jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

“Доклад Мелкумова о Хиве”

В детстве читал книжку Листовского "Солнце над Бабатагом".Там буденновцы сражались с басмачами. Запомнилось несколько имен

Комбриг Мелкумов. (Мелькумов, Яков Аркадьевич) - Акоп Аракелович [Аракелян] Мелкумов (Мелкумянц)
Оказалось, был выдающийся человек. Родился в Ашхабаде, знал местные языки, и руководил чуть ли не мусульманской бригадой. По легенде, чуть ли не лично грохнул Энвер-Пашу.Кроме того что был выдающийся военачальник, умел договариваться с местными.

"В начале 1922 года по согласованию с командующим Особым фронтом Восточной Бухары Н. Е. Какуриным участвовал в секретной операции по уничтожению мародёров из отряда анархистов около Душанбе совместно с отрядами повстанцев Энвера-паши и Фузайл Максуда. Сталин и Троцкий потребовали сместить Мелькумова с должности комбрига и предать военному суду за сотрудничество с басмачами. Но по личному ходатайству В. И. Ленина, который высоко ценил полезную инициативу, Мелькумов был награждён своим первым орденом Красного Знамени."


Когда басмачи ушли в Афганистан, с разрешения афганского руководства, вошел в Афганистан с бригадой и разрушил басмаческую инфраструктуру. Причем особо инструктировал своих бойцов о поведении с местным населением.

В 1937 получил свои 15 лет на Колыме. Дожил до реабилитации, вернули звания и регалии.Написал книгу "Туркестанцы". Умер в 1962

С исламского сайта:
RGASPI,f.544,op.4,d.31,l.20-33
“Доклад Мелкумова о Хиве,”

"<Штамп: Управление Делами Совета Пропаганды и действия Народов Востока 1 декабря 1920г. №134а г. Баку>>
В информ. к делу о Хиве [подпись] 23/XII 20 г.
. . . стол 22/XII 1920 [подпись]

Туркестанский Отдел Совета Пропаганды и Действия Народов Востока
тов. Сокольникову.

Согласно распоряжения Секретаря Президиума тов. Стасовой при сем препровождается Вам копия доклада Представителя Реввоенсовета Первой Армии т. Мелкумова [Мелькумова] о Хиве.

Приложение: Упомянутое выше.
Управдел [подпись]
Начканцелярии Пирумова

Хива.

Не вдаваясь подробно в изложение истории образования Хивинского государства, мы остановимся лишь на тех фактах, которые имеют громадное значение в деле понимания причин создавшихся жизненных условий и отношений и играют решающую роль в определении линии поведения в Хиве и конкретных формах работы. До завоевания царскими войсками Туркестана, в песках Закаспия обитала национальность – туркмены, которые, делясь на множество племен, по своим антропологическим и этническим признакам, по своим правам, языку и пр., составляли нечто цельное. Социальное содержимое этой национальности и счерпывается одним понятием – жизненный анархизм.

Приняв по каким-то причинам мусульманство, туркмены относятся к религиозным вопросам весьма индифферентно и ряд поговорок подтверждают нас в мысли, что даже скептическое отношение к вопросам религиозного порядка не составляют редкое явление. Не будучи никогда объединены в неразрывное целое под непосредственным главенством единоличного властителя – хана, не имея, по самой сущности своей по коренным условиям своей психологии, ни малейшего желания быть под чьей-либо властью, даже формальной, туркмены в своих отношениях к соприкасающимся к ним странам не выступали, как нечто целое, а каждое племя на каждое явление реагировало самостоятельно, иногда в союзе с другими.

Стремление к вольной казацкой жизни служило причиной того, что отдельные племена, совершая нападения на пограничные с ними страны, облагали их контрибуциями, которые собирали ежегодно и необходимость уплаты каковых поддерживали рядом налетов. Не имея никакого давления у себя сверху, туркмены по отношению ко всем прилегающим к и территории странам занимали первенствующее положение.

В частности Хива являлась данницей туркмен и из оценки ее военных сил была неспособна противиться уплате этой дани. Узбеки – главное население Хивы были весьма низкого качества в мнении свободных воинственных туркмен. Приход русских войск и завоевание Туркестана и Хивы коренным образом изменили существование межнационального отношения и создали совершенно новые условия и новые формы бытия для каждой нации.

Туркмены, не имевшие никакого давления, резко почувствовали власть. Узбеки вздохнули от нежелательного им засилья туркмен и в отношении их приняли в основу пренебрежительность, насмешку. Эти отношения поддерживали русские войска, помогая часто узбекам в их борьбе с более сильными туркменами, сопровождая обеспечение существования узбеков невообразимыми жестокостями, насилиями.

Все это заставило туркмен, под давлением большей силы, сильнейшего, внешне помириться с создавшимся положением, признать его как бы в порядке вещей, но затаить в сокровеннейших глубинах сердца горячее желание отомстить узбекам за те мелочные, может быть, притеснения, которые они испытывали от соприкосновения с чиновниками-узбеками.

Не имея возможности противиться русскому давлению, все зло создавшегося положения туркмены свалили на узбеков и к ним питали ненависть. Наглость узбекских правителей дошла до того, что когда один из весьма влиятельных среди туркмен ханов, Ишан, для установления добрососедских отношений послал своего сына к одному из правителей Хивы, тот изнасиловал его /разврат правительства доходил до неимоверных размеров/.

Оскорбленный в своих лучших чувствах Ишан обратился к содействию Хивинского правительства, а затем и русских властей и не получив оттуда удовлетворения, обратился за помощью к своим соплеменникам и туркестанскому народу, который к этому времени волновался уже массой слухов об оскорблении /и таким образом/ сына Ишана, года за два до этого, оскорбительного для всех туркмен, является некто по имени Курбан-Мухамед, совершив на личной почве /вследствие земельного вопроса/ убийство и затем в целях ли самозащиты или по роковому стечению обстоятельств, ряд других, в силу существующих порядков не может уже жить среди туркмен и был вынужден выйти «на большую дорогу».

Ряд удачных грабежей, полное личное бескорыстие в награбленных богатствах, заставляли стекаться к нему все наиболее обиженные или просто бесшабашные элементы. И ко времени совершения этого насилия над сыном Ишана, он имел уже громадное скопление воинственно настроенных туркмен, и сам Курбан-Мухамед добился симпатии и известности среди широких кругов населения, именуясь уже сардаром-военачальником. Не получив помощи от хивинцев и русских, Ишан обратился за содействием именно к этому Курбан-Мухамеду и в нем нашел помощь. Началась война, направленная против узбеков. Поддержка русских войск узбеками служила причиной неудачи Курбан-Мухамеда, он же Джунаид-хан, и заставила его убежать в Сев. Персию. Национальная вражда разгоралась, поощряемая старым правительством, поставившим себе целью уничтожение всех иомудов /пограничное с Хивой племя туркмен/.

Эта национальная вражда на короткое время замерла, не прекращаясь совершенно, и с новой силой вспыхнула в период русской революции с возвращением Джунаид-хана, имя которого связывалось с представлением народного героя, поборника народной чести. Джунаид-хан, ведя войну с Хивой – узбеками – в короткое время подчинил себе их, установил свою военную диктатуру; в своем сознании он находили необходимым создание какой-либо власти и, как человек политически неразвитый, видел эту власть только в лице хана, которого он и выставил, справедливо рассуждая, что лучше иметь послушного себе Хана, и через него проводить свою линию, чем самому сесть на трон. Таковым и явился Сеид Абдулла-хан, человек тихий, трудящийся по своей сущности и послушный Джунаиду.

Успехи красной армии и брожения внутри самой страны послужили причиной падения ханской власти, но работа представителей красноармейских частей, благодаря неправильной оценке назревших событий на национальной почве, была по существу не советской, а лишь продолжением старых ошибок, старой политики. Туркменское население вновь увидело односторонность в действиях русских поддержка узбеков, - наблюдало в правительстве ту же развращенность, те же недочеты, что стесняли его и вызывали в нем недовольство и раньше. Национальная вражда, как регрессивный, противодействующий истинно советским начинаниям, фактор, имеющий громадное значение, был использован довольно странным, усиливающим ее образом.

Экономическая сторона жизни на территории Хорезмской /Хивинской Республики складывается из следующих явлений. Население Хорезмской Республики состоит главным образом из трех национальностей: 1/ Узбеков /большинство/; 2/ иомудов /туркмен/ - значительно меньше; 3/ киргиз. Сюда еще нужно включить пришлый, целиком колонизаторский элемент русских крестьян. Занимая лучшие места, богатые орошения, русские крестьяне твердо усвоили в обращении к остальным национальностям колонизаторскую политику старого правительства.

Узбеки – оседлый элемент также успели использовать для земледелия благоприятные местности, при чем, по примеру всех восточных государств вообще, землевладение сосредоточивалось в немногочисленных руках, привлекавших остальной безземельный или малоземельный элемент осевшего населения к работе на себя. Киргизы находятся в периоде заканчивания оседания. Что же касается иомуд /туркмен/, то картина здесь несколько иная. Иомуды еще ведут кочевой образ жизни в своей общей массе, но уже резко заметно стремление их к оседанию. Но вследствие того, что наиболее благоприятная для земледелия обстановка, наиболее обеспеченные орошением местности были уже заняты русскими и узбеками, оседание не могло дать материального обеспечения населению и обрекало их на большие бедствия. Это именно в большей мере препятствовало оседанию.

Национальная вражда также способствовала продолжению кочевого состояния иомуд. Таким образом, Хиву мы можем рассматривать, как страну земледельческую и скотоводческую, не имеющую промышленности. Поэтому классовое подразделение населения исчерпывается понятиями - крестьянин и бай /помещик-землевладелец/. Этот факт почти целиком игнорировался старым правительством, и нужно также сказать, что и новое, советское, уделяло, по крайней мере, до сих пор слишком ничтожное внимание.

Хивинская революция, при поддержке красных частей свергшая хана и, казалось бы, долженствовавшая привести молодую республику к коренному переустройству для ее же пользы, в результате, ничего не дала, и благодаря ошибкам своего правительства, применявшего в своих работах старые направления и методы, оттолкнула от себя кочующий элемент иомудов. Правительство Хорезмской Республики, по своему состоянию и наклонностям вполне буржуазное, было само слишком слабо, чтобы оценить в их действительном, для республики, значении два указанных выше фактора, умело воспользоваться ими и добиться правильного выхода.

Нужно еще /работать/ сказать, что старое правительство, неимоверно развитому взяточничеству , массе других отрицательных и глубоко не симпатичных черт, сильно распространенному мужеложству и пр. пользовалось дурной славой. Правительство же революционное, в состав которого вошли некоторые старые министры /Хан Мухамедов, Юсупов, Сардар-Ага, и др./, не предпринимал, по-видимому, никаких мер к пресечению этих отрицательных черт, и мы видим, что они процветали с той же, если не более, силой. Ряд представителей Революционной Советской России должны быть обвиняемы в том, что слишком вялы и нерешительны, а иногда и совсем не предпринимали активных мер в борьбе с этим гнилыми остатками, гнилого деспотизма.

Современное политическое состояние Хивы может с очевидностью выясниться из рассмотрения следующего. В Хиве имеется до 30.000 коммунистов, которые, занимая различные посты, в целях обеспечения личной жизни, накладывают на окружающие кишлаки контрибуции, совершенно произвольно, проедая их и мало заботясь о подлинной работе.

Мужеложство в сильнейшей мере развитое среди них, поддерживается под видом открытия школ и т.д. И все это открыто, под флагом насаждения коммунистических начал. Характерно следующее. Во главе Хивинской компартии стоит некто Большаков – узбек по происхождению, но с русской фамилией – довольно-таки темная личность.
Когда к нему нашим политотделом бригады был откомандирован один из сотрудников, он его изнасиловал. Отсутствие правильного направления работ Хивинского правительства выразилось еще в абсурдных декретах об обязательном обучении всех девушек 18 лет, после которого хивинцы стали продавать своих дочерей начиная с 8-ми лет.

Поразительная картина непонимания задач. Наши всевозможные представительства, слишком поверхностно относились к внутреннему строительству молодой республики, погрязши целиком в второстепенных вопросах. Нужно добавить, что в правительстве Хорезмской республики были отдельные иомудские вожди /Кош-Мухамед, Гулям-Али, Бекши и др./, которые по личным или иным причинам отошли от Джунаида.

Полное незнание своих задач правительством и представителями Советской республики, послужили причиной того, что в стране советов по одному подозрению была устроена «Варфоломеевская ночь», убиты и истерзаны названные вожди и с ними масса других главарей иомудов всего 90 человек, обвинявшихся в предполагаемом восстании и союзе с Джунаидом. Успел скрыться и соединиться с последним только Гулям-Али.

Этим позорным актом мы почти окончательно оттолкнули от себя всех иомуд и на почве национальной самозащиты объединяли их. Попытки ревсовета I Армии войти в соглашение с Джунаид-ханом, в котором он справедливо видел громадную силу, возможную использовать в своих целях, окончились, благодаря несчастной случайности неудачей. Необходимо указать, что начинания Ревсовета I в этом направлении диаметрально рознились от указаний Ташкента и, однако это благое, правильное начинание, к несчастью, не дало ожидаемых результатов.

Национальная вражда, подкрепляемая экономическими причинами, обозначилась резче.

Остановимся несколько подробнее на фактах работы за время революции в Хиве. Приводимые нами сведения безусловно не могут охватить целиком все прошлое и действительное, не могут служить исчерпывающим материалом для составления верной картины, местами они требуют даже проверки, но все-таки известную помощь окажут.

Неполность материального и фактического освещения хивинских событий зависит, во-первых, от спешности составления доклада и, во-вторых, ввиду того, что сфера и право влияния на Хиву не было разграничено; не было выяснено, за кем остается фактическое право руководить жизнью Хорезмской Республики, за 1-ой ли армией или фронтом. Существование 2-х представительств фронта армии при часто случавшемся различном понимании вопросов давала иногда почву двойственности линий поведения в Хиве.

Сведения о Хиве по большей части доставлялись из Ташкента, мы же получали случайный материал. Во всяком случае, это было явлением глубоко ненормальным и служит одной из причин неполноты освещения картины. Хивинское правительство, избранное на съезде Курултай – Народных представителей в числе 12 человек по своему составу буржуазное, было неспособно проводить работу в должном направлении и целиком было занято удовлетворением личных интересов. Среди членов правительства весьма процветало стремление к праздной, роскошно обставленной жизни и, например, Председатель Совета Назиров /Наркомов министров/ некто Юсупов и сейчас еще имеет полный гарем жен и десяти слуг.

Этот же Юсупов был товарищем министра правительства Хана. Социальное положение членов правительства видно из приложения к сему, но нужно добавить, что эти лица все-таки составляют лучшие силы Хивы. Успешное процветание в аппаратах управлений молодой Республики старых недочетов, - взяточничество, протекционизм, мужеложство, бюрократизм и др. – резко бросалось в глаза, однако правительство не принимало никаких решительно мер к искоренению этих недочетов. Экономические условия жизни оставались в прежних рамках, никаких мероприятий по улучшению их не предпринималось. Среди членов правительства были некоторые вожди иомудов, имена которых я указывал раньше и это явление давало основание думать, что политика старого царского правительства, ведущая к национальной вражде и уничтожению иомудов, - умерла и Хива вступила в новую эру национально-экономических отношений.

Правда, среди иомудов была масса враждебных узбекам и русским элементов под главенством Джунаид-хана, но при правильном выяснении причин этой национальной вражды безусловно можно было привлечь и его на сторону Советской власти, ибо Советская политика Советской России не может быть направлена к уничтожению одной национальности, к поддержанию национальной вражды.

Таким образом, мы видим полную возможность в дальнейшей эволюционной работе, ведущей к поднятию экономических сил Республики. Представительство советской России разно оценивало для Хивы имеющиеся факторы и, в зависимости от этой оценки опирались на один, отвергая или игнорируя другие. Тов. Бройдо – представитель I-ой Туркомиссии правильно оценивал вред присутствия колонизаторских элементов в лице русских крестьян и остатков царской армии, о которой скажу ниже, и в стеснении этих колонизаторов на виду туземного населения находил один выход. Это он и делал: началось сильное гонение колонизаторов, бывали расстрелы. Другой выход он видел в опоре на туркмен и узбеков, на их замирение. Опора на туркмен выразилась в ряде дипломатических переговоров и уступок, но, кажется, затем тов. Бройдо отказался от этой мысли.

Следующий представитель – уполномоченный Ревсовета Туркфронта тов. Измайлов, судя по некоторым данным, был склонен к приведению восточной политики, осуществляя это на деле. Ко времени его пребывания в Хиве относится неудавшаяся попытка Ревсовета I вопреки указания Ташкента, добиться привлечения Джунаид-хана и использования его влияния. История эта такова. Оценив исторические и экономические условия национальной вражды иомудов и узбеков, видя значение Джунаид-хана среди туркменского населения, наблюдая развертывающиеся события Ревсовет I-ой Армии командировал в Хиву экспедицию во главе с уполномоченным тов. Беляевым специальным заданием ему добиться переговоров с Джунаид Ханом и пригласить его в Ревсовет I для заключения дальнейших условий с целью использовать его в интересах мирного строительства Хивы и поднятия в ней производительных сил.

Для того же был использован влиятельный вождь племени Теке /из Туркмен/ Махтум-Кули-Хан под руководством которого, а ранее и его отца, туркмены отражали попытки царских войск завоевать Закаспий и впервые выступили, как нечто национально-объединенное. Махтум-Кули-Хан весьма влиятельное лицо среди туркмен под давлением Ревсовета I армии этот хан написал письмо к Джунаиду, прилагаемое при сем, к которому, гарантируя его безопасность, просил приехать в Полторацк.

Подробно видно из прилагаемого доклада тов. Беляева, но здесь кратко укажем, что переговоры имели успех и почти уже у цели, когда Джунаид согласился ехать с семьей в Ревсовет I, командир экспедиционного отряда тов. Белоусов, сопровождавший его в качестве почетного караула, благодаря возникшему в его уме подозрению, грубо, с наганом в руках потребовал разоружения Джунаидовцев, и тем самым разрушил все созданное, произошла свалка, в которой тов. Белоусов был убит, Джунаид же бежал и, по-видимому, окончательно.

Таков конец неудавшегося, но, по нашему мнению, правильного пути. К этому нас приводило еще то обстоятельство, что Джунаид Хан в годы совей военной диктатуры проявлял уже некоторые заботы по улучшению экономического положения иомуд и вообще населения Хивы, как например он изыскивал пути к орошению искусственному безводных пространств и пр. Теперь имеются определенные сведения о том, что голова Джунаид-Хана оценена. Мы предполагаем, что это есть продукт неправильного понимания фактов, неправильной оценки их и невызываемый условиями работы. Убийство Джунаид-Хана, лица высоко авторитетного среди туркмен, как мера карательная, в случае совершения его будет служить только к большему озлоблению и объединению туркмен и сделает их еще более недоступными к национальному замирению.

Убийство же его как объединяющего против нас вождя, бессмысленно, т.к. мы уже сейчас имеем сведения о существовании помимо него 4-х вождей туркмен, которые безусловно соединяться в случае опасности и могут иметь значение Джунаида. Имена их: Якши Гельды, Дурды Кази и Гулям-Али, бывший в правительстве Хивинской Республики, и по нашим ошибкам, о которых говорил выше и скажу, дальше бежавший к Джунаиду. Таким образом, мы видим, что оценка головы Джунаида не дает никаких результатов и шаг весьма неправильный. По полученным новым сведениям появился среди иомудов новый Хан Дурды Кази, который поставил себе целью объединить всех вождей и в этом направлении ведет работу.

Следующее и ныне состоящее представительство из Шакирова, человека без определенных направлений и незаинтересованного, по-видимому, в судьбе Хивы, Малышева и Дубянского, Комбрига 2-го, человека весьма нервного и вспыльчивого. Это представительство, не имея никакой определенной линии, служило причиной многих крупных несчастий, поставившее нашу работу в Хиве невозможной и оторвавшейся от жизни. Если тов. Сабитов Завполитотделом Амударьинской группы войск – в своем докладе имел право говорить, что наше представительство не руководит работой правительства, само ничего не делает в области созидания и исполняет роль финансового отдела, то это последнее представительство служит яркой иллюстрацией тому.

Занятое устраиванием личной жизни, оно совершенно индифферентно относилось к жизни всей республики. Нужно указать, что здесь делается не хронологический обзор событий и факты, служащие к выводам. Правительство Хорезмской республики представленное самому себе, не имеющее большого и вообще опыта в советском строительстве, усвоив верхушки коммунистических кампаний без твердых основ, отбросив незнакомую ей социальную закономерность, сразу приступила к изданию ряда таких декретов, которые ничем не могут быть оправданы: ни логикой, ни необходимостью.

Таковы декреты об обязательном обучении девушек и равноправие женщин /при неравноправии мужчин фактическом/. Этими ошибками правительство дискредитировало само себя в глазах населения и этим стремились воспользоваться муллы и др. Вследствие их агитации, в начале июля в Хиве началось брожение, имевшее основное недовольство изданными декретами и восстановлении династии Сеид Абдуллы-хана в лице его сына. Движение было вовремя подавлено; 11 были расстреляны Ревтрибуналом Хивы, а ханское семейство выселено из пределов ее.

Правительство революционной Хивы безусловно не коммунистическое по своему составу и сущности, не было лишено обычных для востока и вообще всех дворов интриг и это чуть было не выразилось в дворцовом перевороте. Султан-Муратов – товарищ председателя Совета Назиров /министр/ достиг соглашения с Большаковым /предкомпартии/, Хасановым – военным назиром и Джума-Ниязом – его помощником, чтобы низвергнуть существующее правительство, самому стать во главе нового, причем предполагали создать Ревком из 5 человек. Сначала предполагали свергнуть только одного Юсупова /председателя/, а затем решили и всех остальных. Наше представительство – Шакиров и Дубянский – и в особенности Ташкент, были против переворота, хотя определенных сведений не имели. Товарищ Фрунзе к этому времени прислал Ревсовету I-ой армии и представительству в Хиве телеграмму, в которой он категорически требовал принятия мер к предотвращению переворота под страхом ответственности. Переворот не состоялся и, нужно сказать, что по своему содержанию он был просто интригой и служил лишь иллюстрацией правительства.

Между тем наше современное правительство, в лице Шакирова и в особенности Дубянского, отрицательно относившееся к туркменам и в отношении их державшееся старой политики, почему-то сразу стало подозревать членов правительства – туркмен /Кош-Мухамеда, Бакиш, Гулям-Али и др./ в определенном сочувствии Джунаид-Хану и в измене республике. И во время Бухарских событий предполагалось с их стороны желание оказать помощь Бухаре. Кош-Мухамед в разговоре с Шакировым, справедливо усматривая в политике представительства колонизаторские начала, сказал, что он работать с русскими не будет, а в особенности, с Дубянским, который, кстати заметим, нередко говорил о необходимости для замирения Хивы, уничтожения всех иомуд.

Национальная вражда узбеков и туркмен, благодаря политике представительства, в мнении которого узбеки находили некоторую поддержку, привела к тому, что страсти разгорались до грандиозных размеров. В последующем, затем, событии, разыгравшемся на национальной почве, представительство скомпрометировало себя тем, что не приняло мер предотвращения его и у нас есть определенное мнение, что оно знало о предстоящем. Накануне прибыл Дубянский, которому передали слова Кош-Мамеда. Была устроена та «Варфоломеевская ночь», о которой я говорил раньше. Прямых доказательств предполагаемой измены иомудских вождей не было и по следующему факту мы предполагаем, что здесь не было места измены.

Когда убивали Кош-Мухамеда, он все время кричал «я не виноват, почему убиваете». Убивали саблями, кинжалами зверским образом, ночью, без суда. Убито 90 человек. Обезоружен отряд иомуд в числе 400 человек. Успел скрыться только Гулям-Али. Началось массовое бегство из Хивы туркмен. Мы не утверждаем, что картина обстояла именно так, все это необходимо проверить, но все нас убеждает в мысли, что картина передана правильно. Этот факт компрометирует наше представительство и мы можем с уверенностью сказать, что существует масса других фактов, еще более компрометирующих его. Недостаток времени не позволяет приводить их здесь. Проследив бегло деятельность всех представительств, мы должны обвинить их в особенности последнее, в недостаточно вдумчивом отношении к явлениям внутренней жизни Хивы, в незнании исторической и экономической обстановки ее и в индифферентности события.

Несколько слов о нашей армии дополняет общую картину. С момента революции лучший элемент старой русской армии, занимавшей территории Хивы, наименее заинтересованный в колонизаторских начинаниях, ушел на родину; остались ярко выраженные колонизаторы.

К этому времени вновь резко обозначилась национальная вражда в которой эти остатки, превратившись в отдельные партизанские отряды приняли активное участие, большое внимание уделив грабежам и насилию. Эти отряды так одичали, что превратились в разбойничьи шайки. С приходом красных частей, они влились в них, дезорганизовали их, чему способствовала окружающая обстановка и недостаток культурных и политических сил и превратили их по существу в колонизаторов и притом злостных. Пред нами стояла задача, с убийственной очевидностью выяснившаяся теперь, после этой «Варфоломеевской ночи», когда некоторые части протестовали, что их не пригласили на расправу это – немедленно убрать, застоявшиеся, недисциплинированные части, сменив их наиболее развитыми частями уже с интернациональной психологией. К этому сейчас уже приступаем. Что же касается Хивинской армии, то она создалась из туземцев, русских частей и пополнялась добровольным течением.

Теперь она возросла до цифры около 1000 человек пехоты и 150 человек кавалерии. По качеству плоха. При существующем положении вещей, когда национальная рознь дошла до неимоверных размеров, необходимо обратить серьезное внимание на перевоспитание армейцев, стремясь к искоренению национальных чувств, иначе наличие Хивинских частей, без достаточной подготовки в вопросах мирового значения может губительно отразиться в дальнейшем для самой же Хивы.

Нужно, однако, сказать, что благодаря некоторой политпросветительной работе, проделанной в частях Хивинской армии, сознательность армейцев, как и вообще, выше уровня сознательности населения. Это ясно видно из того, что общее собрание армейцев в ряде требований к правительству запрашивало о том, какая в Хиве власть: буржуазная или советская. Если буржуазная, то армейцы грозили разогнать, а если советская, почему же во главе стоят баи. Это показательный факт уже некоторой сознательности. Из начертания всего предыдущего, из рассмотрения всех приведенных и не приведенных фактов, мы приходим к следующим обязательным для Хивы выводам.

1/ Коренное преобразование психологии русских колонизаторов – крестьян путем ведения политпросветительной работы. Если же это в силу технических причин невозможно – полное выселение их из Хивы.

2/ Смена засидевшихся армейских частей с колонизаторской тенденцией новыми частями с более интернациональной психологией. К этому уже приступлено.

3/ Хива – страна, не играющая существенные роли в процессе развития мировой революции и с другой стороны не представляющая собой контрреволюционного дезорганизующего по отношению к Советской России источника. Поэтому работа в ней должна протекать постольку, поскольку это позволяет наличие свободных сил. Революционизирование, видоизменение социально-экономических отношений нужно, но при обстоятельствах не вредящих общей политике Советской России, отвлечением необходимых для этого сил.

4/ Отсутствие промышленного капитала, развитое земледелие, культурная отсталость служит причиной отсутствия классового самосознания среди населения. Необходимо провести земельную реформу, ведущую к классовому расслоению.

5/ Наличие кочующего элемента ставит перед нами задачи по их оседанию. Недостаток воды и занятость обозначенных орошением мест весьма вредит этому. Условия кочевого быта заставляют туркмен, помимо причин национального характера, вследствие чисто экономических стимулов нападать на земледельцев-узбеков. Соответственно с этим, необходимо провести ряд мероприятий, имеющих целью улучшение экономических условий существования, ведущих к искусственному орошению бесплодной территории. Необходимо использовать всех авторитетных лиц населения когда-либо ведших и ведущих работы в этом направлении. С этой стороны привлечение Джунаида является необходимостью.

6/ Национальная вражда узбеков и туркмен все время отвлекает значительные части армии на территорию Хивы, вредит истинно советской работе, мешает мирному строительству. Фактор во всех отношениях репрессивный. Необходимо приложить все усилия к их замирению. Гонение отдельных вождей только отдаляет момент замирения. Поэтому нужно прекратить травлю Джунаида и наше представительство допустившее позорную «Варфоломеевскую ночь» сменить, если нужно казнить и тем самым показать свое отрицательное отношение к этому факту и найти дорогу к национальному замирению. /Необходима проверка этого факта/. *
* Рукописная заметка, сделанная на копии рукой т. Мелькумова. Начканц.: Пирумова
7/ Широко провести политпросветительную работу, как среди оседлого населения, в целях выявления классового самосознания их, а также среди кочующего элемента с целью их оседания. Причем земельная реформа должна служить побуждающим к оседанию фактором.

8/ Безжалостная расправа и разгон «коммуниствующих» педерастов, дискредитирующих только своими контрибуциями и поведением партию в глазах населения.

9/ Смена представительства и назначение нового могущего руководить правительством и повести правильную твердую политику.
10/ Воспитание частей Хивинской армии в интернациональной психологии и обращение внимания на углубление работ, а не численное увеличение армии.
Примечание: Настоящий доклад составлен при ближайшем и непосредственном участии Запоарм I тов. Кутузова, отчасти по его указаниям. Этот доклад должен был войти в один общий, о работе на ближнем Востоке, как иллюстрация, но по некоторым внешним причинам общий доклад не успели закончить.
Представляя все-таки настоящее, я снова указываю на необходимость проверки, как и в какой мере наше представительство было осведомлено о предполагаемой «Варфоломеевской ночи».

Представитель Реввоенсовета I армии Туркфронта Мелькумов

С подлинным копией верно:
Нач. канцелярии Пирумова
P.S.: Примечание сделано на копии рукописно т. Мелькумовым. Начканц. Пирумова."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments