jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Один день наладчика технологического оборудования, А. Н. Алексеев, часть 3

Изобличение секретаря партбюро ИСЭП
19 мая, в среду. В парткоме завода побывал мой давний знакомый, новосибирский социолог, а ныне — столичный публицист Александр Радов. С моего согласия, он, преследуя свои журналистские цели, среди прочего, поинтересовался и персоной наладчика-социолога. Удовлетворив все его просьбы, секретарь парткома Щекин (в прошлом — главный технолог завода) «не рекомендовал» Радову встречаться с А. Дело в том, что о нем (А.) секретаря парткома недавно информировал «в негативном плане» секретарь партбюро ИСЭП В. В. Максимов. В. Максимов привозил ему (Щекину) для ознакомления отчеты ст. научного сотрудника-совместителя ИСЭПа. Правда, там не упоминается конкретный завод... Но отчеты показались Щекину какими-то странными. «Попахивает идеализмом», — сказал журналисту секретарь парткома (возможно, вспомнив курс диамата, по которому сдавал экзамен в техническом вузе).
Вот и от общественной нагрузки политинформатора Алексеев уклонился... (Эти сведения могли поступить от секретаря партбюро цеха Новикова.) И в бригаду он не захотел вступать (это, вероятно, с подачи бывшего нач. цеха Соловейчика)...Тут является в партком бригадир-орденоносец Игорь В-в, с которым также пожелал встретиться Радов. Застает конец этого разговора. «А у меня с А. отличные отношения,» — говорит Игорь (с которым мы как раз накануне разговаривали о вступлении в его бригаду). И своей репликой в некотором смысле дезавуирует мнение партийного начальника. Саша Радов не настаивает на встрече с рабочим-социологом. В сложившейся ситуации он предпочитает объяснить Щекину, что А. «пользуется авторитетом» не только в рабочих, но и в научных кругах. Мда! Впрочем, мне теперь, как говорится, терять нечего... Ведь у секретаря парткома второй месяц лежат мои предложения для ОЕТ. И поди разберись теперь, не реагирует партком на них в силу норм производственной жизни, как таковых, или в силу каких-либо «идеологических» соображений...
Что такое есть В. В. Максимов, ясно уже давно. Но факт визита этого, кстати, бывшего друга А., в партком завода, с тайной от автора и научного руководителя (В. Ядов) демонстрацией там моих отчетов, является теперь уже не слухом, а достоверной (исходящей из официального источника) информацией.(Прогрессивная общественность ИСЭПа кипит: «Ничему не удивляемся, но такое!». Факт этот имел место полгода назад, оказывается...) <...>

ОГТ под рабочим контролем
Еще 18 мая у меня были готовы отпечатанные на машинке «сводные замечания» по техпроцессам, разработанным Софьей Ш-вой. Звоню ее начальнице Наталье К-вой («деловая женщина»):
— Можете забрать то, что успел. Или сам принесу... Та не спешит. Предпочитает — все сразу.
— Смотрите, — говорю. — Там в пяти из девяти обозначений — элементарные расчетные ошибки, небось по ним шаблоны уже проектируют...
— А в тех, что Вы еще не проверяли, думаете, ошибок нет? — меланхолично замечает К-ва.
— Думаю, и там есть. Но мне производственной загрузки привалило на неделю. Я не скоро доберусь до остальных».
Прошла неделя, прежде чем «деловая женщина» забрала-таки отработанные мною кальки.
«Вот тут у меня все написано, — говорю. — Ошибок так много, что впору задуматься о профессиональной пригодности двоих Ваших сотрудников: Ш-вой и Б-вой. И к сожалению, все это проверено и подписано лично Вами...».
Лицо каменное (у нее).
— От меня требовалась срочная выдача, — говорит.
— Это не оправдание, — холодно замечаю. — Кстати, шаблоны на эти техпроцессы уже заказаны?
— Конечно, нет, — отвечает та как-то поспешно.
Не удивлюсь, если это и неправда. В феврале 1982 г. (дата ее подписи) от Натальи К-вой требовалась «срочная выдача». Для чего? Чтобы заказать оснастку (шаблоны)? Впрочем, может быть, и просто для отчетности... Сейчас май. Но тогда, выходит, три месяца эти «срочные» кальки лежали без движения?
Оставшиеся мне для ревизии техпроцессы Лидии Б-вой, судя по тому, что я успел пока бегло просмотреть, сулят еще больший скандал.

«Мы загрузим станок и без них...»
Очередные переговоры с Игорем В-вым о перспективах моего вступления в бригаду.
Выражаю готовность (в ответ на его предложение) прекратить держать на буксире технологов и самодеятельно делать для бригады все, что возможно на ПКР. Тогда пусть «они» хоть пять лет еще ковыряются (со своими официальными техпроцессами). «Надо ловить миг удачи», — замечает Игорь. Будет договариваться с начальником цеха.
Разговор этот возникает в связи с сообщением Игоря, что мною интересовался корреспондент заводской газеты. Сообщает и то, что он ему про меня говорил.

Разовое партийное поручение
Секретарь партбюро цеха В. Новиков предлагает войти в комиссию по расследованию персонального дела коммуниста, токаря Юрия С-на, который нарушает не только партийную, но и производственную дисциплину, и т. д.
Не исключено, что это тоже косвенное последствие замечания Игоря В-ва в парткоме, что, может, Алексеева просто не привлекают к общественной работе... А может — с подачи нового начальника цеха А. Д-на. Разумеется, соглашаюсь.

Зачем обсуждать, если мы одобряем
<...> Оказывается, городской комитет партии принял какое-то постановление о нашем заводе. Как выполняются решения XXVI съезда КПСС и т. п. О ходе выполнения этого постановления проводятся партийные собрания во всех цехах. Небывалый случай — на нашем собрании присутствуют «высокие гости»: женщина-инструктор горкома, и с нею — зам. секретаря парткома по идеологической работе Лариса (не помню фамилии)
Все на высоте... В цеховой парторганизации есть резерв общественной активности, чтобы выступать на подобных собраниях. В меру самоотчетов, в меру критики.Два часа продолжалось собрание — тоже случай беспрецедентный.Ну, полчаса ушло на прием в партию кандидатов. Один не помнит, в каком году был XXVI съезд; другой помнит слово «демократический», а «централизм»... забыл. Но последнему прощается, поскольку на вопрос об общественной нагрузке тот простодушно отвечает: «Воспитываю двоих детей». Нет, тут не надо придираться!И председатель собрания, член парткома и бессменный лидер ДНД, токарь Борис Максимов объясняет все эти неловкости робостью вступающих.
А инструктор горкома заявляет о своей полной удовлетворенности уровнем политической активности первичной парторганизации. И все бы ладно... Да какой-то пенсионер спрашивает под занавес: не слишком ли много наша страна помогает своим друзьям и союзникам (в Африке и Латинской Америке). Тогда инструктор горкома заявляет:
«Тут не о чем говорить, потому что мы одобряем и поддерживаем политику нашей партии. Как же мы можем это обсуждать, если мы это одобряем». <.. >

В составе комиссии партийного расследования
<...> Юрий С-н — член КПСС, на собрания не ходит, взносы за 3 мес. не уплатил, было и несколько прогулов. С подачи прежнего нач. цеха, его вывели из бригады. (Это серьезное наказание, при сложившейся бригадной форме; ведь при недостатке выгодной работы, которая, конечно же, достается бригаде, индивидуальный сдельщик немедленно теряет в заработке.)
С подачи нового нач. цеха, Юрия включили в бригаду обратно (к облегчению бригадира, которому без С-на приходилось самому налаживать новые обозначения ПТУшникам). Теперь об этом очень сожалеет секретарь партбюро В. Новиков: надо было ввести обратно, но попозже...Готовится персональное дело. Для этого нужна комиссия парт, расследования. В нее входит бригадир М-н (он же — партгрупорг участка), еще один партийный активист, токарь Ч-в и я (см. выше). Задача комиссии — написать акт парт, расследования. Меня привлекают именно к написанию акта, т. к. домой к С-ну уже ездили М-н и Ч-в, без меня. Мой творческий вклад в это дело состоит в невинном интересе: когда вступал С-н в партию (на заводе ли?) и кто были его рекомендатели. Не сразу выясняется, что вступал на заводе, в этом же цехе, лет 10-12 назад, а кто рекомендовал — никто не помнит, и спрашивать, хоть в парткоме, хоть у самого С-на, «неудобно». Да последний вряд ли и помнит. Главная забота — написать акт авторучкой с чернилами, а не шариковой. Это делаю все же не я, а Ч-в, т. к. я тоже никогда не писал таких актов, а Ч-в — чего только не писал.
При сочинении акта пользуемся сведениями, полученными от тещи — матери покойной жены С-на, по месту его прописки, где он, однако, фактически не живет, а живет с другой. Теща (бывшая) жалуется, что он недостаточно материально помогает детям, которые живут вроде бы с нею. Бывает, приходит навестить их и навеселе. Все это отражается Ч-вым в малограмотных бюрократических выражениях, при моем попустительстве. Скрепляем акт тремя подписями.

Товарищеский суд <...> Другая воспитательная ситуация.
Юрий П-в, слесарь со второго участка, постоянно пьет на работе. Между прочим, потому и в вытрезвитель не попадает, что именно на работе пьет. И вот — товарищеский суд. Его председатель — старейший рабочий Алексей Н-н. К своим обязанностям относится истово. Смысл обличительной речи Н-на: пить нельзя ни на работе, ни на улице; все сознательные рабочие выпивают дома. Он призывает Юрия П-ва к «сознательности».
На товарищеских судах надо «каяться». Но этого никто не умеет. Надо «клеймить». Но этого никто не хочет. Председатель суда настаивает, чтобы высказались члены бригады, в которой работает П-в. Наконец, без охоты, выступает бригадир Владимир Е-в. И вдруг, вместо того, чтобы обличать нарушителя, обрушивается на администрацию. Оказывается, при нашей бригадной организации и оплате труда, сама по себе бригада не вправе наказать или поощрить своего члена рублем (снизив или повысив ему коэффициент трудового участия, т. е. «дневное задание»). Критика Владимира Е-ва звучит сильно. Понятно, Юрию П-ву выносят общественное порицание. Но главным во всем этом спектакле остается «монолог бригадира».

Горизонтальности нет, а бетон застывает...
Вижу, бетонируют фундамент новой гибочной машины. Без особой задней мысли кладу уровень на рабочую поверхность агрегата и нахожу, что она не горизонтальна. Подзываю наладчика больших прессов Стаса П-ва (человека очень совестливого и отзывчивого, когда надо помочь). Показываю.
— Да. Ну и х-й с ним.
— А вдруг тебе придется потом эту машину налаживать?
— Не придется. Здесь электроника.
— Не тебе, так мне или кому другому...
— ?!
Микроэксперимент. Советуюсь с цеховым ветераном Ваней С-вым.
— Конечно, надо было не бетонировать, а на регулируемые амортизаторы ставить, — говорит он. (Как мой станок, где можно регулировать горизонтальность координатного стола.)
Ищу старшего механика Ш-ва. Не нахожу. Его заместителю, пред. цехкома Кериму К-ву сообщать такое бессмысленно. Ему все до лампочки.
Ладно.Нач. тех. бюро Люся К-на: — Все должно стоять по уровню. Это — дело механика.
— Ну так вот: механика нет, а бетон уже застывает.
— Пусть механик об этом думает. (Правильно. Стае тоже сказал: «Х-й с ним!».)
— Мое дело предупредить, а Вы как хотите, — произношу чуть ли не афоризм, который настолько понравился члену парткома завода, токарю Борису Максимову, случайно оказавшемуся рядом, что тот его повторяет как припев, на разные лады. Ну, и последний мой шаг, продиктованный бескорыстной производственной ответственностью. Подхожу к Кериму (тот самый зам. старшего механика):
«Дело вроде не мое, но вы гибочный агрегат по уровню выставляли?» — «Конечно!» — «Так вот, горизонтальности нет, а бетон застывает».
Ноль внимания.
Ну, «х-й с ним», в самом деле.
Минут через 15 краем глаза вижу, как пришел-таки Керим, с уровнем и кувалдой. Слышу, пару раз ударил кувалдой. Это он пытается заставить пузырек уровня встать по центру. Как же, держи карман шире...
Когда тот ушел, подхожу снова со своим уровнем. Конечно, все по-старому. Бетон уже почти застыл. <...>

Держите давление!
Когда в воздухопроводящей системе давление падает до 4 атмосфер, пневмозажимы моего станка плохо держат заготовку. Она сдвигается от ударов пресса, нарушается взаимосвязь отверстий. Что является непоправимым браком. На 5 атм. работать можно, но очень внимательно. Может и сдвинуть заготовку. Зато на шести — полная уверенность, что этого не произойдет.
Положено вообще в цеховой системе иметь 6 атм. Но никто в цехе за этим особенно не следил, пока я не приучил. Наблюдаю за давлением по манометрам не своего станка, а соседнего, обрубного пресса. Так, чтобы ясно было, что давление если снизилось, так в цеховой системе, а не только у меня. Тогда мастер, или наладчик Стае П-в, или я сам — звоним в компрессорную: «Мало воздуху!». Тем придется поднимать давление до шести атмосфер. Иногда это затягивается на час-полтора.
Я «избаловался» и вырубаю станок даже при 5,5 атм. (когда, хоть и с риском, работать можно). А с чего это я буду рисковать? Положено 6 атм. — вот и будьте любезны мне их обеспечить. За брак-то с меня спросят, не с компрессорной.
Держите давление!

Ремонт гардероба
Рабочий гардероб («раздевалку») ремонтировали несколько месяцев. Сначала настилали новый линолеум. Потом красили стены. А уж потом белили потолок. В такой вот последовательности... За это время пять раз перетаскивали шкафчики с места на место. И каждый раз — на новое! Потом цеховой художник Володя П-ч по трафарету рисовал на каждом шкафчике цветочки и номер.
В итоге всех преобразований мой шкафчик оказался поставленным так, что мы с соседом Ильей переодеваться одновременно никак не можем. Зато Илья притащил откуда-то табуретку, и можно обуваться сидя. Пользуемся табуреткой по очереди, очень предупредительные друг к другу. Казалось, не повезло, ан нет: лучше тесный закуток на двоих, чем жить на большом проходе.
Сосед приходит чуть раньше и уходит тоже чуть раньше меня. Так что не мешаем друг другу. И никто больше не мешает.

Будни ДНД
Дело было 2 июня, в среду. Четверо дружинников, из них трое — члены партии и один — комсомолец, обошли свой участок положенным маршрутом. Перед тем, как вернуться в штаб ДНД, заглянули в подъезд одного из проходных дворов, чтобы «приговорить» бутылку бормотухи. Затем самый активный из нас четверых, по прозвищу «Усатый», выразил желание добавить. Он, вообще-то, еще в обед принял, потом, перед ДНД, успел побывать «на бочке». Но держится крепко («гладиатор», по выражению Альфреда Сарно). Трое дали ему по рублю, тот снял повязку и пошел в магазин на соседний участок (не наш «подшефный»!). Пропадал долго. Мы уж забеспокоились, ожидая его на улице, неподалеку от штаба. Вернулся с бутылкой и настоял не дожидаться следующего маршрута, а открыть ее сразу. Выпили еще (на этот раз в подвале). Закусили конфеткой. Потом вернулись в «мужской клуб», т. е. в штаб ДНД. Там — в разгаре какая-то полемика на производственные темы. «Усатый» моментально в нее включился. Но больше уж на маршрут не выходил. (Я, кстати, тоже.) А член партии помоложе и комсомолец, посидев немного в штабе, ушли «по спецзаданию» — на охоту за спекулянтами спиртным (после закрытия магазина в 21 час). И изловили-таки: не то одного, не то двоих. За два с лишним года это первый случай в моей практике дружинника. Но, разумеется, привычно для «Усатого»... Все было вполне пристойно, т. е. без нарушений общественного порядка.

Пора кончать эту «благотворительность»
«Деловая женщина» Наталья К-ва прислала с Аллой П-ной чертежи для проверки калек технолога Лидии Б-вой. Карты штамповки этой Лидии, которые проверяю, как только выдастся свободных хотя бы полтора часа, это нечто ужасное! Софья — небрежнее, Лидия — глупее. Ни одного техпроцесса без грубых ошибок... У меня осталось всего четыре не проверенных новых техпроцесса из двадцати. И думаю, что на этом я прерву свою технологическую «благотворительность».

Технологический плагиат
В прошлом году я подал рационализаторское предложение — насчет пробивки отверстий на ПКР в так называемой «мертвой зоне» путем переворота шаблона на координатном столе.16
Отдел главного технолога тогда мою рацию отклонил. А теперь сами во всю используют эту идею.
Сначала косвенные заимствования: скажем, перевернуть заготовку, не переворачивая шаблона, благо отверстия в детали расположены симметрично (технолог Софья Ш-ва). Другой технолог из ОГТ Лидия Б-ва (у которой явно отсутствует пространственное мышление) додумалась переворачивать заготовку, не переворачивая шаблона, для деталей с несимметричным расположением отверстий. И вышло нечто совсем несусветное. (В каком-то из «писем Любимым женщинам» я это подробно описывал.) Повторяю, все это были вариации (иногда «пародии»!) на мою рацию № 236/81, формально отклоненную ОГТ. Но еще ни разу технологам не приходилось — в точности воспроизвести мое предложение.
И вот сегодня (3 июня, четверг) цеховой технолог Алла П-на приносит для проверки очередную кальку. Смотрю: что-то очень знакомое! Ну да, вот технологическое указание: для пробивки связки отверстий таких-то (расположенных в «мертвой зоне») перевернуть шаблон! То есть — строго в соответствии с рацией наладчика ПКР.
Судя по подписи, автором этого техпроцесса является Софья Ш-ва. Адата разработки... июль 1981 года. Но ведь именно в июле 1981-го и была отклонена моя рация. Да... Как говорится, пойманы с поличным. Однако не будем спешить ставить отдел главного технолога в самое «неудобное» из его положений.
...Скоро конец смены. Проверять — координат тут до дури. Отложить, что ли, на завтра? Все же просматриваю основные позиции. Ох, Софья, Софья! Уже третий (если не четвертый!) год она занимается ПКРом. И не сумела «выучить», сколько же крупных гнезд в револьверной головке этого станка. Крупных — всего четыре из 24-х. А она предлагает использовать... пять.
Проверять дальше нет смысла, раз налицо исходная ошибка. Возвращаю кальку Алле, комментируя ситуацию в пристойных выражениях (заменяющих более уместные — непечатные). Та рада-радешенька, что ей не нужно ничего делать: «Я теперь отбрыкаюсь от ОГТ!».Завтра она вернет им кальку. И с легким сердцем уйдет в отпуск. Желаю ей хорошо отдохнуть. А технологический плагиат положим пока за щеку.

Будни овощебазы 7.06.82 (понедельник).
Был отправлен на Ждановскую районную овощебазу. От цеха — 11 мужчин и 9 женщин. Мужчины — в основном повременщики, женщины — из конторы. У меня накопилась уже очередь производственных заданий, да и партия брошена посередине. Неважно... Левая рука не ведает, что делает правая. Художника Володю тоже отправили на овощебазу. А потом, оказывается, целый день искали — некому было соц. обязательство рисовать. А уж это «поважнее», чем детали штамповать на программу!) Распределение по нарядам — в проходной овощебазы. Женская бригада — перебирать картошку во главе с нач. тех. бюро Людмилой К-ной). Мужчины во главе с цеховым диспетчером Львом Р-вым) — разгружать вагон меда. 8 мужиков с нашего завода и еще 5 чел. мебельщиков до 12 час. сидели в конторке корпуса № 21 овощебазы в ожидании этого вагона. Первые два часа — совсем «без дела», потом нашлись карты предпочли бы домино). Общим развлечением был лосенок, забредший на территорию овощебазы. Наблюдали его из окна.
До обеда компания из 13 мужчин нагрузила одну машину банками с консервированной свеклой. Четыре или пять банок разбили на ленте транспортера. Еще одну машину загрузили мешками с сахарным песком кажется), другую уже после обеда) — опять банками со свеклой. И под конец две машины — бочками с виноградом, залитым какой-то отравой, то ли для обработки, то ли для сохранности.
Местный распорядитель работ говорил, что от этого яда на базе уже было три несчастных случая. Так что, в отличие от всей остальной потребительской продукции, эти бочки лежат во дворе, без охраны.)
Обедали всем коллективом, точно в положенное на базе время, в течение часа. На девятерых — две поллитровые бутылки принесенного с завода разведенного пополам с водой спирта. Это — забота месткома...
Пришли в 8, отпущены были в 15 час. Из шести часов «рабочего времени» были заняты работой менее 1,5 час. Вроде даже для завсегдатаев овощебазы случай экстраординарный. Но, как известно, «типичным» может быть и исключительный случай, если он выражает общественную тенденцию.
...Колоритная старуха лет эдак на 75, но почему-то с подкрашенными бровями, спит сутками на ящиках и собирает бутылки от пришлой рабочей силы. Она — сторож. Несколько женщин-отделочников после обеда штукатурили помещение конторки, в котором мы отсиживались. Рассказывали, что эта старуха очень богата. Все причастные к «пирогу» особенно обижаются на тех, кому от пирога достается больше. Вот этим малярам перепадает меньше, чем сторожам и кладовщикам...Наши напарники-мебельщики хаяли выпускаемую их комбинатом массовую мебель. Впрочем им приходилось выполнять и «правительственные заказы».
Но, если не отвлекаться от темы, то для обслуживания пяти автомашин в течение дня более чем достаточно было бы четверых грузчиков.

Авгиевы конюшни 8.06.82.
Чтобы загнать гвоздь в ОГТ по самую шляпку, пишу отруки в отличие от машинописной сводки замечаний) записку «деловой женщине» К-вой. Текст следующий:
Ув. Наталья Владимировна!
Предпринятой по Вашей просьбе проверкой техпроцессов, разработанных сотрудниками ОГТ Л. М. Б-вой и С. Б. Ш-вой, обнаружены элементарные расчетные ошибки в 12 т/процессах из 19. К сожалению, все эти тех. документы подписаны и Вами.Остаются также не решенными принципиальные вопросы: технологическое обеспечение штамповки с переворотом заготовки; штамповка деталей, где размеры заданы более чем от 2-х баз; обеспечение требуемого допуска неперпендикулярности сторон заготовки. Моя дальнейшая работа по проверке техпроцессов представляется целесообразной лишь при условии решения этих принципиальных вопросов и серьезного ужесточения контроля за качеством работы Ваших подчиненных. А. Алексеев. 9.06.82
Смысл: хватит с меня — разгребать ваши «авгиевы конюшни». Кстати, которым по счету был этот подвиг Геракла?)
Вообще, одной из тактик заставить людей хоть как-то работать является сначала сделать что-нибудь за них, даже приучить их к этому, а потом... резко выдернуть плечо, когда те уже успеют привыкнуть. Тогда им приходится восстанавливать статус-кво, которое, однако, оказывается уже выше уровня того, что их устраивало прежде когда ни они сами, ни кто-либо другой за них этого не делал).
Посчитать бы убытки только от этих 19 техпроцессов, не напорись ОГТ на контроль и инициативу «снизу».

Социолого-драматургические эффекты 10.06.82 четверг).
Уже второй день у меня готова отпечатанная сводка замечаний на техпроцессы Лидии Б-вой. Вчера звонил ее начальнице «деловой женщине»), но та была в местной командировке. А тут является сама Лидия. Якобы за чертежами техпроцессов, которые я проверял. Они мне больше не нужны. И замечания готовы. Вот все в этой папке: ваши кальки, чертежи, официальная «рецензия» и «личное» письмо Наталье К-вой см. выше).
Поскольку Лидия Б-ва своим приходом вместо начальницы исключила неофициальные устные комментарии наладчика относительно ее, Лидии, профессиональной непригодности, которые могли бы быть высказаны Наталье К-вой, это заранее приготовленное письмо «деловой женщине» — как нельзя более кстати. И до чего же удачно, что я успел с проверкой этих техпроцессов прежде, чем у их автора не выдержали нервы ожидать «рецензии». Я ведь проверял эти кальки урывками, в свободные минуты, даже в ущерб этой хронике... Лидия Б-ва оказывается в пикантной роли курьера для передачи своей начальнице «доноса» о собственном служебном несоответствии ведь Наталья К-ва скорее всего этого письма ей не стала бы показывать!). Вместе с тем, открыв папку, она первым делом прочтет мою записку «деловой женщине» и окажется невольным свидетелем уже и собственной начальницы заслуженного, в общем-то, «унижения» «К сожалению, все эти кальки подписаны и вами, Наталья Владимировна...»).
И обе получат психологическую встряску, уже не только в качестве действующих лиц, но и зрителей моего театра.

Два месяца спустя. Конфликт с новым начальником цеха Пишу «объяснительную» начальнику цеха № 3 А. Данилушкину:
На Ваше распоряжение приступить к эксплуатации станка ПКР КО-120 сообщаю, что работа по замене износившихся втулок револьверной головки, производившаяся ремонтной группой цеха с 2 по 13 августа с. г., выполнена некачественно. Техническая проверка точности, предусмотренная правилами приемки станка, проводившаяся 14.08.82, показала существенный выход из предельного отклонения.
Выпуск брака на неисправном оборудовании считаю недопустимым. Поэтому приступить к работе, до устранения отмеченной неисправности, не могу.
Наладчик т/о А. Алексеев. 25.08.82.
..По-рабочему, это называется: ремонтники производственнику станок «отдали», а производственник станка «не принял». Но можно это квалифицировать и иначе. Например: «отказ от работы».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments