?

Log in

No account? Create an account

Читатель

Dec. 5th, 2015

10:41 pm - Содержание журнала [sticky post]

Read more...Collapse )

Oct. 19th, 2018

08:59 pm - Такова торпедная жизнь. Гусев Рудольф.

"Телеуправляемая торпеда торчит в борту подводной лодки «К–178». Стреляла дизельная подводная лодка «Б–454». В девяностые годы, когда был сделан снимок, такие фотографии никого не интересовали. Все журналисты тогда состязались в охаивании советского оружия. От журналистов до прокуроров. С привлечением бывших должностных лиц, вдруг ставших инакомыслящими. Телеуправляемую торпеду готовили к выстрелу под контролем капитана 3-го ранга Пересадько. Вертикальный тракт аппаратуры самонаведения отключить забыли. А все остальное сделали правильно: выстрелили по цели, совместили пеленга на цель и на торпеду, включили систему самонаведения, торпеда стала наводиться, и вдруг все отключилось. Торпеду в точке предполагаемого всплытия не обнаружили, зато командир ПЛ-цели после всплытия в районе завопил в эфир что-то вроде: «Караул!».

Хорошо, что все обошлось, на подводной лодке первоначально даже не придали значения, кто их там долбанул по корпусу. Лодку вернули в базу. Торпеду вытащили, сделав любительский снимок. Лодку — в завод, торпеду — в ремонт, Пересадько предупредили о неполном служебном соответствии. Но он не огорчился: «НСС снимут, а фотография останется». И действительно, когда всё стали уничтожать и распродавать, дошла очередь и до телеуправляемых торпед. Лучшей рекламы торпеде не придумаешь. Ларион разослал фотографии на флоты и на предприятия промышленности. Легла фотография под стекло на столах торпедных начальников. Получил такую фотографию и начальник СКБ завода «Двигатель» Евгений Петрович Матросов. Не поскупился и «организовал» премию всем, имеющим отношения к событию, в размере пяти бутылок усредненного коньяка по усредненной цене. Награда нашла своих героев.

Всякий неудачник ищет утешения прежде всего в качестве торпед. Во время войны командир подводной лодки К–51 капитан 2-го ранга Дроздов провел несколько атак с выпуском одиннадцати торпед. Благодарные цели благополучно ушли за горизонт. Потопив один транспорт артогнем, лодка поплелась в базу, проклиная торпедное оружие. Однако причина была в подготовке личного состава, допускавшего ошибки в приготовлении торпед. В войну все случаи, когда торпеда должна быть выстрелена по врагу, но этого не происходило по вине личного состава корабля, завершались, как минимум в трибунале. Георгий Николаевич Беломоев, отважный катерник, рассказывал, как и кто встречал торпедные катера, упустившие врага из-за отказа оружия в бою. Нужно не помалкивать, а напоминать об этих случаях. А фотографии, типа этой, держать на видном месте, под стеклом.Read more...Collapse )

Oct. 15th, 2018

10:41 pm - Магерамов Александр Арнольдович. командир взвода. ГСВГ. 1986

("кто в армии служил, тот в цирке не смеется" - народная пословица)
...Получив в учебной мотострелковой дивизии сто восемьдесят новобранцев, я вылетел с ними на Ту-154 в ГДР из Кривого Рога и вскоре, сдав личный состав на пересыльном пункте где-то на юге Германии, оказался в своем полку.

В нем, как обычно летом, в полный рост шел ремонт казарм. Зимой, после эпидемии дизентерии нам удалось "на-халяву", то есть за счет средств государства сделать капитальный ремонт туалетов в казарме, но теперь эпидемия закончилась, и все вновь стало по-старому. Ведь с командиров рот никто не снимал ответственности за проведение косметического ремонта своих казарм! Естественно, деньги на него почти никогда не выделялись, командиры подразделений все должны были делать за свой счет, в армии это называется "хозспособом". Поэтому командиры, зная, что в конечном итоге спрос будет с них, изворачивались, как могли.

Солдаты к концу лета обычно массово работали на немецких предприятиях, зарабатывая краску и ДСП, гвозди и доски, я в это время несколько раз водил солдат в немецкий кооператив, то биш колхоз на сбор яблок и клубники. Каков был порядок расчетов с полком - не знаю, но платили немцы за работу исправно, да и солдат они во время работы неплохо кормили и выдавали им сигареты в обмен на жетоны, с помощью которых велся учет собранной продукции (голубые диски - за одно собранное ведро, и серые - за десять - примечание автора). Материалы для ремонта своих казарм ротные командиры должны были добывать самостоятельно, практически тайком от полкового начальства, но в то же время они всегда должны были быть готовыми по первому приказу руководства начать очередной ремонт. Средства на него ни разу при мне полк не выделял. Зато за лето в 5-й роте его успели сделать раза четыре. Виноваты в этом обычно были барские замашки многочисленных проверяющих.Read more...Collapse )

01:53 am - К дню работника сельского хозяйства

На одной из высоток реклама дельты, сюжет: на хлопке

На фоне хлопкового поля чистенькая девушка с белыми ручками в чистенькой футболочке

Рекламный клип


В жизни это выглядит так:


Мы вернулись, мама!


Вся республика стоит
Кверху Ж….й!!(это тоже весь хор)
Мы выходим на поля
Топай,топай(хор!)
Золотит подбор заря
Кверху Ж….й!!!(хор!!)
Возвращаемся в барак
Топай,топай(хор!)
Макаронины в супу
Кверху Ж….й!!(хор обязательно!)
И так далее.Количесто куплетов неограничено и зависит от фантазии и степени осатанения исполнителей!
Read more...Collapse )

Oct. 8th, 2018

01:13 am - Хлопок - традиционное. Продолжение-1

Учеников школ в далекие 50-е годы привлекали уже в младших классах. Уже со второго по четвертый класс, у нас отбирали портфели после уроков, запирали в учительской на замок, выстраивали в шеренгу и вели к ближайшему полю собирать хлопок. Работали часа два, вываливали все в общую кучу и затемно возвращались домой. В советское время, это называлось «трудовое воспитание по Макаренко». Но мы не были преступниками. Я согласен, производительный труд в школе является хорошим средством обучения и воспитания, но не в такой же уродливой форме!

С пятого по седьмой классы, детей возили на сбор хлопка ежедневно в течении полтора-двух месяцев. Везли на открытых машинах, битком забитых детворой. Вечером после работы, подвозили домой к школе. Родители собирали нам на обед - «шахтерский тормозок». На полевом стане, хирмане, был только чай. Вред такого трудового воспитания оцените сами. Но это еще не все. В декабре – январе месяцах, в спортзал школы завозили курак (не созревшие коробочки хлопка) и после уроков, школьников заставляли его очищать, т.е. отделять оболочку от волокон. Получалось месиво из мокрых волокон, никуда не пригодных для использования, но зато республика выполняла план по сдаче государству хлопка-сырца.

Однако, тематика патриотизма, выращивания республикой «белого золота» присутствовала всегда – даже на уроках таджикского языка мы разучивали стихотворение Абулькасыма Лахути «Пахта, пахта чон пахта» Старшие классы отправляли на хлопок с ночевкой. Вывозили в колхозы, где школьников размещали иногда даже в помещениях для скота. На пол стелили солому, на нее мы клали свою постель (матрац и старенькое одеяло). Целый день работали в поле, несмотря на погоду. Кормили три раза в день. На завтрак давали три кусочка сахара, на обед и ужин готовили какую то баланду, хуже чем для заключенных. Read more...Collapse )

Oct. 6th, 2018

11:44 pm - Хлопок - традиционное. От лица руководства среднего звена

В конце сентября - начале октября в хлопкосеющих республиках СССР начинали вывоз на хлопок.

"О, этот хлопок!. Это одновременно и богатство республики и её беда. Эту культуру не сравнишь с пшеницей и рожью, которые посеял и собрал комбайнами. Чтобы получить урожай с хлопковых полей, их надо вручную протяпать, что в июне и июле на обжигающем солнцепеке производят исключительно местные женщины-колхозницы, провести борьбу с вредителями, каждый рядок полить, прочеканить и затем, в большинстве случаев вручную, из каждой коробочки выбрать хлопковое волокно. А если идет машинный сбор, то предварительно самолетами сельхозавиации проводят дефолиацию – поля обрызгивают химическими препаратами, чтобы с кустов хлопчатника опали листья. В это время над всеми долинами стоит специфический запах бутифоса, арыки и хаузы, из которых пьет большинство сельского населения, заражаются – люди начинают болеть.

Сбор хлопка продолжается до середины октября, а иногда и дольше. Зимой колхозники-мужчины заняты очисткой ирригационных каналов на хлопковых полях. Небольшая передышка бывает только в ноябре месяце. Нам часто от колхозников приходилось слышать: “Неужели мы родились только для выращивания пахты (хлопка)?” Но, несмотря на сложности, они трудились не покладая рук – оплата была неплохая, колхозники хлопкосеющих колхозов по сравнению с работниками
животноводческих совхозов (особенно горных) жили более зажиточно.

Когда поспевало волокно, начиналась хлопковая страда. На сбор хлопка мобилизовывалось большинство населения республики. Прекращали занятия ПТУ, техникумы и институты, по выходным дням выезжали на сбор работники предприятий и служащие учреждений. В сельской местности закрывались школы.

Фото: Член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Ершов на хлопковом поле (где-то там был и Дональд Кнут). Ургенч, Сентябрь 1979


Read more...Collapse )

02:35 pm - Ветеранский заказ к 9 мая 1982, Москва



Вся соль в комментариях:

https://users.livejournal.com/vba-/607183.html

https://users.livejournal.com/vba-/607301.html

Oct. 5th, 2018

07:32 pm - Станислав Иванович Постников, генерал армии.

в начале службы: ....«Обрадовал» жену новым назначением (мало ей было песков Тоцких лагерей), и мы начали собираться в дорогу. Главными предметами стали холодильник и вентилятор «подхалим». На холодильник «Север» (первенец нашего производства) жена стояла полгода в очереди, отмечаясь еженедельно в магазине. В конце мая мы получили этот «шедевр», работающий без отключения, сжирающий массу электроэнергии, но с махонькой холодильной площадью. Однако все равно это была радость. Прикупив еще кое-что из вещей и загрузив все это в контейнер, мы отправились в Туркестан

учеба в академии: ....В ходе заслушивания по проведению стратегической операции он зачастую ломал разработанную кафедрами картину сражения, заставляя нас снова и снова пересматривать свои предложения и расчеты. В те времена было принято считать, что войска могут наступать вслед за нанесением массированного ядерного удара (1000–1200 ядерных боеприпасов на театре военных действий — ТВД) буквально через сутки. С. П. Иванов заставил нас и преподавателей кафедр пересчитать параметры поражения от каждого ядерного боеприпаса. Учения затянулись. Мы работали и днями, и ночами. В итоге оказалось, что только от пожаров, образовавшихся в результате ядерных взрывов, непреодолимая для войск зона составила сотни километров по фронту и в глубину. Преодолевать ее наступающими войсками возможно не раньше трех-четырех недель. Красивую фразу «Вслед за ядерным ударом» пришлось забыть. Вот так учил нас мудрый Семен Павлович Иванов.Read more...Collapse )

Oct. 4th, 2018

11:51 pm - Карибский кризис глазами российских подводников (1962)

...."Это была самая настоящая авантюра, вызванная обстоятельствами почти военного времени: направить подводные лодки, приспособленные к условиям Арктики, в жаркие тропические моря. Все равно, что перебросить пингвинов на выживание в Африку. Все равно, что соваться в воду, не зная броду. А «брода» в тех неведомых водах не знал никто, даже родимая гидрографическая служба. Еще ни одна советская субмарина не взрезала своими винтами глубины клятого Бермудского треугольника, не бороздила полное мрачных легенд Саргассово море, не форсировала забитые рифами проливы между Багамскими островами. Но самое главное, что и военная наша разведка не знала толком, какие ловушки противолодочной обороны США уготовлены на случай большой войны.

Никто не знал, сколько противолодочных авианосцев и других кораблей бросит Пентагон на поиск советских лодок. Шли в неведомое...Напрягало нервы и то, что впервые подводники брали с собой в дальний поход торпеды с ядерными зарядами — по одной на каждую лодку. В самый последний момент новоиспеченный контр-адмирал, командир 69-й бригады, слёг в госпиталь. Его военный опыт чётко просчитывал: шансов на успех нет. И тогда флагманом почти обречённой четвёрки назначили капитана 1-го ранга Виталия Агафонова. Read more...Collapse )

Sep. 16th, 2018

02:12 pm - Елена Алексеевна Сергиенко.Доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник.

Источник: https://philologist.livejournal.com/10466174.html

Елена Алексеевна Сергиенко, 1949 года рождения. С 1972 г. работает в Институте психологии Академии наук. Ниже размещен фрагмент ее воспоминаний об эпохе Застоя в СССР. Текст приводится по изданию: Дубнова М., Дубнов А. Танки в Праге, Джоконда в Москве. Азарт и стыд семидесятых. — М.: Время, 2007.

"Я закончила факультет психологии МГУ в 1972 г., и меня взяли на работу в Институт психологии АН. Это было большое счастье: Институт тогда только открылся, а в то время работать психологу после Университета было совсем негде. Взяли шесть человек с курса в качестве стажеров-исследователей, на испытательный срок два года. Зарплату дали 100 рублей и ни копейки больше. Потом ты становился младшим научным сотрудником и получал уже 105 рублей. Это сильно увеличивало благосостояние. С «младшего научного» я «слезла» только после защиты кандидатской — в 1978 году. У кандидата было уже 175 рублей. А чтобы стать старшим научным сотрудником, надо было, чтобы кто-то из старших научных умер и освободил ставку. Других возможностей не было. Жизнь была детерминированно простая. Кроме мэнээсов и старших научных, были еще лаборанты и заведующие лабораториями. Сейчас сетка гораздо более дробная.

Старшим научным я стала в 1988 году. Перестройка свое дело сделала. Работа была очень нормированная. Наш институт был академический, но новый, и надо было завоевывать позицию среди академиков. Приезжать к 10 утра — и сидеть до 18.45. А мне вечером бежать за ребенком в детский сад, и я всегда опаздывала, и ребенок каждый вечер чистил морковку вместе со сторожем. Я жила в Тушино, а работала на ул. Вавилова, и дорога занимала часа полтора. Метро тогда не было, и я добиралась сначала до метро Академическая на трамвае (который как не ходил, так и не ходит — над ним время не властно), потом на метро с пересадкой до Сокола, и оттуда — на одном-единственном 102-м автобусе, из которого меня все время выкидывали... Я выходила с работы в 18.30 и успевала в садик только к восьми. Это было ужасно. И я плакала, и дочка плакала...

Потом я подписала у директора докладную, что буду приезжать на работу к девяти, зато уходить в шесть. Библиотечный день было получить очень трудно — надо было писать докладную записку, что тебе именно в этот день надо именно в библиотеку, прочитать именно такую литературу — и т. д. Мы сидели в помещении бывшего детского сада, в полуподвальном этаже, и сначала там отклеивали обои, потом приклеивали, потом покупали какую-то аппаратуру — у нас года два ушло на какие-то смешные ремонтные работы... Рабочий день проходил в чаях, разговорах, причем очень редко по научным проблемам. Чаще — по бытовым, семейным. Мы пытались что-то читать, писать — но когда в одной комнате пять человек, звонит телефон — ну что тут можно сделать? Read more...Collapse )

Navigate: (Previous 10 Entries)