jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Джинсы

Новый тэг: В краю непуганых идиотов

Гражданин 1958 года рождения пишет: В СССР не было джинсов?
http://foto-history.livejournal.com/12415347.html
Выпускались джинсы и в Перми, на швейной фабрике "Кама" (бывшая №3), стоили они по тем временам совсем не дёшево (30 руб./шт.) и за ними стояли очереди, когда их "выбрасывали".
Не верите, что шили? А вот гляньте сюда.
И гордо иллюстрирует текст двумя фотографиями...

Информация к размышлению: "Ирина Доброхотова. Сказ о том, как я одевала 16 миллионов казахстанцев."
http://jlm-taurus.livejournal.com/45569.html

Статья 1985 года
Георгий Розов
"Много уже написано о джинсах. Особенно сатириками. Вот уже десятилетие они врачуют смехом джинсовую лихорадку, но пижоны, готовые за двести рублей с руками «оторвать» заморские штаны с фирменной этикеткой — «лейблом», почему-то не переводятся. Либо целебные свойства смеха на эту болезнь не распространяются, либо диагноз поставлен неправильно. Так или иначе годы изнурительной борьбы лишь подтвердили наличие стойкого джинсового дефицита и порожденной им спекуляции. И тогда молодые джинсопоклонники, которым не по карману штаны стоимостью в полтора месячного заработка, стали писать в газеты. Авторы писем частенько обращались прямо к министру легкой промышленности СССР Николаю Никифоровичу Тарасову с вопросом: «Нельзя ли создать наконец отечественные джинсы?»

Кое-кто из читателей, может быть, очень удивится: «И чего им надо? Мало, что ли, этих порток понашили? Все прилавки завалены. И за семь рублей, и за девять, и «Спорт», и «Ну, погоди)».

Так-то оно так, но только это не джинсы. Настоящие джинсы заметно отличаются от брюк и имеют четкие «видовые» признаки, прочно устоявшиеся за сто лет их существования. Прежде всего джинсы должны быть сшиты с нулевым облеганием — иначе говоря, плотно обтягивать тело. Чтобы брюки не расползлись при первом же приседании, их шьют из чрезвычайно плотной ткани, такой, как заграничная деним. Вот ее-то и называют джинсовой.

Ткань эта появилась четыреста лет назад. Работали ее на деревянных ручных станках ткачи из французского городка Ним. В средние века саржа из Нима славилась в Европе как отличная парусина. Христофор Колумб, например, открывал Америку под «джинсовыми» парусами.

Сто с небольшим лет назад, во время знаменитой золотой лихорадки в Калифорнии, иммигрировавший из Баварии портной Леви Страус стал шить из денима брюки. Они очень понравились и горнякам, и фермерам, и ковбоям. Еще бы! Деним защищает от колючек и кактусов. Всадники, а тогда почти все ездили верхом, вымачивали свои брюки и надевали их на себя мокрыми. Ткань, высыхая, садилась и теперь точно повторяла форму тела. Вторая кожа, да и только! Никаких потертостей, хоть сутками не слезай с седла. А если взглянуть на джинсы глазами нашего современника, то к этим достоинствам надо прибавить и то, что ткань делается из хлопка, прекрасно дышит, не электризуется, словом, гигиенична.

Даже краска не прикасается к коже, потому что окрашена только продольная нить, которая почти вся выходит на лицевую сторону ткани, а изнанка остается белой. Деним настолько своеобразен, что и в нашем языке обрел собственное наименование— джинсовка. Натуральный индиго, которым красят джинсовку со времени ее изобретения, быстро выцветает при носке и стирке, что очень нравится потребителям. И, наконец, настоящие джинсы не пачкаются. Об их антигрязевой пропитке ходят легенды. Вот о таких брюках писали министру самые активные приверженцы джинсовой моды.

Министерство легкой промышленности отреагировало совещанием чуть ли не всех организаций, причастных к производству плотных хлопчатобумажных тканей. Мне рассказывали, что совещание это длилось пять часов. Николай Никифорович предупредил присутствующих, что оно не окончится, пока не будет принято конкретное решение.
Не прошло и... пяти лет, как было налажено производство отечественных джинсов из ткани «Орбита». Уже в самом названии, придуманном текстильщиками, слышна космически высокая самооценка. Художник-модельер Владимир Сазонов, который создавал все модели джинсов из «Орбиты», хорошо помнит первый трехметровый отрез, сработанный на родниковском меланжевом комбинате «Большевик».

Он и впрямь был похож на настоящую джинсовку — во всяком случае, плотнее, толще и эластичнее той ткани, что выпускается сейчас миллионами метров и пока еще легко распродается. Я бы не обратил внимания читателей на эту разницу между первым образцом и поточной продукцией, если бы уже не появились признаки скептического отношения покупателей к широко разрекламированной новинке. Первые джинсы из «Орбиты»' в ГУМе буквально расхватывались. А сейчас за продукцией фирмы «Рабочая одежда», где шьют брюки и джинсовые костюмы из «Орбиты», уже так не гоняются.

Те, кому довелось однажды купить их, предпочитают, если средства позволяют, снова идти на поклон к спекулянтам. Ну, а кому это по-прежнему не по карману, что делают они? Покупают джинсы из «Орбиты» и доводят их до желаемого вида домашними средствами: знатоки бытовой химии обесцвечивают хлорной известью, а кое-кто действует еще проще — сидя на солнышке, трет свои штаны красным кирпичом. Я беседовал со многими владельцами джинсов из «Орбиты». Вот их отзывы: брюки садятся на четыре — шесть сантиметров, быстро вытягиваются на коленях, грязь просто липнет к ним, а после двух- трех стирок новые джинсы превращаются в тряпку.

Такова оценка тех, кто имел возможность сравнить отечественные джинсы с «лучшими зарубежными аналогами» (говоря языком приказов Минлегпрома). А если перевести это на язык простого покупателя, то вывод будет звучать приблизительно так: заграничные джинсы пока что лучше наших, и потому разумно было бы считать их исходным образцом при оценке качества джинсов из «Орбиты».

Директор Ивановского научно- исследовательского института хлопчатобумажной промышленности (ИВНИТИ) Евгений Александрович Осминин и заведующий лабораторией крашения Олег Михайлович Лифенцев избрали в качестве эталона продукцию старейшей зарубежной фирмы «Леви Страус». Олег Михайлович познакомил меня с результатами сравнительных испытаний денима и «Орбиты». Масса одного квадратного метра ткани «Леви Страус»— 469 граммов, «Орбиты» — 420. В десяти квадратных сантиметрах эталонной ткани оказалось 289 продольных нитей и 189 поперечных, в «Орбите» — 260 и 140. При испытании на разрывную прочность разница в плотности дала себя знать. «Орбита» близка к эталону по прочности продольной нити, но в два раза уступает, когда рвут поперечную. Вот, наверное, почему вытягиваются наши джинсы в коленках. Справедливости ради надо признать, что «Орбита» все же очень крепка. Шуточный, но вполне точный расчет показал: если к нашим джинсам подвесить груз в три тонны — они не порвутся.

Чего же не хватает производственникам, чтобы «дотянуть» наши джинсы до эталона?
Вот некоторые высказывания специалистов.
О. М. ЛИФЕНЦЕВ:
— Красить «Орбиту» индиго несложно, но ГОСТ не допускает использование нестойких красителей.

Т. К. ЯКОВЛЕВА, главный инженер родниковского меланжевого комбината «Большевик», единственного предприятия в стране, выпускающего «Орбиту»:
— Да, действительно, наша ткань мнется и вытягивается, но цвет нашей ткани лучше американской. «Орбиту» чем больше стираешь, тем ярче становится она.

Чтобы поднять качество ткани, нам необходимо увеличить плотность по поперечной нити на двадцать — тридцать процентов и перейти с крученой на однониточную основу (продольную нить). Однако мы не можем этого сделать: наши ткацкие автоматы не предназначены для выработки тяжелых джинсовых тканей. Когда промышленность освоит производство нужных нам станков,— мы не знаем. Этим занимается с 1977 года один из машиностроительных заводов, но вести оттуда приходят неутешительные.

Мы уже сейчас могли бы улучшить отделку «Орбиты», в частности, увеличить ее жесткость и пластичность. Для этого нужен поливиниловый спирт, и совсем немного — сорок восемь тонн, в порошке. Меньше одного вагона. Этого хватило бы на два миллиона метров «Орбиты», но комбинат его не получает. Рецепт же аппретирования, рекомендованный Центральным научно-исследовательским институтом хлопчатобумажной промышленности, себя не оправдал. В конце этого года мы установим на комбинате ворсовальные машины, и «Орбита» с изнанки станет такой же мохнатенькой, как и американская джинсовка.

A. Я. КОРОЛЕВ, директор Дома моделей рабочей и специальной одежды:
— Наши швейные машины соответствующего класса просто не способны сшивать джинсовую ткань. Я уже не говорю о том, что они технически несовершенны. Швейникам нужны машины с программным управлением, с автоматическим закреплением и обрезкой нити, двухигольные машины для параллельных строчек, автоматы для пришивки карманов... Многое еще нужно. Ну, хотя бы такое импортное оборудование, какое закуплено для фирмы «Рабочая одежда». Ведь одной, даже двух таких линий на страну мало.

И дело не только в их производительности. Одна линия, без переналадки, которая экономически и технически невыгодна, может выпускать только одну модель. Скажем, мужские брюки. А женские кто будет шить? А детские? Ведь можно шить и пальто, и костюмы, и куртки разных фасонов. На любой вкус. Фабрика «Рабочая одежда» вполне справилась с тем миллионом метров «Орбиты», который дали в прошлом году родниковцы, но в этом году комбинат даст уже два миллиона, в 1980-м — четыре. А замах иа двадцать миллионов метров в год! Надо сейчас, пока не поздно, наладить выпуск современного швейного оборудования.

B. И. САЗОНОВ, художник-модельер:
— У меня сложилось впечатление, что никто не испытывал «Орбиту» на усадку. А ведь мы должны точно знать, насколько она сядет после стирки и даже при глажении. Практика показала, что она укорачивается значительно больше, чем дозволяет ГОСТ. Это значит, что родниковцы либо «забывают» пропустить «Орбиту» через усадочные машины, либо делают это небрежно. Однако меня, как модельера, особенно волнуют такие «мелочи», как эмблема, пуговицы, фирменные ленточки. Без них джинсы вроде уже и не джинсы, а мы до сих пор никак не решим, что писать на фирменных аксессуарах. Ну, не «Рабочая одежда» ведь в самом деле, как предлагает специальное художественно-конструкторское бюро, которому Минлегпром СССР поручил разработку эмблем...

Итак, сами специалисты по-разному оценивают джинсы из «Орбиты». Но есть в Минлегпроме инстанция, которая должна объективно определить их качество: аттестационная комиссия. От ее решений зависит выполнение предприятиями плана по выпуску изделий со Знаком качества. Комиссия руководствуется приказом от 25 февраля 1975 года «О порядке организации и проведения аттестации продукции в системе Министерства легкой промышленности СССР». В приказе подтверждается мудрая мысль, что все познается в сравнении, а сравнивать нашу продукцию предполагается с лучшими отечественными и зарубежными образцами. Но... приказ этот позволяет ориентироваться на любую, а отнюдь не на самую лучшую продукцию! Таким образом, получить почетный пятиугольник совсем нетрудно...

Теперь нетрудно догадаться, чего стоит Знак качества, присвоенный недавно джинсам из «Орбиты».

Появление «Орбиты» не утолило «джинсового голода». Сегодня, как и пять лет назад, миллионы покупателей вправе спросить у министра легкой промышленности СССР товарища Н. Н. Тарасова: «Уважаемый Николай Никифорович! Нельзя ли создать настоящие советские джинсы?»




Источник: http://kryaker.dwg.ru/wp-content/uploads/2013/10/ссср-85.jpg
Из блога http://kryaker.dwg.ru
via https://subbotin-alex.livejournal.com/44872.html

Про спрос:
"В 1978 году старший тренер сборной СССР по горнолыжному спорту Леонид Тягачев был задержан на таможне в международном аэропорту Шереметьево-2 при попытке контрабандного ввоза большой партии джинсов, около 200 штук, упакованных в коробки для горнолыжных ботинок."

Про советские джинсы "Тверь"

https://subbotin-alex.livejournal.com/45229.html

Метод «обратного инженеринга», которым создавалась ткань «Орбита» не сработал, что оставалось делать? Правильно! Купить завод у итальянцев. С «Фиатом» же это сработало?! Значит, получится и на этот раз!

Итак, что бы реализовать программу «Народные джинсы», были привлечены две индустриальные супердержавы – Италия и Индия. У первой купили целиком пошивочный цех, у вторых – ткань для пошивки, дополнив пресловутый ГОСТ, включив в него "нестойкий" краситель индиго. Видимо, производить её в условиях Советского Союза не решились даже на импортном оборудовании…

Надо сказать, что производимые на фабрике в г. Калинин, и моментально ставшие легендарными джинсы «Тверь», имели вполне совдеповский вид, и не так уж сильно отличались от штанов «Верея», пошитых из «Орбиты». Отечественные нитки неопределённого жёлтого цвета, отечественные стальные клёпки, ржавевшие после первой стирки (которые в некоторых моделях почему-то ставили только на задние карманы), и отечественный же замок «молния», хорошо, хоть не из пластмассы. Пишут, что на первые партии ставили импортные комплектующие, но это продолжалось не долго.

В общем, принять это за «фирму» было совершенно невозможно! Тем не менее, их, при цене в 40 - 60 рублей, буквально сметали с прилавков, и носили с большим удовольствием. Потому, что они были сделаны из настоящего денима, и по мере носки становились только лучше.

Ну а теперь сам рассказ, который я бы назвал: «рождение легенды»: Итальянское счастье Твери.
Задолго до того, как город Калинин вернул себе историческое имя и снова стал Тверью, люди в СССР твердо знали: «Тверь» — это штаны. Да-да, в середине 80-х Калинин стал «джинсовой столицей» СССР. Именно здесь в 80-е наладили промышленный выпуск первых — и, судя по всему, единственных в истории XX века – настоящих джинсов советского производства. До этого в нашей стране выпускались «брюки мужские из джинсовой ткани» — убогие тонкосуконные изделия, которые настоящие ценители за джинсы не считали. Джинсы «Тверь» из «стоячей» трущейся ткани стали настоящим прорывом в этой области. И мало кому известно, предпосылками к началу изготовления в СССР лицензионных джинсов стали война в Афганистане и Олимпиада в Москве.

Если финнам открыли «зеленую дорогу» в пищевой промышленности, итальянцы получили карт-бланш в советском легпроме. Рынок казался им бездонным, практически весь ассортимент лёгкой промышленности был в дефиците, завозить такими объемами товар из Италии было бессмысленно — да и советские власти недвусмысленно давали понять, что хорошо бы развивать промышленность непосредственно в СССР. И тогда итальянцы обратили внимание на Калининскую область. В то время наш регион являлся одной большой «пошивочной мастерской» для всей страны. Вот что сообщала о лёгкой промышленности в Калининской области советская энциклопедия: «Лёгкая промышленность включает хлопчатобумажную (Калинин, Вышний Волочек), шерстяную (Калинин, Завидово), шёлковую (Калинин), льняную (заводы по первичной обработке льноволокна в льноводческих районах), кожевенную (Осташков, Торжок, Калинин), обувную (Кимры, Торжок, Калязин), трикотажную и швейную отрасли, более 40 крупных и средних предприятий».

Чтобы оценить будущий «фронт работ», в Калинин приехали итальянские специалисты. Увиденное их сильно впечатлило. Они увидели в цехах машины и станки, многие из которых работали еще с довоенных времен. Увидели гигантские цеха, в которых работали тысячи работниц. Но больше всего их ужаснул ассортимент готовой продукции. В советской легкой промышленности введение «в производство», например, нового фасона пальто занимало примерно полтора-два года, учитывая массу согласований и утверждений. Поэтому большинство моделей, которые выпускались калининскими фабриками, вышли из моды на Западе 10, а то 20 лет тому назад.

Понятно, что итальянцы предложили использовать потенциал калининского швейного производства и освоить выпуск самой, пожалуй, остродефицитной на тот момент в СССР модели готовой одежды – джинсов. Классические джинсы в промышленном масштабе в стране не производились, их привозили моряки загранплавания, студенты-иностранцы, побывавшие в загранкомандировках советские чиновники, и на «черном рынке» их цена достигала 150 рублей за пару! Итальянцы готовы были решить эту проблему, и советские партийные боссы согласились, скрепя сердце. Джинсы, конечно, в Советском Союза считались одеждой идейно, скажем так, подозрительной, но как это объяснить иностранным партнёрам?

Калининская швейная фабрика специализировалась на выпуске мужской готовой одежды — костюмов, брюк, пиджаков. Шили здесь и военную форму для офицеров расквартированных в городе воинских частей. Чтобы именно этой фабрике доверили право наладить выпуск первых «фирменных» советских джинсов, главный инженер предприятия Галина Крюкова встретилась с итальянцами, которые выбирали производственную площадку, и убедила их сделать ставку именно на их фабрику. Итальянцев особенно впечатлило, что на Калининской фабрике к тому времени уже делали попытки выпускать джинсы. Но поскольку шили их из местных материалов, не было ни технологий, ни оборудования, ни опыта, спросом эти штаны не пользовались.

Классические (настоящие) джинсы шьют из толстого, а потому жёсткого денима, поверхностная плотность (или вес) которого 14,5 унций/ярд2 (или 495 г/м2). Вообще, джинсовая ткань бывает трех категорий: легкая («шамбре») весит от 4 до 9 унций и используется в основном для изготовления рубашек; средняя ткань весит от 10 до 13 унций — из нее шьют разные изделия, от платьев и сарафанов до традиционных пятикарманных джинсов; и наконец, тяжелая ткань от 13,5 до 15,5 унций, к которой относится и классический деним.
Деним — особенная ткань еще и из-за пряжи. Она бывает двух типов — традиционная крученая (или веретённая) и так называемая пряжа со свободным концом (пневмопряжа). До середины 70-х годов весь деним делали из крученой пряжи (Ring, R), а потом, стараясь удешевить производство, перешли на пряжу со свободным концом (Open-end, или ОЕ). Но «подлинный и благородный вид» имеет ткань, изготовленная полностью по технологии крученой пряжи. Это придает ей дополнительную прочность, мягкость и формирует однородную поверхность, включая характерную неровность. Многие фирмы указывают эту характеристику на этикетках (R/R, ОЕ/ОЕ, либо смешанный вариант R/OE). Кстати, крупнейший производитель «Cone Mills» делает в основном ткань R/R.

Надо ли говорить, что, хотя в Советском Союзе выращивали вполне кондиционный хлопок (в республиках Средней Азии), сделать качественный деним даже не пытались. Не было ни технологий, ни производства, ни специалистов, ни знаний. Мало того, по моде тех лет настоящие джинсы должны были со временем протираться — то есть менять цвет и структуру ткани. Но в СССР такие свойства ткани подпадали под определение «производственного брака». Поэтому выпуск джинсов должен был не только модернизировать существующие производственные линии, но и вносить изменения в ГОСТ. Предвидя многочисленные жалобы будущих покупателей джинсов «Тверь» на изменения цвета (не все же в то время понимали, что так и нужно), фабрика даже выпустила специальную Памятку по пользованию джинсами.

Министерству легкой промышленности СССР пришлось потратить кучу денег на закупку итальянского оборудования. Для того, чтобы фабрика смогла выпускать новую продукцию, пришлось произвести кардинальную модернизацию производства. Под джинсовый цех отвели отдельное помещение на третьем этаже основного корпуса площадью более тысячи квадратных метров, произвели в нём ремонт. О том, чтобы выпускать оригинальные джинсы, не было и речи. Поэтому была закуплена лицензия итальянской фирмы под ласковым названием «Малифичио Кальцифичио Торинезе С.п.А.». Купленная лицензия включала в себя высокопроизводительное оборудование, технологию производства джинсовой одежды, конструкцию джинсовых брюк и юбок 5-8 моделей. Кроме того, итальянцы обучали советских специалистов, производили наладку оборудования и поставляли ткань и фурнитуру.

В 1982 году был подписан приказ о начале масштабной реконструкции Калининской швейной фабрики и одновременно стали прибывать контейнеры с новым оборудованием. Вслед за новыми швейными агрегатами в Калинин прибыла итальянская делегация, чтобы помочь в наладке и с рук на руки передать секреты пошива самых модных штанов XX века.

Для провинциальной фабрики это был настоящий прорыв в будущее. Планы будоражили умы: линия была рассчитана на производство 1 миллиона единиц продукции в год! Итальянские машинки строчили как пулеметы. Аппарат по производству шлевок мгновенно выдавал ленту и сам пристрачивал детали к изделиям. Фальц-пресс устанавливал накладные карманы. Столь высокопроизводительного автоматизированного оборудования в Калинине тогда не знали. Каждые двадцать минут с конвейера должна была сходить готовая пара джинсов. В пересчете на человека приходилось по 24 пары джинсов в смену!

Надо сказать, что недостатка в желающих работать на джинсовой линии не было, так что производили отбор кандидаток. Критериями были скорость и качество работы. Из двух с половиной тысяч работниц Калининского производственного швейного объединения (КШПО) на «джинсы» отобрали две смены по 90 человек в каждой. Привлекала не зарплата – она не слишком отличалась от средней по фабрике, хотя старт линии был отмечен хорошими премиями коллективу. Моральные стимулы в то время значили немало. Чувствовать, что ты выпускаешь остромодную продукцию, было приятно. Наверное, привлекали и итальянские мастера, хотя ветераны фабрики не помнят случаев серьезных отношений между русскими девушками и гостями из Италии.

Поскольку ткань закупали в Индии, заклепки и молнии тоже были импортными (только в самом начале производства! - прим. автора журнала), отечественными в первых советских джинсах оставался фасон (говорят, модели разработали художники из Московского Дома моделей Вячеслава Зайцева, но найти этому подтверждение не удалось), нитки (их везли спецзаказом из Иваново), крой и мастерство наших швей. Неизвестно, кому принадлежит первенство в названии первых советских джинсов. Почему их решили назвать «Тверь», дав модным штанам древнее, несоветское имя города Калинина? Впрочем, джинсы с лейблом «Калинин», согласитесь, смотрелись бы диковато.

В день 75 швей шили до 2400 штук. За год Калининская швейная фабрика выпускала до 1 миллиона 200 тысяч дефицитного товара. Хотя для советского рынка это было каплей в море – потребность Советского Союза в джинсах, вообще в модной удобной современной мужской одежде, исчислялась, наверно, десятками миллионов. Товар разлетался по всей стране, а сами швеи купить их не могли. На джинсы и юбки надо было записываться в фабкоме и долго ждать своей очереди. Да и цена их была немалой — от 40 рублей за штуку.

Известно, что в мае 1983 года первые партии советских джинсов поступили в свободную продажу. Джинсы «Тверь» для многих людей стали первыми в жизни. Носились они долго — в отличие от большинства поделок наших дней. На полупустых прилавках магазинов советской торговли появился этот удивительный товар – прочные, хорошо сшитые из темно-синей ткани цвета «индиго» джинсы, с настоящими заклепками и молниями. Чуть позже настоящие джинсы «Тверь» стали появляться в районных сельпо. По идее, они должны были обмениваться у колхозников на клюкву, грибы, березовые веники (таким образом по сельпо распространялся и прочий дефицит), но зачастую продавались за деньги понаехавшим из города модникам. Торговля предлагала их по дикой по меркам советского труженика цене в 40-45 (я видел только за 60 р. в 1986 году ) рублей, но знающие люди понимали: это почти втрое дешевле, чем у фарцовщиков.

Ажиотаж был невероятным. В это трудно поверить, но в одночасье Калинин превратился в «джинсовую столицу Советского Союза». Сюда ехали из Москвы, Новгорода, Клина, приезжали даже из Сибири! Известно, что в Норильске выпускники хотели ехать учиться в калининские вузы именно потому, что там можно было купить советские джинсы. Поначалу новые остродефицитные джинсы продавали только в двух магазинах города – в «Мужской одежде» и в «Элеганте» на площади Капошвара, и очередь желающих стать счастливыми обладателями модных штанов растягивалась на сотни метров. Хвост очереди был порой такой огромный, что приходилось останавливать движение на проспекте Чайковского. «Давка была невероятная, — вспоминает один из покупателей первых джинсов. – Вокруг этих джинсов выросла целая городская мифология.

Рассказывали про умельцев, которые покупали джинсы за 40 рублей, аккуратно спарывали лейбл и пуговицу, на которых было отчеканено «Тверь», пришивали «фирменные» лейблы, везли в Москву и продавали за 120, как настоящую «фирму» — они практически не отличались по внешнему виду». Рассказывали и о каком-то парне, который несколько дней стоял в очереди за заветными штанами. И когда наконец-то получил их, вышел из магазина и тут же умер от разрыва сердца – не выдержал такого счастья. Рассказывали и о том, что студенты машиностроительного факультета местного университета могли покупать джинсы без очереди – потому что джинсы «Тверь» были «советской репликой» самой известной в мире модели джинсов 501 (что, в общем-то, правда), а специальность машиностроителей в классификаторе также носила номер 501 (на самом деле 0501)

Калининская швейная фабрика стала престижным предприятием – попасть на работу на единственное в стране предприятие, где шили джинсы, можно было только по знакомству. Впрочем, этот ажиотаж не отменял того факта, что во всем остальном мире в первой половине 1980-х джинсовая мода не стояла на месте. Джинсы постепенно выходили из моды, и чтобы спасти знаменитые штаны, французы Мари и Франсуа Гирбо в 1983 году (в год рождения советских джинсов «Тверь»!) запатентовали новую технологию «stone wash”, метод абразивной обработки джинсов искусственной или натуральной пемзой, что придавало привычным штанам совершенно иной вид. Кроме того, в моду стремительно входили мужские штаны совершенно новых форм, расцветок и моделей – «бананы», «бермуды», «стрейчи».

Конечно, «Тверь» как могла пыталась конкурировать с веяниями джинсовой моды. В 1986 году фабрика закупила и установила еще две технологические линии – по пошиву джинсовых юбок и курток. Параллельно шли эксперименты в разработке собственного отечественного денима, джинсовой ткани, которая по качеству не уступала бы импортной. К концу 80-х на советский рынок хлынули дешевые джинсы из Китая, Турции и того же Афганистана, с которыми «Тверь» уже не могла выдерживать конкуренции. К тому же в то время получили возможность легализоваться многочисленные подпольные «цеховики», которые шили джинсы во времена самого страшного дефицита на них. Мало кому известно, что карьера олигарха Михаила Прохорова начиналась в 1988 году с кооператива «Регина-88», в котором будущий миллиардер со своими друзьями выпускал самую модную на тот момент «варёнку» — джинсы со специальным «вареным» рисунком.

Джинсы «Тверь» немного не дожили до возвращения Калинину его исконного имени. Но свою задачу они выполнили – дали людям необходимый им продукт, отчего сделали многих из них чуточку счастливее.

Источник: https://konakovsky-uezd.org/2016/01/10/jeans_tver/
Tags: 80-е, В краю непуганых идиотов, жизненные практики СССР, легкая промышленность СССР
Subscribe

  • «Записки антикварщика» 2

    "..кроме людей со стороны, в моём расположении нуждались и подчинённые. Скажем, заведующая центральным овощным магазином рассчитывала иметь долю…

  • «Записки антикварщика» 1

    "..Я коммунист, член КПСС – Коммунистической Партии Советского Союза... Вступил в партию будучи молодым рабочим в 1970 году, вступил, полностью…

  • Ардашин Виктор Андреевич. Инженер-путеец 2

    Издержки суперплановой экономики Весь период существования СССР действовала плановая система хозяйствования. План стоял во главе всего. Был создан и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • «Записки антикварщика» 2

    "..кроме людей со стороны, в моём расположении нуждались и подчинённые. Скажем, заведующая центральным овощным магазином рассчитывала иметь долю…

  • «Записки антикварщика» 1

    "..Я коммунист, член КПСС – Коммунистической Партии Советского Союза... Вступил в партию будучи молодым рабочим в 1970 году, вступил, полностью…

  • Ардашин Виктор Андреевич. Инженер-путеец 2

    Издержки суперплановой экономики Весь период существования СССР действовала плановая система хозяйствования. План стоял во главе всего. Был создан и…