jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

ИНЖЕНЕР НА КАРТОШКЕ

Странная помощь… Цена экономики шефства
14 апреля 1982 г. ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА №15
Рубрика: Что вы об этом думаете?
В конце сентября группа студентов работала в подшефном совхозе, и вот в одном доме, где жили ребята, хозяйка высказалась в таком роде: «У меня-то в дому и картошка, и моркошка, и помидоры - все с огороду. И у каждого здесь то же самое, так что нам-то наплевать, пошли вы на поле или нет».

Не знаю, как на ребят, а на меня эта речь произвела впечатление. Вспомнился день приезда, когда в отделении, где предстояло работать, постелей выделили лишь для половины приехавших. «А у нас больше нет!» — заявил управляющий. «Зачем же вы запрашивали столько людей?» — «Mы вас сюда запрашивали, чтобы зимой накормить». Вспомнил и другой характерный разговор с председателем сельской администрации: «Корзины поломались, нечем работать!» - Ничего не знаю, сами поломали, сами и выкручивайтесь, не приставайте с этим больше ко мне».


Нынешняя помощь селу, более или менее успешно решая узкую утилитарную задачу, в то же время порой разлагающе действует на всех, кто имеет к ней отношение, корреспонденты местной газеты во время рейда по одному из районов Владимирской области спросили: почему из 111 картофелеуборочных комбайнов в хозяйстве работают только 46? Среди ответов был и такой: «А если пустить все комбайны, то чем тогда занять шефов?».


Городской работник тоже делает для себя кое-какие выводы. После того как родное предприятие свободно обходилось без него целый месяц, призывы «беречь каждую рабочую минуту» вряд ли произведут на него впечатление.
У работника управленческого звена при более или менее широких (в зависимости от ранга) возможностях маневра людскими и материальными ресурсами нет никаких особых стимулов заниматься анализом, искать какие-то новые пути, выявлять причины.

И вот уже районный работник, давая напутствие перед сенокосом, строго предупреждает: «Мы не будем спрашивать, сколько сена заготовил колхоз или совхоз, мы будем спрашивать, сколько сена заготовил политехнический институт». Местная газета гневно бичует завод «Электрокабель» за несвоевременный пуск колхозного кормоцеха, а руководство ВНИИ синтеза минерального сырья дает объяснения по поводу неудовлетворительного состояния дел в подшефной ферме.

Появились поля, закрепленные за академическими институтами, и здесь вопрос стоит уже так: «Вот вам поле — растите картошку, ну, а колхоз вам поможет». Какой неожиданный поворот шефской помощи!
Все эти и многие другие странности, по-моему, происходят оттого, что при грандиозных и все более расширяющихся масштабах шефской помощи у нее нет научного, экономического обоснования.

Есть экономика промышленности, есть экономика сельского хозяйства, а шефская помощь существует вне их обеих, скорее даже над ними, в некоей умозрительной административной сфере. По этой причине фактически неизвестна точная себестоимость ни промышленной, ни сельскохозяйственной продукции, а с неточными исходными данными не поможет даже самая совершенная, самая научная и автоматизированная система управления.

Я, конечно, понимаю, что, когда гибнет картофель на полях, не время щелкать костяшками счетов. Урожай надо убрать любой ценой, но потом-то непременно разобраться, почему пришлось платить, эту цену. И долго ли еще ее платить? Понятно, что сейчас не обойтись без массовых приездов горожан на село, и шефы селу нужны, хотя организация этой работы не может сводиться, как в первом классе, только к тому, чтобы к каждому неуспевающему Пете был прикреплен успевающий Ваня.

Мой взгляд горожанина поневоле односторонний. Из деревни может прийти письмо, где те же самые проблемы будут представлены совсем в другом свете. Работники, которым то и дело приходится разбирать взаимные претензии города и села, видят, наверное, грани шефства, ускользающие от внимания других заинтересованных сторон. Так не пора ли от этих субъективных воззрений перейти к выработке объективной, научно обоснованной концепции?

Поставить вопросы легче, чем на них ответить. Я не пытаюсь это сделать. Видимо, главное слово должно быть за экономистами. Но я совершенно точно знаю, каким должен быть первый шаг: прежде чем решать проблему, надо признать, что она существует. Хватит уж в шефской помощи селу руководствоваться принципом; «Год прошел — ну, и ладушки!»

А. РАЗДОБРЕЕВ, доцент Владимирского политехнического института

Ниже публикуется письмо ленинградского инженера-патентоведа Эрнста Семеновича Орловского в "Литературную газету". Письмо посвящено методам "восполнения" нехватки рабочей силы в сельском хозяйстве, с которыми хорошо знаком почти каждый советский горожанин. Целый фольклор уже сложился вокруг этого хозяйственного и социального абсурда. В свойственной ему сдержанной манере автор, уже известный в Самиздате (одно из его писем опубликовано в № 5 нашего журнала за 1984 г.), пробует вникнуть в суть дела. "Литературная газета" откликнулась на письмо Э.Орловского канцелярской отпиской на готовом бланке.

Письмо печатается без ведома автора с незначительными сокращениями.

"Товарищи ученые, доценты с кандидатами, Замучились вы с иксами, запутались в нулях, Сидите, разлагаете молекулы на атомы, Забыв, что разлагается картофель на полях."
Владимир Высоцкий


Уважаемая редакция! Я целиком и полностью согласен с каждой строкой статьи (письма) А.Раздобреева "Странная помощь..." ("ЛГ" от 14 апреля 1982 г.). Я уверен, что вы получите сотни писем в поддержку высказанных А.Раздобреевым мыслей. И я очень сомневаюсь, чтобы кто-нибудь мог по-деловому оспорить их.

Но ведь десятки подобных статей уже публиковались и месяц назад, и год назад, и 5, и 10 лет назад - и в вашей газете, и в 'Труде", и в "Известиях", и в "Социалистической индустрии", и даже в "Правде". И что же? А ничего! Если что и меняется, то лишь к худшему. Сперва рабочих, служащих, инженеров, школьников, студентов направляли лишь на уборку картошки и хлопка, да на разгрузку картошки в периоды массового завоза.

Теперь уже направляют в колхозы, совхозы, на овощные базы в течение всего года - и на прополку, и на сенокос, и на переборку овощей. Не редкость направление инженеров н служащих на помощь в сборочные цеха, на стройки, на уборку снега и льда и другие работы по благоустройству. А недавно ваша газета писала о направлении людей на книготорговые базы, а 'Труд" - о направлении на хлебозаводы.

Очень важен нравственный аспект этой проблемы. Если человек может по документам сидеть за кульманом, а фактически перебирать картошку, то почему же нельзя именовать снабженца грузчиком, а продукцию, выпущенную 1-2-3 числа, учитывать как произведенную 30-31 числа предыдущего месяца? Если людей изо дня в день приучать к тому, что допустимо в некоторых случаях писать не то, что есть на самом деле, то такая привычка неизбежно обнаружит тенденцию к распространению на другие случаи.

Ни в одном опубликованном документе не предусмотрено сохранение за направленными на сельскохозяйственные и т.п. работы полного заработка по месту основой работы. Но повсеместно в этих случаях выплачивается полный заработок и все виды премий. И я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь отказался от этой оплаты.

Наоборот, во многих случаях, кроме полной оплаты за день, полностью - или чаще частично - отработанный на сельскохозяйственных работах, работники требуют и получают оплаченный отгул на полдня или даже на 1-2 дня (недавно ваша газета писала, что этот порядок очень удобен для тех, кто готовит диссертацию без отрыва от производства) . И коммунисты отнюдь не показывают примера сознательности и бескорыстия.

Качество работы как правило ниже среднего, так как горожане плохо знают работу, инструктируют их обычно на ходу за 2-3 минуты. Не редкость, когда путают при прополке сорняки с полезными растениями, а при сортировке картошки, скажем, я не раз встречал женщин, которые полагали, что позеленевшая картошка может дозреть на солнышке, подобно помидорам.

Кроме того, люди видят, что труд обычно плохо организован, а качество труда никак не стимулируется ни морально, ни материально (с количеством сделанного бывает по-разному: иногда тем, кто сделал больше и быстрее, объявляют благодарность в приказе, но это бывает редко, а материальные стимулы почти полностью отсутствуют).

Поскольку оплата труда,начисленная колхозом, совхозом, овощной базой, обычно весьма незначительна по сравнению с заработком, сохраняемым за работником по месту основной работы, и поскольку люди незнакомы с расценками на сельскохозяйственные работы, а некоторые к тому же и стесняются получать два заработка за один и тот же рабочий день, - в начислении и выплате этих сумм существует масса злоупотреблений. Я думаю, что немало сумм остается невостребованными, и это (на бумаге!) улучшает экономические показатели хозяйства и овощных баз. Очень многие работы, выполненные прикомандированными работниками "проводятся" как выполненные "своими" работниками с выплатой им за это заработка, премий и т.п.

Порой начисленный заработок переводится на счет командировавшего предприятия (нам официально сообщили, что в последнее время такой порядок установлен в нашем НПО и чго поступившие суммы перечисляются затем в "Фонд мира") -Не редкость и такие случаи, когда начисленный за сельскохозяйственные работы заработок на всю группу кладут в свой личный карман "старшие" групп. (У нас в НПО такое случалось не раз.)

В отношении двух подобных случаев я получил несколько лет назад официальный ответ из ОБХСС о том, что проверка подтвердила, что двое "старших" получили деньги на свои группы и их не раздали - речь шла о 200 или 300 руб., - но в возбуждении уголовного дела отказано из-за невозможности доказать умысел на присвоение этих денег. Дирекции института было предложено принять меры к этим людям и взыскать с них деньги. Но этого сделано не было, эти люди спокойно уволились. Впрочем, по другим сведениям, часть денег оказалась у одного из сотрудников отдела кадров.)

Может показаться странным, почему же люди терпят эти безобразия и редко категорически отказываются от поездки на посторонние работы, хотя администрация, как известно, не вправе за такой отказ ни уволить работника, ни наложить на него дисциплинарное взыскание. Причин немало.

Ну, во-первых, у любого начальника есть немало способов прижать строптивого работника. Один из наиболее "законных" способов — никогда не отпускать с работы; газеты (и ваша в том числе) часто пишут о том, что различные ремонтные н бытовые службы, госучреждения, ЖЭК и т.п. вынуждают людей уходить с работы в рабочее время, начальник же отнюдь не обязан отпускать работника, и потому ставший неугодным работник может попасть в безвыходное положение.

Начальник может также без особых формальностей срезать премию, а если очень захочет, то и "зааттестовать" работника, то есть снизить ему зарплату; еще легче не повысить зарплату, когда работник имел основания ожидать такого повышения. Это первая причина. Не буду утверждать, чго она главная. Немалое значение, конечно, имеет то, что люди верят: их помощь нужна государству, надо спасать урожай. Впрочем, все больше становится людей, которые видят, что вся эта практика - экономический абсурд, который ведет постепенно к экономическому краху.

Третья причина — сознание, что если я не поеду, кто-то вынужден будет поехать за меня. Многие, однако, охотно едут на сельскохозяйственные работы, руководствуясь куда более прозаическими мотивами. Прежде всего, многие очень заинтересованы в отгулах. Далее чаше всего (хотя не всегда) на сельскохозяйственные работы даже с учетом времени на дорогу уходит не полный рабочий день. С тех, кто чаще и охотнее ездит "на картошку", меньше спрос по основной работе (недавно это ярко показал журнал "ЭКО" в юмореске, называвшейся "На одном нерве" или что-то вроде этого).

Для многих коллективов поездка в колхоз - повод, чтобы "скинуться", то есть организовать коллективную выпивку (хорошо, если после окончания работы, а не в ее начале). Не секрет, что большинство работающих на овощебазах или на уборке урожая "отовариваются", то есть прихватывают овощи с собой; более того, многие, даже общественники-активисты весьма иронически относятся к тем, кто приходит на такую работу, не прихватив с собой вместительного пустого рюкзака.

Ну и, наконец, если погода хорошая, приятно подышать свежим воздухом, да и в любом случае смена умственного труда физическим полезна для здоровья, если человек здоров и если труд не чрезмерно изнурительный (а он редко бывает очень уж интенсивным).

Таким образом, я полагаю, что несмотря на все описанные выше недостатки в охране труда работников, привлекаемых к сельскохозяйственным и прочим работам, большинство этих работников не чувствуют себя очень уж ущемленными. Лично они и их здоровье в большинстве случаев не страдают. Страдает порученное им по основной работе дело и экономика страны в целом. (Не говоря уже о том, что люди привыкают к неизбежности лжи, о чем сказано выше.)

Самое важное место в статье А.Раздобреева — это констатация факта, что в результате подобного рода "помощи" фактически неизвестна точная себестоимость ни промышленной, ни сельскохозяйственной продукции, а с неточными исходными данными не поможет даже самая совершенная, самая научая и автоматизированная система управления". Именно так! Я бы только вычеркнул здесь слово 'точная" (перед "себестоимость") и даже думаю, что его у А.Раздобреева не было, а оно появилось скорее всего при редактировании письма редакцией.

Ведь нельзя сказать, что неизвестна лишь точная себестоимость, она неизвестна вовсе (или, если хотите, можно сказать, что неизвестна истинная себестоимость). А то, что именуется "себестоимостью" в документах, отличается от истинной себестоимости не на несколько процентов, а в лучшем случае в несколько раз, а то и в несколько десятков раз, и потому никак не может быть названо "приближенным" или "неточным" значением себестоимости, а разве что - себестоимостью фиктивной.

Труд экономистов, подсчитывающих эти фиктивные цифры, в лучшем случае бесполезен. (Совершенно правильно отмечает "Социалистическая индустрия" 21 марта 1982 г. в статье "Планирование липы" бесполезность труда плановиков и экономистов, планирующих заведомо завышенные объемы расхода топлива с тем, чтобы показать экономию части этого топлива; но ведь такая же липа предписана "сверху" и во многих других вопросах: в доходах госбюджета планируется "доход от экономии расходов на управление", "доход от сокращения размеров премий".

Это явно бессмысленно - ежегодно заранее одной рукой планировать расходы на управление и премии в определенном размере, а другой рукой часть этих расходов тут же записывать в проект доходов.) Попытка использовать эти фиктивные данные при принятии управленческих решений не может не приводить к принятию ошибочных решений, которые в свою очередь ведут к дальнейшему ухудшению состояния экономики.

Одним из результатов отсутствия сведений о реальной себестоимости сельскохозяйственной продукции является сдерживание разработки и выпуска машин для сельскохозяйственного производства и для работ по хранению и переработке сельскохозяйственной продукции. Работники совхозов порой придерживаются иного мнения.

Однажды, около 10 лет назад, работая на уборке картофеля в совхозе "Красносельский", я разговорился на эту тему с одним из руководителей совхоза (если не ошибаюсь, это был директор совхоза). Он сказал мне: "Вы неправы. Если я услышу, что выпускается хорошая машина для уборки картофеля или турнепса или для прополки, я на коленях стану умолять вышестоящее начальство и добьюсь выделения средств и фондов на приобретение таких машин, пусть даже по расчетам они будут совершенно нерентабельны", Я не сомневаюсь, что директор говорил искренне.

И все же я думаю, что он ошибается. Если бы нужные ему машины выпускались, можно допустить, что директор выпросил бы ассигнования и фонды и приобрел бы машины. Можно даже допустить, хотя уже с трудом, что директора не взгрели бы, а совхоз не лишили поощрительных фондов за то, что после приобретения этих машин себестоимость продукции (на бумаге) сильно возросла бы. Но ведь дело в том, что выпрашивать можно лишь выпускаемые машины. А серийно выпускаться могут лишь машины, которые согласно расчету и ТЭО (технико-экономическому обоснованию) будут рентабельными.

И вот если себестоимость применения проектируемой машины сравнивать с себестоимостью продукции, полученной с применением ручного труда, то результат оценки, естественно, зависит от того, с каким значением себестоимости будет проводиться сравнение. И если вместо реального значения себестоимости при таких сравнениях будет использоваться фиктивная себестоимость, то очень часто вполне рентабельные машины будут признаваться нерентабельными и, естественно, не будут запускаться в производство. Ведь на бумаге стоимость одного человекодня ручных работ составляет от 0,5 до 2—3 руб., а на деле (прибавляя к этому зарплату инженера, ведущего инженера или кандидата наук - даже без учета отгулов) - от 6 до 17 рублей!

Несколько лет назад ваша газета писала об опыте некоторых колхозов и совхозов Таджикистана, где вместо обычного привлечения "дешевой" (для колхоза, но не для государства и общества в целом) рабочей силы из города ввели повышенную оплату наличными и надбавки за сортность, и оказалось достаточно помощи деревенских подростков, домохозяек и пенсионеров, причем почти весь хлопок был собран и сдан первым сортом, так как деревенские жители, естественно, лучше городских умеют правильно собирать хлопок.

Эксперимент, помнится, был прекращен как "нарушающий финансовую дисциплину", и сведений о возобновлении эксперимента я не встречал. По-видимому, опять практикуется массовое привлечение горожан к уборке хлопка. Не этим ли, наряду с другими причинами, объясняется и резкое снижение сортности собранного хлопка, о чем говорил недавно в Ташкенте Л.И.Брежнев?

Пусть "сейчас не обойтись без массовых приездов горожан на село" (как пишет А.Раздобреев). Но что мешает учитывать реальную себестоимость?

Для учета реальной себестоимости надо всю зарплату, выплаченную работникам, направленным на помощь селу (овощной базе, стройке, хлебозаводу и т.п.), за дни прикомандирования и за дни отгула учитывать отдельно и относить не на себестоимость продукции по месту основной работы, а на себестоимость продукции по месту прикомандирования. И не только зарплату, но и другие расходы (например, по перевозке работников на село, по направлению автомобилей для перевозок урожая и тому подобное), которые несет "шефствующая" организация.

Технически это можно сделать по-разному. По одному из вариантов никаких взаимных расчетов и перечисления денег производить не надо. Просто бухгалтерия или планово-экономический отдел "шефствующей" организации подсчитывает общую сумму расходов на "помощь", сообщает се колхозу, совхозу (или иной "принимающей" организации), а там эту сумму относят на себестоимость разных видов продукции пропорционально числу отработанных "шефами" часов на производстве соответствующей продукции.

Этот вариант особенно пригоден при массовых выездах работников на один день. Для тех же работников, которые направляются на неделю, а тем более - на месяц, был бы, пожалуй, целесообразнее иной вариант: работник берет с собой справку о среднем заработке, и колхоз, совхоз выплачивает ему этот средний заработок, получая соответствующую дотацию из госбюджета, а госбюджет снимает эту сумму со счета "шефствующего" предприятия (у которого ведь образовалась экономия фонда зарплаты, поскольку откомандированным работникам зарплата не начислялась и не выплачивалась) . Заработок по ставкам для сельскохозяйственных рабочих может, как и сейчас, выплачиваться сверх указанных сумм либо не начисляться и не выплачиваться.

Меня могут спросить: так что же, вы предлагаете узаконить нелепую и незаконную практику? Отвечаю: я предлагаю прекратить лгать и обманывать самих себя. Я согласен, что описанная практика двойной оплаты, отгулов и т.п. уродлива и нелепа. Но гораздо более уродливо и нелепо, что постоянно и повсеместно составляются фиктивные документы, никак не отражающие практику.

А практика, пусть нелепая и незаконная, всем известна и поощряется, но нигде в документах не отражается. Только после того, как в документах будет отражено реальное положение дел, можно будет принимать решения о путях его улучшения. В противном случае все попытки улучшения положения приведут лишь к улучшению отчетов, а реальное положение останется прежним или даже ухудшится.

Конечно, можно предвидеть трудности в реализации даже такой минимальной меры, как предлагаемый А.Раздобреевым и мной учет реальной себестоимости. Например, руководители предприятий склонны будут занижать численность и зарплату командированных, опасаясь того, что правильные сведения приведут к сокращению штатов и/или лимитов по труду.

Тем не менее иного, менее радикального пути нет. (Возможны лишь более радикальные, комплексные преобразования экономики на пути расширения применения стоимостных рычагов.) Если же даже эти минимальные меры не будут осуществлены — это значило бы, что руководящие органы видят спасение экономики от грозящих опасностей в том, чтобы этих опасностей не замечать, игнорировать их. Но подобная страусова политика прятания головы в песок никогда не приводила к успеху и не может не вести к краху экономики.

21 апреля 1982 г. С уважением Орловский Эрнст Семенович
ведущий инженер научно-патентного отдела ВНИИ метрологии им. Д.И.Менделеева

ПОРА СЕНОКОСНАЯ "В народе приметили: зацвела белая ромашка — начинай сенокос.
Точно к этому сроку завершили подготовительные работы в Институте истории, филологии и философии СО АН СССР: запаслись инструментом, организовали транспорт и людей.

И вот пошла косовица, выделившая своих мастеров: отбить литовку — этим особенно отличался старший архитектор В. Колгушкин: лучший забойщик-косарь — младший научный сотрудник С. Красильников; не было равных на подборке старшему лаборанту Т. Швайковской. Душой коллектива стал председатель профсоюзного комитета старший научный сотрудник М. М. Ефимкин.
90 тонн зеленой массы заготовил коллектив, составленный в основном из молодых сотрудников института. Это в два раза больше, чем в прошлом году.
г. Новосибирск Ю. Степанин
"Советская Сибирь", 30 июля 1983г.

На фото группа лётчиков-испытателей ЛИИ на совхозном поле. https://jlm-taurus.livejournal.com/101943.html


ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ИНТЕРВЬЮ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ - Белановский Сергей Александрович
Выдержки из интервью с директором завода РТИ

Вопрос: Каково положение с кадрами на Вашем предприятии?

...Третьи, которые оставляют завод, - это те, которых, мы сами направляем на сельскохозяйственные работы по решение исполкома. Четвертая категория - заводское подсобное хозяйство, собственный совхоз. Расположено 160 км отсюда, 1300 га, сеем пшеницу и ячмень. Полученным зерном откармливаем свиней в собственном свинокомплексе. Свинством занимаемся. 11 тонн мяса в этом году сделали, по два килограмма на работника выдали (продали), еще по 2 килограмма дадим. "Золотое", конечно, мясо получается, очень велики издержки.

Вопрос: Какова себестоимость килограмма этого мяса?
Не могу Вам сказать, такой подсчет сделать невозможно, потому что все делается за счет внутренних ресурсов завода (людей, техники и т.д.). Но издержки явно очень велики. По доброй воле мы этот совхоз никогда не стали бы держать. 1300 гектаров это очень много работы. 50 человек подсобное хозяйство отбирает, и трудятся они там полгода. У нас есть список тех, кто умеет работать шоферами, механизаторами. А тут в момент уборки у нас все грузовики горком партии отобрал! Работники горкома сказали - свой урожай как хотите убирайте. Весь заводской безномерной транспорт мы отправили на сельскохозяйственные работы. Безномерной транспорт - это машины, которые уже списаны, сплошная рухлядь.

...Пятая колонна, которая отваливает с завода, - это на уборку помидоров. 400 человек мы направляли в этом году. Сейчас изобрели новый метод, как заставлять нас оказывать помощь сельскому хозяйству. От нас этих 400 человек никто не требовал. Нам дали участок земли и сказали: 2,5 тысячи тонн помидоров сдать. План по помидорам мы выполнили (сажали, поливали, убирали). Помогали убирать и другим совхозам. Но очень много помидоров пропало. Ящиков в совхозе не дали, помидоры складывала в кучу, огромная гора помидоров образовалась, на другой день все потекло и пропало.

...Восьмая категория - это направленные на строительство жилья, 50 человек. Тут руководство города спасает свою шкуру, так как жилье они сами обязаны были вводить. За строительство заводского жилья мы платим сполна, все по закону, но, несмотря на это, 50% объема работ мы выполняем сами.
Девятая категория - на производство сборного железобетона. Нам дают план на строительство силосных башен в подшефных совхозах, и железобетонные плиты для этих башен тоже делаем своими силами.

Сейчас с нас никто комплектацию продукции, выполнение плана не спрашивает. Первое, что с нас спрашивают - это перечисленные выше работы. Например, недавно нам сказали: два километра строящейся в городе теплотрассы - ваши.
С 1 октября есть постановление о ежедневном направлении 120 человек на овощебазу - это с ноября по май, зимний период.

Очень плохо воздействуют отвлечения на трудовую дисциплину. Люди работают там по полдня, кое-как. В колхоз поначалу едут неохотно, а потом некоторых оттуда не вытащишь. Вечером пьют, гуляют. В этом году был случай - девки молодые голыми ночью на крыше танцевали. Нам специально из района звонили, заместитель директора по кадрам туда ездил. Другой случай был - полгектара помидор запахали: помидоры повыдергали, сорняки оставили. Целое дело было. Они говорят спьяну сделали, и сорняков было много, так, что помидоров не видно.

Работница у нас есть одна - на хорошем счету была, потом месяца три на базе поработала, и уходить оттуда не хочет. Из отдела на нее жалуются - плохо стала работать. Там ей ближе к дому, а еще привыкла, что в 12 часов с работы уходит.

В текущем году за 11 месяцев на посторонних работах отработанно более 90 тысяч человеко-дней. Это составляет около 8% отработанного времени всем промышленно-производственным персоналом (включая ИТР служащих, которые тоже привлекаются к посторонним работам). Но это не все. Лето - это во всех отношениях сложное время, отвлечения на несвойственные работы большей частью приходят на лето, увольнения - тоже: на весну и начало лета.
Ежегодно число отвлекаемых работников растет, и в этом году достигло каких-то совсем невозможных пределов.

Когда человека постоянно дергают на овощебазу, или еще куда-то, то ему это надоедает, он увольняется. Конечно, это не единственная причина. Текучесть у нас – 21%, нам хвалиться нечего..."
_____________________________
...4 января 1979 г. начальник отдела кадров Воронежского ПО «Электроника» А. В. Мануковский направил в обком КПСС информацию об оказании промышленно-производственным персоналом объединения шефской помощи закрепленным за ним колхозам и совхозам Воронежской области. Отмечалось: «За истекший год работниками ПО «Электроника» была оказана помощь многочисленным сельскохозяйственным предприятиям.

Это были такие виды работ, как ремонт сельскохозяйственной техники, участие в весенне-посевных работах, уборка выращенного урожая и закладка его в овощехранилища. Сотрудники объединения участвовали также в обустройстве летних животноводческих лагерей, на строительстве корпусов постоянного содержания животных. Выполняли многочисленные иные виды сельскохозяйственных работ. В общей сложности в 1979 г. на объектах сельскохозяйственного производства Воронежской области трудились 9213 работников объединения, и ими было отработано 244818 человеко-дней».

Tags: 80-е, мемуары; СССР, сельское хозяйство СССР, сельхозработы, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments