jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Наринский Александр Самойлович. Главный бухгалтер строительства НКВД СССР

"...Об основах американской бухгалтерии рассказывал мне мой учитель Александр Самойлович Наринский еще в середине семидесятых, в Ленинграде..К началу нэпа он уже закончил коммерческое училище по специальности «Бухгалтерский учет», а затем, экстерном - Институт народного хозяйства им. Плеханова, получив диплом с отличием.

В 30-40-е годы НКВД превратился в огромный концерн, строивший все: от военно-морских баз до уникальных заводов вроде «Норильского никеля». Даже высокогорную базу альпинистов на Эльбрусе, так называемый «Приют одиннадцати»..

Главным строительно-монтажным управлением НКВД был ГУЛАГ. Наринский стал его главным бухгалтером, и книга его мемуаров называется «Записки главного бухгалтера ГУЛАГа». Он разработал свою систему учета и подбирал для нее десятки и сотни специалистов, спасая их тем самым от общих работ - от смерти.Наринский спас немало народа, в том числе знаменитого впоследствии профессора Эриха Карловича Гильде, который был гражданином Немецкой республики Поволжья. Когда республику расформировали, многие ее граждане оказались в лагерях от Караганды до Магадана.

Всю войну Наринский строил – сначала военно-морскую базу под Таллинном, потом рокадную дорогу под Сталинградом (рельсы для нее сняли с уже построенного БАМа, где Наринский тоже успел поработать). Когда грянула смерть Сталина и все последующие события, Наринский ушел в отставку и принялся учить желающих бухгалтерскому учету. В 56 лет он защитил кандидатскую, а вскоре и докторскую диссертацию и возглавил кафедру бухгалтерского учета в Ленинградском финансово-экономическом институте им. Вознесенского.

Статья Учет и анализ себестоимости сельскохозяйственной продукции в годы нэпа и первой пятилетки
Период с 1921 по 1932 г. был насыщен значительными событиями для всей страны, особенно для сельского хозяйства. Его начало ознаменовалось введением новой экономической политики, а конец — завершением первой пятилетки. За это время удалось восстановить дореволюционный промышленный потенциал страны и приступить к индустриализации, благодаря нэпу поднять сельскохозяйствэнное производство, а затем начались коллективизация крестьянских хозяйств и связанные с ней процессы, которые привели к ликвидации нэпа. Именно тогда возникла та экономическая ситуация, которая стала источником наших современных экономических трудностей.

Большое значение имела разработка новых концепций в учете и анализе сельскохозяйственного производства применительно к новым экономическим структурам, в частности достоверного учета затрат и калькулирования себестоимости продукции, формирования цен и критериев эффективности деятельности колхозов и совхозов. В центре этой работы стоял Народный комиссариат земледелия, который вел не только организационно-плановую и управленческую деятельность, но и исследования по экономике сельского хозяйства, прогнозированию перспектив его развития и составлению соответствующих проектов и программ. Вся работа проводилась с участием двух научно-исследовательских институтов: Института организации и экономики крупного сельского хозяйства (НИОКСХЭ) Академии сельскохозяйственных наук и Института экономических исследований Госплана СССР. От Наркомзема СССР в ней участвовала группа референтов, участниками объединенной бригады были такие крупные специалисты, как Л. И. Любошиц (будущий профессор и зав. кафедрой Воронежского сельскохозяйственного института), Л. М. Гатовский (будущий член-корреспондент Академии нзук РССР), Ш. А. Турецкий (референт Госплана СССР), входили в нее и начинающие научные работники, в том числе и автор этих строк.

Работа начиналась не на пустом месте, В 20-х годах, в разгар нэпа проблемой себестоимости занимался профессор А. В. Чаянов, возглавлявший тогда научно-исследовательский институт сельскохозяйственной экономики. С большой группой исследователей он изучал проблемы себестоимости сахарной свеклы. Но в мае 1930 г. А. В. Чаянов был изгнан из науки.

В дальнейшем в экономическую работу Наркомзема включился аппарат созданных отраслевых объединений совхозов "Скотовод", "Свиновод", "Овцевод". Для оценки эффективности производства во всех секторах сельского, хозяйства (совхозного, колхозного, крестьянского) в качестве критерия была принята себестоимость. Это было необходимо для сопоставимости производственных калькуляционных расчетов. Требовалась соответствующая методика.

Первостепенное значение имело решение вопроса о составе затрат, подлежащих включению в нее. В марксистской политической экономии в те времена себестоимость продукции отождествлялась с издержками производства (по Марксу С + V). Для хозяйственной практики такой подход был неприемлем, поскольку противоречил принципам коммерческого расчета: он не обеспечивал полную сопоставимость фактических затрат с ценами, которые должны были покрывать затраты.

Для устранения этого несоответствия была выдвинута концепция себестоимости, предусматривающая не только сочетание затрат средств производства (предметов и средств труда) и заработной платы, но и включение элементов прибавочного продукта, выступающих в виде затрат хозрасчетного предприятия. Эту идею высказал в 1929 г. Л. И. Любошиц, а в дальнейшем она была развита его учениками А. М. Фабричновым и А.С. Наринским, хотя их трактовки этого вопроса не совсем совпадали. Речь шла о включении в себестоимость продукции отчислений на социальное страхование, процентов за кредит, ряда расходов социального характера, уплаченных штрафов и пени и т. п.

Учетные данные для калькулирования себестоимости продукции в крестьянских хозяйствах содержались в крестьянских бюджетах, ведение которых на местах организовали статистические органы. В них был сосредоточен обширный комплекс показателей, взаимно увязанных и сбалансированных. Исследовательская бригада использовала для работы более 4000 бюджетов из разных регионов страны. В совхозах же вели бухгалтерский учет, но его методику требовалось уточнить, чтобы обеспечить полноту включения затрат в себестоимость продукции.

Сложнейшими вопросами калькулирования себестоимости продукции стали оценка сопряженной побочной продукции и отходов, разграничение между ними затрат, формирующихся в едином производственном процессе. В зерновом хозяйстве речь шла о зерне и соломе, в молочном животноводстве — о молоке, теленке и навозе..

Для выполнения этой работы потребовалось предварительное решение ряда дискуссионных вопросов: следует ли распределять (разграничивать) затраты между видами продукции и калькулировать каждый из них или оценивать их в комплексе; как производить это распределение?

Необходимость распределения затрат была признана на том основании, что разные виды продукции в неодинаковой степени реализуются на сторону, перерабатываются предприятием или используются для личного потребления. Разная структура их использования требует особой оценки каждого вида продукции для списания затрат по разным их направлениям. Были и возражения, исходящие из того, что распределение затрат при любой его базе носит искусственный характер, повышает трудоемкость учета и зачастую дает нереальные результаты.

Для распределения затрат были предложены пять методов: использование коэффициентов, основанных на биологических и технологических признаках каждого вида продукции и отходов; локализация затрат по отдельным операциям; установление твердых цен на второстепенные виды продукции или отходы; оценка побочной продукции и отходов в зависимости от отношения в зависимости от избранных признаков (прежде всего в зависимости от наличия в них конкретных полезных веществ).

Возражение против этого метода заключалось в том, что биологические признаки производственных явлений и процессов во многих случаях не могут определять их экономическую характеристику. Так случилось в 20-х годах при распределении затрат в зерновом хозяйстве между зерном и соломой, в результате чего образовались "соломенные миллионы". Затраты, материализованные в соломе, оказались бросовыми, поскольку значительную ее часть нельзя было использовать.

Метод локализации затрат заключался в том, что изыскивалась возможность обособления отдельных производственных процессов с тем, чтобы связанные с ними затраты отнести на продукцию по прямому признаку. Это требует специальных расчетов. Так, при локализации затрат, образующих себестоимость теленка, исходят из количества кормовых единиц, необходимых для формирования его организма и особо для получения литра молока. По соотношению кормовых единиц теленок приравнивается к определенному количеству молока (сначала к 100 л, потом к 150). Себестоимость одного литра умножалась на это количество, и получали себестоимость теленка.

Оценка побочной продукции и отходов в зависимости от условий их утилизации основывалась на том, что их по стоимости приравнивали к тем материалам, которые они заменяли. Так, навоз приравнивался по стоимости к определенному количеству минеральных удобрений или строительных материалов (при замене их саманом, для изготовления которого применяется навоз).

Возражения против метода локализации затрат сводились к указанию на его трудоемкость и недостаточную надежность из-за невозможности разграничения отдельных операций. Поэтому на деле он сочетался обычно с применением натуральных коэффициентов и норм, что можно видеть на приведенном выше примере локализации затрат для исчисления себестоимости теленка.

Кроме того, в этом конкретном примере вызывала сомнение низкая себестоимость теленка, исчисленная таким способом, резко отличающаяся от свободных цен, складывающихся на рынке под влиянием соотношения спроса и предложения. Оценка второстепенной продукции по твердым ценам была отвергнута как субъективная и условная.

Для работы исследовательской бригады был принят метод распределения затрат пропорционально стоимости разных видов продукции, определенной согласно действующим ценам. Были и возражения, заключающиеся в том, что не цена определяет себестоимость, а, наоборот, себестоимость служит основой цены, что при этом методе себестоимость теряет зависимость от производственных факторов.

Однако важнейшим преимуществом этого метода было признание реальности фактов, положенных в основу расчетов, их простота и зависимость от воздействия экономической ситуации (уровня и соотношения свободно формируемых тогда цен).
В последующие десятилетия отношение к упомянутым выше методам менялось. В разное время приобретали приоритет то одни из них, то другие. Так, в течение ряда лет навоз оценивали по твердым ценам (1,5 руб. за тонну) независимо от условий его использования в разных регионах страны.

Потом в Положении по учету и калькулированию себестоимости сельскохозяйственной продукции была рекомендована локализация затрат исходя из стоимости подстилки и некоторых других затрат. Одновременно стала применяться локализация затрат в молочном скотоводстве, хлопководстве, парниковом хозяйстве. Идея локализации затрат развивалась и обосновывалась в литературе, в частности в трудах профессора А. Д. Ларионова.

В дальнейшем полностью отказались от метода распределения затрат пропорционально оценке всех видов продукции по действующим ценам. Этот рыночный вариант калькулирования себестоимости был наследием нэпа и не отвечал условиям плановой системы управления. Наряду с исследованием общих вопросов формирования затрат и калькулирования себестоимости продукции в сельском хозяйстве изучались также особенности их решения в разных его подотраслях. В первую очередь внимание привлекало свиноводство, с развитием которого связывались надежды на решение мясной проблемы.

При построении методики учета и анализа затрат в свиноводстве исходили из того, что каждая возрастная группа свиней имеет свои особенности выращивания. На этой основе определялся метод учета затрат и калькулирования себестоимости продукции, сходный с попередельным методом в промышленности. Каждая возрастная группа представляла собой особый передел, и переход животных из одной группы в другую определял последовательность и порядок формирования конечной продукции по пути к последнему переделу. В каждом из этих переделов была особая единица измерения (1 голова, 1 кг привеса, 1 кг конечного веса).

В каждой группе выявлялись характерные для нее причины, влияющие на повышение и снижение себестоимости продукции. В частности, себестоимость поросенка в момент его отъема от свиноматки определялась условиями содержания маточного стада, плодовитостью свиноматок и уровнем отхода молодняка. В группах ремонтного молодняка решающую роль играли уровень отхода, продолжительность содержания и тип откорма. Разработка методики учета не была самоцелью, на ее основе исследователи хотели получить достоверную информацию для анализа совершавшихся экономических процессов и оценки эффективности новых экономических структур. За результатами этой работы должны были последовать практические меры.

Будучи убежденными марксистами, исследователи полагали, что результаты их работы подтвердят высокую эффективность новых социалистических форм производства. Однако в ходе исследования рассеялись иллюзии о высокой эффективности новых экономических структур и их превосходстве над крестьянским хозяйством.

В целях сравнительного анализа эффективности производства было исследовано формирование себестоимости основных видов продукции в разных секторах и в крестьянском хозяйстве. Для приближения методики калькулирования в крестьянском хозяйстве к принципам учета затрат в государственном секторе затраты труда крестьян, учтенные в натуре, оценивались исходя из заработной платы сезонных рабочих, что обеспечивало сопоставимость показателей.

В крестьянском хозяйстве были обнаружены существенные различия в себестоимости продукции разных социальных слоев деревни: бедняков, середняков, зажиточных ("кулаков"). Подтвердилось, что наиболее низкая себестоимость продукции была в хозяйствах зажиточных крестьян. Их продукция оказалась значительно более дешевой, чем в совхозах. Особенно отчетливо это выявилось при разработке плановых калькуляций себестоимости продукции, совхозов на 1931 г. Осенью 1930 г. они рассматривались на широком совещании в Наркомфине СССР В нем участвовали представители совхозных объединений, Нарком-зема СССР, НИОКСЗЭ и Института экономических исследований Госплана СССР.

Результаты сопоставления разных материалов повергли всех в уныние. Еще раз подтвердилось, что затраты совхозов были значительно выше, чем в крестьянских хозяйствах, даже после устранения несопоставимости статей затрат. Возросшие издержки на механизацию работ не возмещались повышением продуктивности производства. Значительны были административно-управленческие расходы, о которых не могло быть и речи в крестьянских хозяйствах.


В отчетных калькуляциях эти затраты были еще выше и дополнялись крупными потерями от падежа молодняка и низкой продуктивности стада. В частности, была значительна яловость коров. В полеводстве как в совхозах, так и особенно в колхозах отрицательно сказывалась засоренность пашни сорняками. Конечно, многое было обусловлено трудностями организационного периода и в дальнейшем изживалось, хотя медленно и в неполной степени. Работа тракторов и автомашин не была дешевле, чем работа на конской тяге. Здесь сказывались высокие затраты на горючее, запасные части, на ремонт. Недостаток запчастей приводил к тому, что часть парка тракторов и автомашин оказалась "раскулаченной" на запасные части.

Все лето 1932 г. по командировке Наркомзема провели в хозяйствах Западной Сибири, Алтая и Северного Казахстана референты Наркомзема СССР А. Н. Брюханов, Ф. X. Канаш и А. С. Наринский, которые познакомились на месте с этими негативными фактами и доложили о них наркому Я. А. Яковлеву. Были подчеркнуты три фактора: резкое снижение заинтересованности работников, текучесть рабочей силы, особенно в колхозах, низкий профессиональный и моральный уровень руководителей. На основании этой информации было решено предоставлять рабочим совхозов участки земли для ведения личного хозяйства и применять натуральное их премирование за сохранность поголовья


Первые материалы исследования с некоторыми предварительными выводами были опубликованы в 1930 г. в сборнике Госплана СССР "На новом этапе социалистического строительства", вышедшем под редакцией председателя Госплана Г. М. Кржижановского (Планиздат, 1930 г., т. 2). В него были включены две статьи: о себестоимости продуктов полеводства и о себестоимости продуктов животноводства. Информация была очень ограничена.

Потом открытая публикация этих материалов прекратилась: они явно противоречили официальным суждениям того времени. В конце 1931 г. был составлен и размножен в ограниченном количестве экземпляров доклад по результатам двухлетнего исследования. В нем, в частности, утверждалось, что без государственной дотации совхозы не смогут работать. Необходимая сумма на 1932 г. была определена в один миллиард рублей. Соответствующая докладная записка за подписью наркома земледелия Я. А. Яковлева была направлена в Госплан СССР.

Вопрос обсуждался в Госплане на заседании авторитетной комиссии с участием ученых, вплоть до представителей Института красной профессуры. Возражения носили чисто идеологический характер и исходили из концепции безусловного преимущества крупного социалистического хозяйства над мелким крестьянским. Именно тогда прозвучало утверждение, что с крестьянским хозяйством нам из нужды не выйти. В дотациях было отказано. Инцидент имел неприятные последствия. В феврале 1932 г. в "Правде" появилась статья, в которой Наркомзем СССР и его руководство клеймились за неверие в жизнеспособность социалистических форм хозяйствования.

Но в дальнейшем реальная жизнь взяла свое: была установлена система дотаций для совхозов, которая действовала на протяжении многих лет. От надежд на дешевую продукцию совхозов пришлось отказаться.

В конце 1932 г. работа исследовательской бригады прекратилась. Для колхозного сектора эти исследования стали последними, поскольку для него проблема себестоимости была снята. Показателем, определяющим здесь результаты хозяйственной деятельности, стал доход в расчете на единицу затраченного труда. Снята была и проблема связи цен на сельскохозяйственную продукцию с фактической их себестоимостью."

*******
статья "Учет на стройках Гулага"
Тема ГУЛАГа очень популярна в литературе, особенно в публицистике. В многочисленных посвященных ей произведениях зачастую недостаточно полно раскрываются вопросы экономики, в том числе бухгалтерского учета, хотя ГУЛАГ осуществлял огромную, разностороннюю производственную деятельность, составляющую значительную часть процессов индустриализации страны в 30-е, 40-е и 50-е годы. Она включала так называемые «стройки коммунизма», сооружение знаменитых каналов, первого БАМа, металлургических комбинатов, железных дорог и многоо другое.

Как ни относиться к этой системе, бесспорно, что она оставила нам в наследство большое количество новых производств и целые их отрасли, имевшие впоследствии большое.экономическое значение.

Одной из особенностей управления этой большой и сложной системой было единство экономической службы, объединявшей планирование, финансы и бухгалтерский учет. В течение 28 лет ее возглавлял генерал-майор Л.И.Берензон. Его компетентность признавал хорошо знавший его профессор А.С. Маргулис в бытность его начальником управления бухгалтерского учета Минфина СССР.

На системе управления сказывались некоторые общие особенности ведомства внутренних дел. Во-первых, это его независимость от внешних контрольных и директивных органов вплоть до партийных комитетов разных рангов. Система замыкалась пишь на высшем уровне партийного руководства. Во-вторых, кадровая политика, установленная еще Ф.Э. Дзержинским, была свободна от формального подхода и ориентирована на персональную, постоянно проверяемую оценку человека. Такие признаки, как партийность и происхождение, хотя и имели определенное значение, но зачастую отступали на второй план по сравнению с деловыми качествами человека, В частности, такой в то время порок, как беспартийность, не смог помешать Н.А. Френкелю занять высокий пост начальника Главного управления лагерей железнодорожного строительства в звании генерал-лейтенанта, а бывшему заключенному Инжиру стать главным бухгалтером гигантского строительства и лагеря канала «Москва-Волга».

Благодаря некоторым специфическим особенностям этого ведомства, о которых сказано выше, а также пойдет речь ниже, в нем сложился коллектив опытных высококвалифицированных руководителей учета. Здесь можно назвать В.Н. Кипарисова (сына профессора Н.А. Кипарисова), автора книг по бухгалтерскому учету в строительстве, являвшегося одним из заместителей Л.И. Берензона; П.И.Злобина, известного экономиста, возглавлявшего бухгалтерию ГУЛАГа; К.С. Джибладзе, главного бухгалтера Главпромстроя МВД;A.A.Санова, главного бухгалтера Тагилстроя, автора первых книг по журнально-ордерной форме учета; Э.К. Гильде, главного бухгалтера строительства Волго-Балтийского канала (будущего профессора). Этот список можно было бы значительно расширить.

Л.И. Берензон считал бухгалтерский учет основным звеном экономической работы. Он пережил трех грозных наркомов (Г.Г. Ягоду, Н.И. Ежова, Л.П. Берию), был независим и смел. При его активном содействии выдвигались на руководящие должности многие молодые специалисты. Этому порядку был нанесен страшный удар Н.И. Ежовым в 1937—1938 гг., когда была репрессирована значительная часть руководящих кадров ГУЛАГа.

Формировать квалифицированный бухгалтерский персонал в лагерях было несложно, так как среди заключенных всегда было немало крупных специалистов бухгалтерского учета, оказавшихся там как по политическим статьям (мнимое вредительство и пр.), так и по уголовным (должностные злоупотребления). Их использованию на работе иногда мешали режимные ограничения, но штатных ограничении почти не было. Здесь существовали благоприятные условия для служебного продвижения вследствие мобильности всей системы и ее подразделении

Стройки ГУЛАГа мало походили на современные строительные организации. Их специфические особенности определяли организацию и методы учета производственной и хозяйственной деятельности. Остановимся на некоторых из них.
Строительное производство и лагеря представляли собой организационное единство. В начальный период их существования на небольших строительствах они зачастую учитывались на общем балансе, но были тесно связаны системой постоянных хозрасчетных взаимоотношений.

Начальник строительства был одновременно начальником лагеря. При этом доминировали интересы строительного производства. Закрытый характер строек, лагерей и их значительная территориальная обособленность определили многоотраслевой характер их хозяйств, так как требовалось удовлетворять свои производственные и прочие нужды собственными силами. Поэтому в составе строительства — лагеря, кроме основных строительных организаций, действовали промышленные предприятия, электростанции, леспромхозы, железнодорожный транспорт, совхозы, предприятия торговли и общественного питания, связь и иногда собственная авиация.

Каждое строительное подразделение имело единое комплексное хозяйство, не допускавшее самостоятельного статуса и баланса для эксплуатации строительных машин и механизмов, для органов снабжения и вспомогательных производств.Каждое строительное подразделение имело единое комплекс сное хозяйство, не допускавшее самостоятельного статуса и баланса для эксплуатации строительных машин и механизмов, для органов снабжения и вспомогательных производств.

Руководителями многих строек были высококвалифицированные специалисты. Профессорами были И.В. Комзин, А.Н.Комаровский, В.Д.Журим. Многие годы строительные организации возглавляли Н.А.Френкель, Г.Д. Афанасьев, И.А. Кронов и многие другие.

Тип такого руководителя показал Василий Ажаев в своем знаменитом в 40-е годы романе «Далеко от Москвы» в лице Батманова (прототипом его был начальник Дальневосточного строительства ГУЛАГа Барабанов).

Высокая квалификация руководителей учетной и финансовой работы способствовала хорошей организации производства и хозяйственного управления. Приведу лишь некоторые факты. На железнодорожном строительстве была впервые осуществлена система подвижных строительных колонн (идея Н.А. Френкеля), на уральских стройках была внедрена система внутрипостроечного хозрасчета с его балансовым отражением (идея полковника Афанасьева и инженера Будасси). На Вопгострое и Тагилстрое были разработаны новые формы строительного учета (ИМ. Злобин и М.М. Санов), на гидротехнических стройках были предложены и осуществлены методы нормативного учета и калькулирования себестоимости строительства (Э.К. Гипьде и А.С. Наринский). По-новому была организована сводно-аналитическая и инструкторская работа на строительстве Балтийских военно-морских баз, применены методы интеграции оперативного и бухгалтерского учета на строительстве канала «Москва-Волга».

Замкнутый и многоотраслевой характер строительств определили их балансовую структуру, которая имела несколько уровней. На нижнем находились балансы основных (строительных) подразделений, вспомогательных и других предприятий. Они вливались в балансы отраслевых отделов, составлявших средний уровень балансовой структуры: торгового, снабжения, сельскохозяйственного, лесного, в некоторых случаях и других отделов (проектно-изыскательского, медико-санитарного). Внутри строительств действовали также многие субподрядные организации своей системы. На верхнем уровне находился баланс центральной бухгалтерии, куда вливались балансы отраслевых отделов и балансы тex низовых организаций, которые не были подчинены отраслевым отделам.

Существенные особенности были присущи балансовой структуре строительств, организованных по линейному принципу: железнодорожных, шоссейных и др. Здесь организационными и балансовыми единицами были территориально обособленные участки и дистанции, в балансах которых обобщалась деятельность всех предприятий и организаций, действовавших в каждом таком подразделении. На строительствах применялась система внутреннего и внешнего хозрасчета. На крупных стройках были организованы филиалы Стройбанка, где открывались счета хозрасчетных балансовых подразделений, Там же, где таких филиалов не было, счета открывались в бюро взаимных расчетов, входившем в состав центральной бухгалтерии или финансового отдела строительства. Расчеты между всеми подразделениями вели по плановым или нормативным ценам.

Контрольная работа замыкалась внутри системы. Внутренний контроль вела бухгалтерия стройки, а внешний — вышестоящая организация в форме ежегодных документальных ревизий. Внешние контрольные органы (финансовые, государственные, партийные и другие) не принимали участия в проверке деятельности лагерей-строек. Монополия бухгалтерии в осуществлении внутреннего контроля повышала ее престиж и влияние. Борьбе со злоупотреблениями способствовала также возможность получения информации, которой располагали режимные организации.

Совершенно специфичен был учет деятельности лагерей. В основе планирования и учета его затрат лежала лагерная смета,методика составления которой сложилась еще в Соловецком лагере и долго сохраняла стабильность и унифицированный характер. В смете разграничивались разделы, отражающие разное направление затрат: административное управление, охрана, виды обслуживания (продовольственное, вещевое, коммунально-бытовое, медико-санитарное, культурно-воспитательное). Основой сметы были нормативы, часть которых утверждалась централизованно, а другие принимались на месте.

В соответствии с составом затрат был организован их синтетический и аналитический учет. В пределах общего собирательно-распределительного счета выделялись субсчета, соответствующие разделам сметы, а внутри их — статьи затрат.
Систематически велся учет наличия и движения контингента лагеря по категориям его использования. В этой классификации выделялись четыре группы: работники производственной сферы, хозяйственная и лагерная обслуга, больные неработающие, прочие неработающие (отказники, разутые и раздетые, находящиеся в штрафных и следственных изоляторах и др.)- По каждой группе исчислялся средний списочный состав, а по производственной группе — количество отработанных человеко-дней. Экономическое значение этой классификации заключалось в том, что на ее основе исчислялась себестоимость одного списочного й отработанного человеко-дня.

Одной из особенностей учета в лагерных стройках был способ включения в себестоимость их продукции трудовых затрат лагеря. Они определялись величиной расходов на содержание лагеря, но этот порядок имел два варианта. Если лагерь не переведен на хозрасчет, а его затраты учитываются на общем балансе производственной (строительной) организации, то вся сумма его фактических затрат включалась в себестоимость продукции и услуг стройки в виде особой калькуляционной статьи. Она распределялась между сферами производства и объектами калькулирования в зависимости от количества отработанных человеко-дней, которое расценивалось исходя из средней себестоимости отработанного человеко-дня. При этом кредитовался счет затрат на содержание лагеря и дебетовались производственные счета.

Принципиально иной характер приобретали расчеты за рабочую силу и учет трудовых затрат после перевода подразделений лагеря на хозяйственный расчет. Объектом этих расчетов стала оценка работ, выполненных лагерем в соответствии с трудовым законодательством, по ставкам и расценкам, установленным для вольнонаемных рабочих. Это позволяло обеспечить сопоставимость фактической себестоимости строительно-монтажных работ с показателями строительных смет. Соответственно была упорядочена документация о выработке применительно к общегосударственным формам.

Разница между оценкой труда контингента лагеря по затратам на его содержание, с одной стороны, и ставками вольнонаемных рабочих, с другой, составляла прибыль и убыток лагеря. Опыт показал, что эта прибыль была незначительной или вовсе отсутствовала.

Эта разница (в виде отклонений, не подлежащих возмещению) перечислялась управлению строительства и присоединялась в сводном балансе строительства со знаком плюс или минус к фактической себестоимости продукции и работ по статье «Заработная плата».


Что касается учета затрат, производимых хозрасчетными строительными организациями, то в годы функционирования ГУЛАГа в каждой из них велся, как правило, комплексный учет: на их балансах учитывали не только затраты на строительные работы, но и вспомогательное производство, эксплуатацию строительных машин и механизмов. Исключение составляли лишь крупные промышленные предприятия, выделявшиеся на самостоятельный баланс.

Наряды на производство работ в условиях хозрасчета использовали для двух целей: во-первых, для расчетов между лагерем и строительством, во-вторых, для исчисления в лагере продовольственного и денежного довольствия заключенных в соответствии с их выработкой. Самым трудоемким делом было определение индивидуальной выработки, что было крайне необходимо, так как нормы довольствия, определяемые выработкой, были очень дифференци-рованны. Расчеты усложнялись еще и тем, что их следовало производить ежедневно, а в некоторых лагерях - по пятидневкам.

Техника ежедневной раздачи дифференцированного питания требовала предварительной выдачи каждому заключенному соответствующих разнообразных талонов. Для этого чаще всего использовали трамвайные билеты далеких городов и часто меняли их. Это создавало необходимость учитывать их как бланки строгой отчетности и .фиксировать их движение на счетах многих подотчетных лиц. При этом возникали трудности. Так, однажды в одном из северных лагерей задержалась на один день доставка билетов из Одессы (тогда эти билеты не были унифицированы по стране, что облегчало их использование в лагере). Пришлось принять крайние меры. С помощью профессионального гравера, осужденного за подлоги, и под надлежащим контролем за одну ночь были изготовлены необходимые клише из старой калоши и отштамповано необходимое количество талонов.

Своеобразные условия оформления и обработки документации о затратах сделали возможным сочетание бухгалтерского и оперативно-статистического учета. Этой обработкой повседневно занималась на протяжении месяца особая группа лиц. Потом эти расчеты использовали для накопления в течение месяца нарастающих данных о трудовых затратах и их включения в систему бухгалтерских записей. Накапливались также данные о материальных и других затратах, что резко сокращало срок составления отчетности.

Чтобы избавиться от трудностей натуральной дифференциации норм питания, в 1935 г. была предпринята попытка использовать для этой цели денежные расчеты. Для всех категорий узников лагеря была установлена одинаковая норма питания, а разница в производительности и квалификации труда оплачивалась деньгами.

За деньги каждый заключенный мог купить дополнительное блюдо и продукты в столовой или магазине. Появление денег в лагере имело тяжкие последствия: развернулась карточная игра, грабежи, вымогательство взяток лицами, принимавшими работу
и подписывавшими соответствующие документы. Эксперимент был быстро прекращен.

В большинстве лагерей отчетность была своевременной и даже досрочной. За досрочное ее представление выдавалась премия от 30 до 100% к заработной плате при наличии заключения о хорошем ее качестве. Но это достигалось не только хорошей организацией учета, но и избытком квалифицированных учетных работников. Часто представлялась возможность «показать товар лицом». Такой случай был после завершения строительства канала «Москва-Волга» в msq 1937 г. Когда по каналу прошли первые теплоходы с именитыми гостями, то к этому времени был подготовлен и издан изящной книжкой отчет о строительстве.

В нем содержались цветные фотографии основных сооружений канала и под каждой фотографией, наряду с эксплуатационной характеристикой сооружения, были приведены данные о составе и объемах работ, об их общей стоимости, о себестоимости каждого вида работ и их натуральных единицах. Данные были подсчитаны по состоянию на 20 апреля. Следовательно, вся работа, начиная с оформления и приемки документов вплоть до типографского издания отчета, была выполнена за 12 дней. А обобщить пришлось учетные данные нескольких десятков балансовых подразделений.

Впоследствии, когда эта система распалась на многие гражданские ведомства, ее опыт и кадры были широко использованы.
На крупных строительствах себестоимость строительно-монтажных работ калькулировали в разрезе сооружений, а внутри — по видам работ. В таком же порядке контролировали соблюдение фондов заработной платы. На некоторых строительствах, в частности, канала «Москва-Волга», строительные подразделения представляли в центральную бухгалтерию два вида отчетов о себестоимости работ: месячный бухгалтерский и полумесячные оперативные отчеты. Источником данных для оперативной отчетности было накопление на протяжении месяца ежедневных или пятидневных результатов обработки документации о затратах, о чем сказано выше. Сопоставление бухгалтерских и оперативных отчетов, наличие или отсутствие значительных расхождений между ними давали основания для оценки качества учета в соответствующих подразделениях.

В целом учет был оперативен и аналитичен, не очень громоздок и трудоемок. Его можно было вести в таком виде лишь при той высокой обеспеченности строек квалифицированным учетным персоналом, которая была характерна для данной системы."
Источник: Бухгалтерский учет 1992 №11, 1993 №1
Tags: 30-е, 40-е, сельское хозяйство СССР, строительство, технологии, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments