пропустить из неё ни одного предложения, слова или цифры. В заключение он внёс предложения из текста уже известного нам проекта постановления. Казалось, после обвинительной речи представителя Комитета, слово предоставят обвиняемым для объяснений по всем пунктам обвинения, но в обход общепринятого порядка, Лагир внёс предложение выслушать мнение министра. Баврин, глядя в пол, произнёс короткую и невнятную речь, из которой следовало, что с основными выводами ревизии и предложениями, изложенными в проекте постановления, он согласен. Выступление министра возымело эффект разорвавшейся бомбы. Оно явилось полной неожиданностью не только для нас, слушавших совсем недавно его заверение о полном согласии с нашими объяснениями и обещание придерживаться решения коллегии министерства по материалам ревизии, но и для большинства членов Комитета, которым была известна его позиция в ходе ревизии и проверки.

Посыпались вопросы членовКНК: - Где было все эти годы министерство? -Выявлялись ли приписки и злоупотребления при ежегодных ревизиях хозяйственно-финансовой деятельности комбината? -Как могло министерство присуждать предприятию Переходящие знамёна и денежные премии при наличии таких серьёзных нарушений? Баврин не находил ответы на эти и другие вопросы и был подобен нерадивому студенту на трудном экзамене, но на выручку пришел Лагир, который взял под защиту незадачливого министра, объяснив, что махинации директора были так хитро завуалированы, что ни ревизоры, ни аппарат министерства не могли их вовремя вскрыть. Для этого понадобились девятимесячные усилия большой группы лучших специалистов КРУ Минфина БССР и работников республиканского Комитета народного контроля, чтобы раскрыть клубок злоупотреблений и приписок, допущенных на этом предприятии.

Он предложил оставить в покое министра и послушать лучше самих очковтирателей и расхитителей соцсобственности. Мне дали слово для объяснения, установив десятиминутный регламент. Лагир заявил, что этого вполне достаточно, чтобы признать свои ошибки и предложить меры, исключающие возможность повторения подобных злоупотреблений. Трудно передать моё состояние в эти минуты. Вначале пришла мысль отказаться от предоставленного слова, так как поведение министра просто шокировало меня. Ни тогда, ни позже я не мог дать ему какого-либо вразумительного объяснения. Мне было известно, что контролирующие и правоохранительные органы в исключительных случаях могут заставить кого угодно говорить неправду, в том числе признать свою вину в тех прегрешениях, которых и в помине не было. Для этого в их арсенале имелся широкий выбор средств, которые действовали почти безотказно.

Но и признавать свою вину, чего ждал от меня в последнем слове Лагир, не позволяла совесть. Я сказал, что отчётливо понимаю, что моё десятиминутное выступление никакого значения для принятия решения не имеет, особенно после того, что министр “Мясомолпрома” Баврин, под влиянием какой-то таинственной силы отказался от решения возглавляемой им коллегии, и изменил собственное мнение. Своё отношение к выводам ревизоров я не счёл нужным менять, признав их необоснованными и тенденциозными. Обвинения в приписках и очковтирательстве я отклонил и адресовал всех, кто действительно был заинтересован в объективном рассмотрении дела, обратиться к нашим объяснениям и приобщённым к ним разъяснениям “Минмясомолпрома”, ЦСУ СССР и других компентентных организаций. В заключение высказал сожаление, что действиями ревизоров нанесен непоправимый ущерб трудовому коллективу Могилёвского мясокомбината, заслуженные производственные достижения которого неоправданно опорочены.

Лагир неоднократно прерывал моё выступление. При этом он ни разу правильно не назвал мою фамилию. То он произносил Гомельфан, то Гительман, то ещё как-то по другому (не думаю, что он не мог её запомнить). Лицо его было багровым от злости. Он требовал прекратить демагогию, а когда истёк регламент, предложил ужесточить проект постановления. По его настоянию было решено передать материал следственным органам для привлечения меня к уголовной ответственности, а постановление Комитета опубликовать в печати. Из постановления была исключена просьба к Бюро ЦК КПБ о рассмотрении вопроса об ответственности Баврина за злоупотребления, допущенные на Могилёвском мясокомбинате, и необъективную оценку деятельности этого предприятия. С этими поправками решение КНК БССР было принято единогласно.

На начало июня было назначено отчётно-выборное партийное собрание. Коммунисты подвергли острой критике секретаря парткома Процкого, обвинив его в склоках и нечестности. Выступали не только “штатные” ораторы, как бывало раньше, а и рядовые работники, которые обычно отсиживались в задних рядах, проявляя полное безразличие к обсуждению партийной тематики. Всё своё недовольство решениями КНК они обрушили на парторга, обзывая его лгуном, кляузником и предателем интересов коллектива. Особенно резкими были выступления рабочих и мастеров. Они требовали выдворения склочника из состава парткома. Даже немногочисленные единомышленники парторга, являвшиеся соавторами многих анонимных жалоб, не осмелились выступить в его защиту. Не решился на это и присутствовавший на собрании секретарь горкома Козлов. Кандидатура Процкого была исключена из списков для тайного голосования. Секретарём парткома была избрана Крюковская, которая многие годы работала секретарём партийной организации комбината.

Многочисленные письма рабочих и служащих в партийные органы республики и страны с требованиями отмены несправедливого решения КНК вызвали гнев и возмущение Лагира, не привыкшего к такой реакции на его действия. Он потребовал от Баврина созыва расширенной коллегии министерства с участием директоров и главных бухгалтеров всех предприятий отрасли для одобрения решения о моём освобождении. Коллегия была назначена на 8-е июня. В её работе участвовал Бусько и другие руководители КНК республики. В своём докладе Баврин признал решение Комитета народного контроля обоснованным и призвал членов коллегии и руководителей предприятий одобрить его. Он посоветовал и мне признать допущенные нарушения. Ожидалось, что на призыв министра последуют голоса одобрения работников министерства и наиболее послушных директоров предприятий. Каково же было удивление Баврина и руководства КНК, когда с трибуны понеслись обвинения в адрес руководства министерства за беспринципность и соглашательство с необъективными выводами ревизии и несправедливым решением КНК. Об этом говорили не только директора предприятий, но и руководители отделов министерства.

Особенно резкими были выступления начальника Управления поставок продукции Гончарука и главного бухгалтера министерства Нейфаха, которые подтвердили правомерность операций по закладке продукции на ответственное хранение и включения её стоимости в объём реализации на всех предприятиях Минмясомолпрома республики, чем по существу опровергли главные обвинения в приписках. Несмотря на резкое выступление начальника отдела пищевой промышленности КНК Бусько, вернуть ход обсуждения вопроса о приписках и злоупотреблениях на Могилёвском мясокомбинате в Лагировское русло не удалось. Даже заместители министра либо отмолчались, либо говорили об имевших место отдельных недостатках и ошибках, допущенных руководством комбината. Позже стало известно, что все члены коллегии и руководители отделов министерства, выступившие в нашу защиту, получили дисциплинарные взыскания, а некоторые даже были освобождены от занимаемых должностей.

Согласно действовавшего положения, решения органов Народного контроля должны были обсуждаться в трудовых коллективах. Следовало разъяснить работникам предприятия важность принятого постановления и разработать меры по исключению возможности повторения допущенных нарушений. Обычно это сводилось к пустой формальности, Решения одобрялись и разрабатывались мероприятия по недопущению подобных недостатков. Когда закончилась дневная смена, просторный зал клуба был заполнен до предела. Впервые за многие годы собрание трудового коллектива открыл не председатель профкома, секретарь парторганизации или директор, а министр. Он пригласил на сцену работников КНК, заведующую отделом пищевой промышленности обкома партии Лукшу (секретари обкома и горкома партии, которые раньше охотно посещали наши собрания, на сей раз отказались участвовать в нём), секретаря парткома Крюковскую, председателя профкома Крючкову и главного инженера Королёва. Основным докладчиком был Бусько. Он не отрывал глаз от заготовленного текста, но на сей раз его голос звучал мягче, чем на заседании Комитета или коллегии министерства. Многие резкие выражения, которыми было насыщено постановление КНК были заменены более обтекаемыми, благозвучными формулировками, не было угроз об уголовной ответственности. Он даже вскользь коснулся моих заслуг, как руководителя, специалиста, изобретателя, но вместе с тем настойчиво убеждал, что приписки имели место, что выплатой незаконных премий государству нанесен большой ущерб, за это директор и должен понести ответственность.

За ним выступил Баврин. Его выступление было мало убедительным и во многом нелогичным. С одной стороны он не отрицал заслуги коллектива в росте объёмов производства, повышении экономической эффективности, техническом перевооружении и признал, что комбинат долгое время занимал ведущее место в республике и Союзе. Но в то же время соглашался с выводами КНК о незаслуженной оценке результатов работы предприятия. Он говорил, что считал директора грамотным, разумным и честным руководителем, и вместе с тем обвинял руководство в обмане государства и очковтирательстве. Решение Комитета народного контроля министр признал суровым, но справедливым.Выступление Баврина вызвало гул недовольства. Посыпались вопросы: -Были ли установлены злоупотребления лично со стороны директора? -Почему один директор понёс такую суровую ответственность? -Где все эти годы было министерство? -В чём конкретно директор обманывал государство? -Читал ли Машеров жалобы руководства на решение КНК и наши коллективные письма?

Баврин вынужден был признать, что личных злоупотреблений директора не установлено, что он не отрицает вины министерства, что Машеров жалоб не читал, но они были рассмотрены в отделе пищевой промышленности ЦК с его участием, где было решено оставить решение КНК в силе.
Шум в зале нарастал. Были слышны возгласы: “Это несправедливо!”. “Мы будем жаловаться!”. Многие просили слова. Заготовленный сценарий собрания срывался. Министр попытался успокоить зал, требуя соблюдать порядок, но это ему не удавалось. Пришлось выпустить на сцену незапланированных ораторов.
Я сидел в конце зала и удивлялся логичности спонтанных выступлений рабочих и мастеров, инженеров и ветврачей. Большинство из них обычно отказывались выходить на трибуну, ссылаясь на отсутствие ораторских способностей. Когда же такое случалось, то у них всегда были заранее подготовленные тексты речей, от которых они не отрывали глаз. Здесь же, они безо всяких шпаргалок, фактами и цифрами так донимали министра, что ему пришлось вертеться в своём кресле, как карасю на сковородке.

Сохранилась стенограмма этого памятного собрания и я позволю себе привести несколько выдержек. Мастер птицецеха Антонина Павловна Пинязик: “Сегодня судят не одного директора. Это суд над каждым из нас, над трудовым коллективом. Нас обвиняют в том, что награды и знамёна мы получали не за трудовые заслуги, а путём махинаций и очковтирательства. Это неправда. Я пришла на комбинат в том же году, что и наш директор, работаю уже двадцать лет. Пришла подростком после школы. Здесь меня научили работать и заставили учиться. Я закончила институт и стала руководителем птицецеха, который был лучшим в отрасли. Когда “горел” план и директор просил о помощи, я, как и другие инженеры, выходила на вторую смену и работала на конвейере не хуже, чем опытные рабочие. Не приписками обеспечивалось выполнение планов, достигались приросты и самая высокая в мясной промышленности производительность труда. Такого трудового энтузиазма не было на других предприятиях министерства. Так было не в отдельные дни, месяцы или кварталы. Так было всегда. За это, а не за очковтирательство присуждались премии, знамёна и другие награды. На комбинате меня научили не только работать, но и петь, играть, танцевать. Когда директор призвал молодёжь в самодеятельность, я, как и многие другие, после смены часами репетировала, и самодеятельность комбината была лучшей в республике. Так было и в спорте, и в техническом твочестве, и во многом другом. Может и здесь были приписки? Всё, что мы имеем, мы заслужили напряжённым и честным трудом, а приписки придумали контролёры и ревизоры из злобы, зависти или по другим соображениям, о которых мы можем только догадываться. Одним из основных обвинений, которое предъявлено директору, является сокрытие рекламаций. Большинство из них относятся к работе нашего цеха и касаются состава пера, отгруженного нами Гомельскому заводу химизделий. Там нашли в нём больше подкрылка, что отразилось на разнице в цене. Никаких рекламаций нам за это не предъявляли и штрафные санкции с нас не взыскивали. Перо было качественным и такие случаи никто никогда не считал рекламациями на качество продукции, в отчётах не отражал и отражать не будет. Мы объясняли это ревизорам, ознакомили их с инструкцией, дали почитать разъяснения ЦСУ СССР о порядке отражения рекламаций в статотчётности, но они отказывались нас понимать. Этому мы теперь уже не удивляемся, но как такие простые и понятные вещи перестали понимать Вы, Виталий Иванович, наш родной министр, нашему восприятию недоступно. Надуманными являются и другие обвинения, что послужили основанием для расправы с уважаемым и заслуженным человеком.”

Мастер цеха техфабрикатов Анатолий Леонтьевич Цыркунов: “За тридцать лет моей работы на комбинате сменилось восемь директоров, в том числе за первые десять лет - шесть. В те годы комбинат был самым отстающим в республике. Не выполнялись планы, допускалась порча продукции, были миллионные убытки. Двадцать лет подряд, из года в год росли выпуск продукции и прибыль, улучшались условия труда и повышалась зарплата рабочих, строились новые цехи и объекты соцкультбыта. Работать приходилось с предельным напряжением, но никто никогда не жаловался. Только с приходом бывшего парторга Процкого начались склоки, пошли анонимные письма и жалобы, которые стали причиной непрерывных проверок, ревизий и стали основанием несправедливого и необоснованного решения КНК. Подобные решения наносят большой ущерб государству. Они подрывают у людей веру в правду и в принципы нашей конституции. Незаслужено опорочен не только директор, но и весь коллектив. Директора обвиняют в умышленных махинациях с целью наживы. Это неправда. Никто не установил умысла и не доказал наживы. Уверен, что не было и самих махинаций. Я внимательно читал акт ревизии и решение КНК и не нашёл тому доказательств. Я знаю Гимельфарба двадцать лет. Мы не только вместе работали, но и рядом жили. Я поражался откуда у него, инвалида Отечественной войны, берутся силы. На работу приходил раньше нас и уходил позже, унося домой толстую папку почты, наши заявления и докладные. Когда мне приходилось работать в выходные дни, я всегда заставал его на комбинате. Не помню был ли он когда-нибудь на бюллетене по болезни за все эти годы. Он жил очень скромно и мы не видели следов наживы. Мы просим Вас, Виталий Иванович, привести нам конкретные примеры непорядочности, очковтирательства и обмана государства, о чём говорится в Постановлении КНК. Меня удивляет Ваше безразличие к судьбе коллектива. Около года шли проверки и ревизии, а Вы были в стороне и не вмешивались. Могли и народные контролёры с народом поговорить перед тем, как принимать такое решение. Многое сделано нами за четыре пятилетки, но еще больше намеревались сделать в ближайшие годы. Наконец, дошла очередь и до нашего цеха. Есть уже проекты и хорошие задумки у директора. Дайте нам возможность их осуществить. Нас учат, что наказание носит воспитательный характер и должно приносить пользу обществу. Несправедливые, незаслуженные наказания наносят только вред. Одумайтесь и отмените неразумный безжалостный приговор.”

К трибуне один за другим выходили руководители цехов и служб комбината, ветврачи, инженерно-технические работники. Все они требовали отмены необоснованного решения и упрекали министра в беспринципности и непоследовательности. Каждое выступление сопровождалось аплодисментами и возгласами одобрения. Ни один из подготовленных заранее ораторов не осмелился попросить слова, а желающих выступить рабочих и служащих не было конца. Стремясь как-то изменить обстановку, Баврин предоставил слово заведующей отделом пищевой промышленности обкома партии Лукше. Она сказала, что на собрании мало самокритики, но признала, что обком считает меня честным, скромным и трудолюбивым человеком и заверила, что мне будет предложена другая работа с учётом знаний и способностей. Обещала принять меры для выявления анонимщиков. По её мнению коллектив работал очень хорошо, но ошибки в работе были и нужно выразить благодарность КНК, что он вскрыл недостатки, которые нужно устранять.

Из зала слышны были возгласы недовольства и требования предоставить всем желающим возможность выступить. Министр всё больше терял выдержку и терпение, повышал голос, стучал по столу, но успокоить зал не мог. Когда он предложил прекратить прения, большая половина присутствовавших демонстративно покинули клуб.

Как-то рано утром, раздался стук в дверь нашей квартиры. Это было в начале седьмого. На пороге стоял подполковник в милицейской форме и двое незнакомых мужчин в гражданской одежде. Нам было объявлено о предстоящем обыске. Подполковник представился заместителем начальника отдела по борьбе с хищениями соцсобственности МВД БССР и потребовал выложить на стол деньги, сберегательные книжки и драгоценности. Жена вынула из шкафа оставшуюся от зарплаты наличность и две сберкнижки: одну на моё имя, на сумму 2700 (на неё перечислялось авторское вознаграждение от внедрения моих изобретений); другую - на её имя, на сумму 2300 рублей, которой мы постоянно пользовались, и сухо произнесла: -Драгоценности на мне. Страж соцсобственности посмотрел на неё с недоверием и строго предупредил об ответственности за сокрытие денег и ценностей.

Начался обыск. Тщательно осмотрели содержимое всех полок шкафов, ящиков столов, антресоли, вывернули карманы пальто и костюмов, ощупали все закоулки в комнатах, кухне и туалете и, когда ничего особенного не обнаружили, потребовали сопроводить их в гараж. Там осмотр производился с особой тщательностью. Опустошили все ящики и бочки в погребе, перебрали коробки с запчастями, проверили содержимое багажника автомобиля (у меня был “Москвич” с ручным управлением, который мне выдали в отделе соцобеспечения, как инвалиду Отечественной войны), обследовали стены, потолок и пол, и, не обнаружив и здесь драгоценностей, возвратились в квартиру для оформления документов о проведенном обыске. Нам вручили копию акта о проведенном обыске и незванные гости удалились.

Мы ещё долго не могли прийти в себя, оставшись одни в заваленной вещами квартире. Когда я всё же собрался уходить на работу, позвонил Прищепчик и сообщил, что подполковник извинился за допущенное нарушение моей депутатской неприкосновенности, производство обыска без ведома и согласия исполкома и обкома партии. Легче от этого не стало. Больше того, я понял, что республиканские силовые структуры не посчитаются с формальностями в поиске доказательств моей вины. Началось следствие и нужно было готовиться к худшему. Не торопился также с моим освобождением и министр Антонов. Он обратился с письмом к Машерову о пересмотре решения КНК, которое по-прежнему считал необоснованным и несправедливым. В ЦК КПБ и ЦК КПСС было направлено много коллективных писем от руководителей общественных организаций, специалистов комбината, рабочих и служащих. На них были сотни подписей. От меня это скрывалось и об их содержании я узнал уже позднее, когда шло следствие. Тогда не принято было писать коллективные жалобы, тем более на действия правоохранительных органов. Для тех, кто такие письма подписывал, это было совсем небезопасно. Наивные тогда были люди. Они ещё верили в какую-то правду и демократию.

Должен признаться, что и я тогда ещё сохранял надежду на пересмотр решения и направил полтора десятка жалоб в различные инстанции. Они были довольно пространными, со ссылками на действующие положения, инструкции и нормативные акты. Письма отправлялись заказной почтой с уведомлением о вручении адресату. Я, конечно, не думал, что Брежнев или Машеров станут читать мои письма, но надеялся, что кто-то из их помощников обратит внимание на них, даст им ход, а меня удостоят хотя бы формального ответа о направлении жалобы на рассмотрение. Почта присылала мне уведомления о доставке писем со штампами канцелярий Президиума ВС СССР, ЦК КПСС, КНК СССР, ЦК КПБ и других важных организаций. Ни на одну из жалоб не получил даже формальной отписки. Когда я по этому вопросу обратился к Прищепчику, он доверительно мне разъяснил, что обращаться в Москву в моём случае не следует. Принимать решение будет только Машеров и нужно ждать.

В середине июля меня, наконец, вызвали в ЦК КПБ, где заведующий отделом пищевой промышленности в присутствии Баврина объявил мне окончательное решение. ЦК поручило министру подобрать мне новую работу по специальности и с учётом моего опыта. Он также заверил, что не будет возражений и против моего выхода на персональную пенсию. Всё это при условии, если прекратятся жалобы на постановление КНК. Мне показали все коллективные письма и мои жалобы, которые занимали несколько полок вместительного шкафа. Партийный чиновник сухо заявил: -Все они дальше этого шкафа не уйдут, а вам от них будет только вред. Я дал обещание не жаловаться больше и уехал в Могилёв дожидаться приказа. Через несколько дней прибыл заместитель министра Цыбулько, который был представителем министерства по приёму и сдаче дел. Моим приемником стал Мигурский. Тот самый Юзик, которого я подобрал в Оршанском ремесленном училище, заставил учиться в средней школе и холодильном институте, провёл по всем ступенькам служебной лестницы от мастера до заместителя генерального директора, и который по “случайному” стечению обстоятельств вышел сухим из воды после всей серии ревизий и проверок, хотя выявленные “нарушения” касались в первую очередь и самым непосредственным образом круга его служебных объязанностей.

...я узнал, что в Могилёве полным ходом велось следствие по фактам моих злоупотреблений служебным положением. Несколько раз вызывали шофёра легковой машины Николая. От него требовали факты вывоза деликатесов, участия в пьянках, получения мною подарков. Мастера участка подготовки продукции к реализации Белочкина несколько дней держали в камере предварительного заключения, требуя сведений о вывозе продукции по “спецзаказам”. Допрашивали нескольких директоров совхозов и председателей колхозов с целью получения сведений о моём недостойном поведении во время пребывания в командировках в районах области. Хуже всех вёл себя Мигурский. Он подсказал следователю факты оплаты предприятием личных телефонных разговоров с моего квартирного телефона. По его указанию бухгалтерия подготовила справку из которой следовало, что за несколько лет телефонно-телеграфной станции было перечисленно более тысячи рублей.

По этим и многим другим вопросам я подвергся допросу в МВД БССР. Дело моё было поручено тому же подполковнику, который производил обыск в нашей квартире. Должен сказать, что со следователем мне повезло. Ни на первом допросе, ни на многих последующих он ни разу не повысил голос, не нагрубил и не оскорблял меня. К тому времени я уже представлял себе, как обычно добываются признания вины в органах МВД, КГБ, прокуратуре и был готов к худшему. Не знаю, что повлияло на подполковника, то ли результаты обыска, то ли разговор с Прищепчиком, то ли я на самом деле был мало похож на преступника, но вёл он себя со мной в высшей степени корректно. Как мне показалось, уже на первом допросе мне удалось убедить следователя в необоснованности подозрений в моей личной непорядочности и нечестности. Даже справка Мигурского о злоупотреблении с оплатой телефонных разговоров не помешала этому. Вместо объяснения по приведенным там “фактам”, я попросил запросить телефонную станцию номера телефонов, которые подтвердили, что это были служебные разговоры в нерабочее время и в выходные дни.

Повезло мне и на свидетелей, у которых вымогали сведения о моих злоупотреблениях. Подавляющее большинство из них оказались порядочными людьми и не поддались угрозам следователей. К ним следует отнести не только моих подчинённых, но и многих руководителей, в том числе и высокого ранга. Поведение некоторые из них иначе как подвигом назвать нельзя. Мастер Белочкин после допросов и пребывания в камере предварительного заключения страдал серьёзным душевным расстройством и даже покушался на свою жизнь. Моему водителю Николаю обещали большие блага в обмен на “факты” злоупотреблений бывшего директора-еврея. Такие приёмы следствия нередко вынуждали свидетелей давать нужные “органам” показания. В моём же случае, к счастью, такая тактика успеха не имела.

6 декабря 1978-го года состоялся пленум ЦК КПБ, на котором, как обычно, делал доклад Машеров. Значительную часть своего выступления он уделил припискам и очковтирательству, которые в то время нашли широкое распространение в республике. Посредством искажения отчётных данных руководители многих предприятий, колхозов и совхозов, а нередко и целые отрасли народного хозяйства, создавали видимость выполнения планов, получали награды и премии.

С подачи Лагира, в качестве примера был приведен Могилёвский мясокомбинат, директор которого незаслуженно получил материальное вознаграждение в сумме 1711 рублей, а всего в виде премий работникам комбината было, якобы, незаконно выплачено 140 тысяч рублей. Машеров подверг резкой критике министра Баврина, проявившего непростительную беспринципность, в результате которой конъюнктурщик и ловкач Гимельфарб вскоре, после снятия его с должности директора, оказался в Минске и был устроен на ответственную работу в аппарат министерства. У меня сохранились республиканские газеты тех дней, и эпитеты, которыми меня наделил руководитель Компартии Белоруссии здесь приведены дословно в их первозданном виде. Когда с критикой любого руководителя выступал Первый секретарь ЦК, не принято было оправдываться и пытаться что-то доказывать. Любые обвинения, в том числе и надуманные, следовало только признавать, а оскорбления молча сносить. Доклад Машерова я прослушал по радиоприёмнику в своей могилёвской квартире в день своего пятидесятичетырёхлетия. Такой праздничный подарок преподнёс мне Первый секретарь ЦК.

...КНК настоял на предъявлении в судебном порядке иска по взысканию с меня 140 тысяч рублей, якобы незаконно выплаченных мною работникам объединения и Могилёвского мясокомбината. Тех самых премий, о которых упоминал Машеров на Пленуме ЦК КПБ. Казалось бы, следовало подождать результатов следствия, которое проводилось МВД республики по его инициативе, и уже с учётом этого решать вопрос о размере ущерба и порядке его взыскания, но уголовное дело тянулось необычно долго и трудно было предсказать его исход. Лагир же посчитал, что после критики на Пленуме в мой адрес, не составит большого труда добиться желаемого решения суда по гражданскому иску министерства, а это, в свою очередь, оказало бы нужное воздействие на следователя и предопределило бы исход дела.В этом, наверное, была своя логика. Любой суд в Белоруссии не мог в то время не считаться с мнением и выводами Первого секретаря ЦК и решением республиканского Комитета народного контроля. Лагир не сомневался в удовлетворении предъявленного гражданского иска, но тем не менее настаивал на тщательной подготовке материала и надёжной его защите в суде.

15 января 1979-го я был “удостоен” критики главной газеты страны “Правды”. Центральный печатный орган партии, которая выходила многомиллионным тиражом и из которой черпали информацию все газеты и журналы советского государства, в передовой статье воспроизвела выступление Машерова на Пленуме ЦК КПБ, снабдив его своими комментариями. Передовица заканчивалась словами: “С этим больше мириться нельзя!”

Следствие продолжалось более полутора лет. Был объявлен Всесоюзный розыск наших сбережений в сберегательных банках страны, допрошены сотни свидетелей, истребованы заключения многих предприятий и организаций, включая республиканские и союзные ведомства. Несмотря на давление со стороны Комитета народного контроля, уголовное дело, возбуждённое против меня по материалам ревизии КРУ Минфина БССР, было прекращено из-за отсутствия в моих действиях злого умысла и состава преступления.

Нам вернули изъятые при обыске сберегательные книжки и предъявили справку Одесской сберкассы о наличии там наших денег в сумме десяти рублей с копейками. Забытый нами пятирублёвый денежный остаток на счёте за прошедшие тридцать лет возрос в два раза. Таков был результат длительного и дорогостоящего розыска моих “тайных” вкладов в банках Союза. Восторжествовала правда. Это была победа над Лагиром и мне казалось, что на этом, наконец, закончатся преследования и будет восстановлено моё честное имя. Но так только казалось. Мои недруги не желали признать своё поражение и решили взять реванш в гражданском судебном процессе по взысканию с меня якобы нанесенного государству ущерба.

Несмотря на постановление следствия об отсутствии в моих действиях признаков злоупотребления служебным положением и преступных деяний, КНК БССР настоял на предъявлении иска на сумму 92,8 тысяч рублей к руководителям и главным бухгалтерам Могилёвского ПО мясной промышленности и мясокомбината, подписавшим якобы недостоверные отчёты по объёму реализации продукции и рекламациям за период с 1974-го по 1977-й год. На этот раз, правда, нас уже не обвиняли в умышленных махинациях и обмане государства с целью незаконного получения премий. Нас упрекали только в халатности, допущенной при подписании отчётов, которые мы должны были тщательно проверять во избежания ошибок. В результате этого, якобы, в некоторых квартальных отчётах был завышен объём реализации, а в других не учтены отдельные рекламации.

Исковое заявление, во многом повторяло материалы ревизии КРУ, а по рекламациям было дополнено несколькими фактами уменьшения стоимости продукции грузополучателями по разным основаниям. Рассмотрение иска было поручено судебной коллегии по гражданским делам Могилёвского областного суда под председательством члена Облсуда Тюниса. Защищать иск в суде поручили старшему юристконсульту Минмясомолпрома БССР. Суд продолжался более двух недель. В качестве свидетелей были допрошены десятки работников комбината, Минмясомолпрома БССР, Управления Госрезервов республики. Тшательному анализу была подвергнута достоверность отчётности в каждом из перечисленных в иске кварталах и ни в одном из них не было обнаружено искажений ни по показателю объёма реализованной продукции, ни по рекламациям. Больше всего споров вызвали имевшие место факты уценки стоимости отгруженной продукции. Председатель и члены суда с помощью опытных бухгалтеров изучили архивные и инструктивные документы и пришли к выводу, что в объём реализации включалась только сумма фактически оплаченной продукции, что штрафных санкций в этих случаях не предъявлялось и что согласно действующим положениям уценки не должны отражаться в отчётах, как рекламации.

Можно было только удивляться тщательности и скрупулёзности с какой исследовались многочисленные книги архивов и разъяснения министерств и ведомств, вниманию к показаниям свидетелей, ответчиков и привлечённых по делу специалистов. В отличие от Комитета народного контроля, суд выслушал наши объяснения по предъявленному иску, дал возможность изложить аргументы, доводы и расчёты. Пространным и убедительным было выступление адвоката Мельникова, который не только аргументировано отклонил исковые требования министерства, но и потребовал частного определения по необъективному и предвзятому поведению истца. Участвуя в том памятном судебном заседании, можно было поверить в положение конституции о независимости суда, подчиняющегося только закону. И в то же время было трудно себе представить возможность принятия по нашему делу объективного и справедливого решения.

Я даже проникся сочувствием к судье Цюнису, оказавшемуся в затруднительном положениии. С одной стороны было очевидно, что в иске министерству следует отказать, а с другой стороны ни у кого не было сомнений, что за министерством стоит КНК и ЦК КПБ, которые по материалам этой же ревизии признали обман государства, жульнические махинации и присвоение денежных средств в больших размерах. Можно было не сомневаться, что принятие оправдательного решения не останется без последствий, характер которых не трудно было предвидеть.

Перед вынесением приговора был объявлен трёхдневный перерыв. Можно себе представить состояние участников процесса в эти дни. Ответчиков одолевали волнения, тревоги и надежды, судьи, наверное, испытывали страх за возможные последствия принятия справедливого решения. По ходу судебного разбирательства нельзя было ожидать удовлетворения всех требований истца, но никто из ответчиков не посмел даже подумать о возможности их полного отклонения. Лично мне представлялось, что будет принято какое-то половинчатое решение и с нас будет взыскана определённая, скорее всего небольшая, символическая сумма. Какого же было наше удивление, когда 14 марта 1980-го года было оглашено решение об отсутствии материального ущерба и отказе в исковых требованиях истца по всей сумме иска.