jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Синельников Леонид Яковлевич. Фабрика «Ява» глазами ее руководителя 2

Хищение материальных ценностей осуществлялось практически на всех предприятиях страны и стало настоящим бедствием. Масштабы и характер зависели в первую очередь от возможности реализации похищенного. Па автомобильных заводах похищались запасные части автомобилей. Наш сосед напротив, кондитерская фабрика «Большевик», производила разные виды печенья, пирожные и торты. Реализовать печенье было достаточно проблематично. Поэтому на этом предприятии «выносились» компоненты производства: сливочное масло, шоколад, коньяк.

Хищение сигарет на фабрике «Ява» было серьезной проблемой. Сигареты «Ява» пользовались повышенным спросом, их реализация в торговле была упрощена до предела. Сигареты продавались через табачные киоски, и договориться о реализации левой продукции с киоскером, который сам принимал и продавал товар, было очень легко. Оборот сигарет в торговле был очень высоким. Поэтому выявить продажу левого товара через киоск было практически невозможно. Соблазн был велик. Сдал продукцию в киоск и получил живые деньги. Люди рисковали в надежде заработать.

Хищения на «Яве» были и раньше, но они не носили такого массового характера. С началом производства сигарет с фильтром соблазн хищений продукции значительно вырос, а ответственность стала менее жесткой. Власти заигрывали с населением, а это приводило к падению дисциплины и ответственности. Когда я начинал работать, официально считалось, что каждый работник имеет право вынести с фабрики тридцать штук папирос или сигарет (так называемую раскурку). Эта норма имела свою предысторию. Еще в довоенное время официально было разрешено выдавать ежедневно каждому курящему работнику тридцать штук отбракованных папирос (дневная норма курения). Именно для личного потребления, чтобы работник не брал готовые папиросы с конвейера. Контроль за выполнением законов был очень строгим. При Сталине за хищения сразу сажали за решетку. Поэтому перед выходом с территории фабрики рабочие укладывали папиросы, оставшиеся от дневной нормы раскурки, в модные тогда портсигары. В шестидесятые годы изменилась обстановка в стране и, следом за ней, психология людей.

С увесистым свертком рассыпных папирос, рабочие в случае попытки изъятия работником охраны возмущались: «Мне же положена раскурка. Почему я не могу вынести немного больше? Что, вы будете пересчитывать?!» На самом деле отнимались совсем неприличные по размеру свертки (по 200-300 папирос и более). Психологически, видимо, влияло то, что на фабрике ежедневно производилось более шестидесяти миллионов табачных изделий. Образовывалось примерно 2-3% бракованных, из которых извлекался табак для повторного использования. Ну и что, из этого брака нельзя вынести сверток папирос? Государство от этого не обеднеет. Постепенно происходило изменение отношения в обществе к государственной собственности. Люди начинали понимать, что сохранность госсобственности ни в коей мере не влияет на улучшение жизни конкретного человека.

Они видели вокруг себя расточительное, не по-хозяйски организованное отношение государства к общенародным ценностям. В таком случае не зазорно самому как-то воспользоваться тем, что плохо лежит. Поэтому хищения у государства не воспринимались постыдными. «Все вокруг колхозное, все вокруг мое». В такой обстановке и администрации становится сложно бороться с этим недугом. Психологический настрой в обществе влиял на настроение людей, в том числе и тех, кто по долгу службы обязан был пресекать хищения. Общество свыкалось с обстановкой массовых хищений. Критерии подхода к нарушителям становились более мягкими. Теперь уже административные меры принимались только к тем, кто был задержан с крупным хищением готовой продукции.

Когда на фабрике была установлена рекламная линия по производству сигарет с фильтром, директор понимал, что надо защитить эту новую продукцию от хищений. Как мы знаем, по его указанию была построена «хрустальная комната», где все рабочие были под полным контролен. При переходе на массовое производство сигарет с фильтром высшего качества задача обеспечения сохранности значительно усложнилась. Теперь это был большой цех, расположенный на двух этажах, с более чем двумястами работниками. Все они имели прямой доступ к готовой продукции. Попробуй проконтролировать! Тем более что спрятать пачки сигарет под спецовку совсем нетрудно. Разумеется, вопрос обеспечения сохранности этой новой продукции становился одним из приоритетных в работе администрации.

Однако в условиях, которые сложились в стране, избежать массовых хищений было невозможно. Реально их можно было только ограничить. Этого, к сожалению, не хотели понять власти. Они не признавали, что в стране и обществе существуют системные проблемы, являющиеся причиной массовых хищений соцсобственности. Поэтому не принималось мер в государственном масштабе, считалось, что хищения на предприятиях являются результатом недоработки местного руководства, плохо поставленной воспитательной и идеологической работы в коллективе. Это было самое легкое решение для властей, но глубоко порочное по своей позиции. Я думаю, что этот вопрос глубоко не изучался, а рассмотрение положения дел носило чисто формальный характер.

Работу предприятий «по сохранности соцсобственности» оценивали по количеству зафиксированных органами охраны правопорядка случаев хищения и общей стоимости похищенной продукции. Выявлением хищений занимались милиция и се специальное подразделение — ОБХСС (Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). На фабрике «Ява» контроль осуществляли 63-е отделение милиции и ОБХСС Фрунзенского района. Проверки проводились внезапно, часто в вечернее и ночное время. Чтобы информация об облаве не стала известна, задержание выходящих работников осуществлялось на определенном расстоянии от фабрики, по пути следования к Белорусскому вокзалу, где находились ближайшее метро и железнодорожная станция. Я сам никогда не присутствовал при задержаниях, но знаю, что весь этот процесс носил глубоко унизительный характер.

Люди пытались убежать, избавиться от похищенных сигарет. Потом задержанных везли на досмотр в отделение милиции. Информация о проверке быстро доходила до фабрики, и начинался переполох. Рабочие быстро избавлялись от «затаренной» продукции, охрана принимала соответствующие меры. Руководство фабрики узнавало о случившемся обычно утром следующего дня. Потом работники ОБХСС привозили на фабрику похищенную продукцию, бухгалтерия проводила се оценку и определяла стоимость. Решение о привлечении задержанных к административной ответственности принималось органами милиции и прокуратуры. В большинстве случаев дела о хищениях передавались на фабрику для принятия административных мер. Задержанные лишались премий. При неоднократных нарушениях принимались более жесткие меры, вплоть до увольнения. В случаях крупного хищения (200-300 пачек) дело передавалось в суд. Решение обычно обязывало подсудимых выплачивать из заработной платы компенсацию государству за причиненный ущерб. Одновременно задержанный лишался премий на фабрике за текущий месяц и по итогам года. Все вместе это было серьезным ударом. При принятии решения власти учитывали интересы семьи задержанного —как это может отразиться на содержании детей. Поэтому в целом решения судов были достаточно взвешенными.

Информация о зафиксированных случаях хищения поступала на стол руководства райкома партии, других властных структур и била по авторитету администрации фабрики. Это свидетельствовало о том, что руководство фабрики не может навести порядок, выводы могли быть самые жесткие. Другой отрицательный фактор—доступность хищений снижала заинтересованность работников в заработке на своем рабочем месте, а следовательно, снижалась мотивация к труду. Массовые хищения приводили к моральному разложению в коллективе, и ни о какой эффективной работе не могло быть и речи. Поэтому мы старались уделять серьезное внимание обеспечению сохранности продукции на фабрике. В общем, этот вопрос стал одной из приоритетных задач. Самое главное — надо было максимально ограничить вынос продукции из сигаретного цеха.

Этим занималась администрация цеха. Не менее важно было предотвратить проход с продукцией через проходную, а также вывоз автотранспортом за территорию фабрики. Этим занималась охрана фабрики. Начальник охраны нес ответственпость и за профилактику хищений на всей территории предприятия. Конечно, администрации были известны все возможные каналы хищений, мы старались взять их под полный контроль. «Проколы» происходили в результате недобросовестного отношения к работе конкретных работников или вследствие вступления в сговор похитителя с контролером. Недаром основные задержания проходили в вечернюю или ночную смену, когда контроль администрации был ослаблен.

Основным каналом хищения продукции из цеха в рабочее время были грузовые лифты. Они использовались для подъема в цех материалов и вывоза отходов производства. Операции по доставке материалов осуществляли грузчики транспортного цеха. При наличии сговора с работниками сигаретного цеха была возможность вывезти из цеха на лифте готовую продукцию. Например упаковав ее предварительно в картонные короба, «затаренные» сверху мусором. Были и другие способы хищения. Обычно в такие операции были вовлечены и лифтеры. Администрация знала о таких схемах. Поэтому лифты открывались для перевозки грузов только в присутствии ответственного сотрудника цеха. Проверялись вывозимые из цеха отходы производства.

Короба с мусором протыкались специальными шампурами, чтобы исключить наличие внутри готовой продукции. Но и другая сторона действовала изобретательно, не во всех случаях удавалось предотвратить хищения. Похищенную таким образом продукцию пытались вывезти за территорию фабрики автотранспортом. Поэтому работники охраны проверяли выходящие с фабрики автомашины. Обычно спрятанные сигареты находили под сиденьем у водителя или укрытыми среди вывозимого груза. Подозреваемых в попытках вывезти готовую продукцию увольняли. Лифтеров постоянно переводили с одного лифта на другой. Все делалось для того, чтобы предотвратить образование «устойчивых групп» сотрудников, занимающихся хищением готовой продукции.

После окончания смены рабочие выстраивались в очередь возле турникетов па проходной, где проводился досмотр перед выходом с территории фабрики. Проверяли сумки, ощупывали руками верхнюю одежду. Отобранные пачки с сигаретами бросали в рядом стоящие картонные короба. Если возникало подозрение, приглашали п специальную комнату для личного досмотра. Работники охраны тоже несли ответственность, если после проверки на выходе с фабрики кто-то будет задержан органами ОБХСС. Вроде бы есть все возможности предотвратить хищения. Но в реальности срабатывали и другие факторы.

Работники фабрики были тесно связаны друг с другом. Безусловно, существовали неформальные связи между работниками охраны и конкретными рабочими, возникали общие интересы. Поэтому, как говорили, у каждого контролера были «свои», которых они пропускали, если считали, что опасности нет. Действовала своеобразная система оповещения перед выходом с фабрики. Рабочие знали, кто сегодня стоит на контроле п охране, контролеры выясняли, все ли спокойно за территорией фабрики. Люди рисковали. Но и сотрудники ОБХСС работали профессионально. Они хорошо разбирались в обстановке с хищениями на предприятиях. На фабрике «Ява» они сформировали группу информаторов и заранее знали о готовящихся хищениях. Оценка работы ОБХСС зависела от количества задержаний расхитителей. В этом процессе, где все на самом деле было ясно, каждая из сторон имела свои интересы. Рабочие пытались заработать, администрация —максимально ограничить хищения, ОБХСС—держать этот процесс в напряжении, не давать расслабиться. Им тоже был установлен план — по задержаниям.

Материальные потери государства от мелких хищений были не столь велики, чтобы оказывать ощутимое влияние на экономичские показатели работы предприятий. В первую очередь хищения наносили серьезный удар по моральному состоянию советского общества. «Несуны» не были злостными расхитителями. Это были обычные советские люди. Уникальным с точки зрения мирового опыта явлением, порожденным советской идеологической и хозяйственной системой. Государство несло моральную ответственность за тяжелые условия жизни людей, которые привели их к такому состоянию. Люди теряли чувство собственного достоинства. В то время мы часто обсуждали между собой эту проблему. Очевидцы рассказывали, что во время посещения зарубежной табачной фабрики члены советской делегации с удивлением увидели в цехе автомат для продажи сигарет. Они спросили: «Зачем?» Ведь рядом конвейер с готовой продукцией. Одна из работнице гордостью им объяснила: «Мы достаточно зарабатываем, чтобы не брать у хозяина». Два мира — две совершенно разные психологии.

Продукцию «Явы» продолжали похищать уже за территорией фабрики. Этим занимались рабочие автокомбинатов, перевозившие товар с фабрики на склады или непосредственно в торговые точки. Готовая продукция фабрики перевозилась в коробах. Емкость короба составляла более 500 пачек. Заполненный короб сверху заклеивался но специальной технологии самоклеющейся лентой так, чтобы обеспечить сохранность продукции при транспортировке и хранении. Вроде бы все было продумано. Но уж больно привлекательны были сигареты «Ява»! И как говорят, голь на выдумки хитра. С целью хищения сигарет на фабричную технологию кустарным способом была разработана «контртехнология». Принцип был следующий: с помощью пара фабричная лента аккуратно отклеивалась, из короба извлекался один пакет с сигаретами в твердой пачке или два в мягкой. Образовавшиеся пустоты заполнялись бумагой. Потом короба аккуратно заклеивались. В качестве генератора пара использовался обыкновенный электрический чайник. Все это делалось достаточно профессионально, так чтобы при приемке товара в торговле нарушенный короб не вызвал подозрений. Кража обнаруживалась при вскрытии коробов в торговой точке. На фабрику регулярно стали приходить телефонограммы такого содержания: «При вскрытии короба обнаружилась недостача сигарет. Срочно пришлите своего представителя для составления акта». Торговля пыталась переложить ответственность, квалифицировать это как недокладку сигарет в короб при отгрузке с фабрики. Однако у работников фабрики в руках были убедительные аргументы. Похитители действовали изобретательно, но единственное, что они не могли обеспечить: полностью повторить фабричную технологию при заклейке короба.

Представители «Явы» выезжали на места и демонстрировали явные признаки хищения вне территории фабрики. Торговля пыталась предъявить фабрике иски. Дело дошло до суда, где решение было принято в нашу пользу. В дальнейшем торговые организации продолжали присылать телефонограммы, чтобы официально зафиксировать факты хищения и образовавшуюся недостачу готовой продукции. Поскольку продукция была принята, в конкретном торговом предприятии образовывались убытки. Я не знаю, каким образом эти убытки списывались, или, как говорили в советское время, на кого их вешали, но это было большой проблемой в масштабах Москвы. Хищения в пути так и продолжались. Бороться с таким масштабным явлением было трудно, поскольку им занимались уже сложившиеся группы лиц, превратившие свою преступную деятельность в прибыльный, устойчивый бизнес.

Проводя работу по профилактике хищений, мы в первую очередь следили за тем, чтобы предотвратить образование таких сообществ на «Яве». Некоторые работники устраивались на «Яву» именно с этой целью. Администрация старалась выявить подобные намерения на ранней стадии. Во всех случаях крупные хищения могли осуществляться только в результате сговора группы лиц, имеющих отношение к производству и отгрузке готовой продукции. Предотвратить крупные хищения было возможно только за счет совершенствования системы учета. Нa фабрике успешно действовала система учета готовой продукции с использованием специальных учетных документов — паспортов готовой продукции. Эта система учета работала достаточно эффективно. Поэтому какой-либо сговор с целью крупного хищения все-таки был маловероятен. Несмотря на это, администрация фабрики уделяла этому вопросу повышенное внимание, держала его постоянно под контролем. Принимались меры, вплоть до расформирования бригад, даже при малейшем подозрении.

..обстановка в табачной промышленности была тяжелой. Основная масса населения продолжала курить низкокачественные изделия — сигареты без фильтра. Особенно сложное положение с обеспечением куревом было в Российской Федерации. Потребность в табачных изделиях росла. Сигареты были одной из немногих возможностей расслабиться для мужского населения страны. Люди, хоть и на короткое время, но испытывали ощущение свободы и независимости. Поэтому так любили знаменитые перекуры.

С большим удовольствием предлагали друг другу: «Давай перекурим». Государство поддерживало эту тенденцию. Производство табачных изделий стало одним из основных источников пополнения бюджета. Никакой информации о вредных факторах курения не распространялось. По статистическим данным, в период с 1970 по 1980 год потребность в табачных изделиях в стране выросла на 50 миллиардов штук с 375 миллиардов до 425 в 1980 году. Однако производственные мощности в табачной промышленности не росли. Технологическое оборудование устарело, а валюты для приобретения нового не выделялось.

В торговле сигаретами возникали затруднения, образовался устойчивый дефицит. Особенно это ощущалось в летний период. Доказано, что летом курят больше. Световой день длиннее, а теплая погода располагает к более частому курению на улице. А тут еще и другая беда: объемы производства табачных изделий в летнее время снижаются по объективной причине. Согласно принятому еще в довоенное время порядку, каждая табачная фабрика останавливалась ежегодно летом па один месяц па плановый ремонт. Основная часть работников уходила в отпуск. Оставались только ремонтные службы. Конечно, такая практика имела много преимуществ. Табачное производство в связи с его высокой запыленностью нуждалось в периодической глубокой профилактике. В период летнего ремонта только на очистку вентиляционных систем от табачной пыли уходило больше недели. А надо было еще провести ремонт общефабричных систем, очистить, покрасить и побелить помещения цехов, провести восстановление полов в цехах.

То есть выполнить работы, которые невозможно осуществить в рабочее время. Работая по двадцать часов в сутки, только-только успевали произвести запланированное. Рабочие тоже были довольны. Этот гарантированный отпуск в летнее время входил в пакет льгот, предоставляемых в табачной отрасли. Профсоюзные комитеты старались обеспечить на время отпуска желающих путевками в санатории и дома отдыха.

Все как бы хорошо. Но проблема в том, что целый месяц в году табачная промышленность не производит продукцию, а это больно бьет по поддержанию положительного баланса производства и потребления. Поэтому ежегодно в летнее время возникал дефицит, курильщики нервничали, занимаясь поиском сигарет. Особенно серьезные проблемы возникали, когда местная фабрика останавливалась на ремонт. Зная о возможных последствиях, власти готовились к этому периоду времени. Заранее согласовывался график остановки фабрик на предстоящий год, создавались запасы сигарет в торговле. Но из-за ограниченности ресурсов в первую очередь пытались «закрыть» потребности в Москве и других крупных городах. Нельзя было допустить создание серьезного дефицита в столице. По существующей традиции, в Москве фабрики «Ява» и «Дукат» останавливались на ремонт поочередно в июне и августе месяце.

После остановки одной из фабрик в июне в июле работали две фабрики, чтобы создать запасы в торговле перед остановкой другой фабрики в августе. Проблема эта настолько волновала население, что большинство курящих москвичей знали, когда в текущем году останавливается фабрика «Ява», и готовились к этому событию. Сигареты «Ява» исчезали из киосков уже в первые дни после остановки фабрики, по заядлые курильщики заранее закупали любимые сигареты, создавали запасы на время ремонта. Чтобы избежать образования ощутимого дефицита, в этот период в Москву завозились болгарские сигареты. Однако в целом ряде регионов Российской Федерации возникали серьезные трудности. Все же как-то обходилось. Люди привыкли к такому положению дел, как-то устраивались. Фабрики начинали работать, как говорили, раскручивались после ремонта, и обстановка постепенно стабилизировалась.

Первый гром грянул в 1976 году. «Волнения» начались в ряде регионов Российской Федерации и особенно остро проявились в шахтерском Кузбассе. Единственная местная фабрика в городе Прокопьевске не справлялась со снабжением региона. А завезти табачные изделия из резервов, видимо, не смогли. Местные руководители пытались, как обычно, ситуацию «потушить», дотянуть до начала работы фабрики. По шахтеры, как наиболее активная часть рабочего класса, выступили катализатором процесса. В ЦК КПСС посыпались письма, о которых доложили самому Суслову —члену Политбюро, главному идеологу партии. Нам зачитывали выдержки из наиболее характерных писем. Мне запомнилось письмо—крик души жены шахтера: «Муж приходит после смены злой. Посылает меня за сигаретами. Утром просыпается, и если не находит сигарет, дома начинаются скандалы. Я понимаю, что не хватает мяса, масла ... Мы к этому привыкли. Но неужели нельзя обеспечить сигаретами...»

По реакции руководства Министерства пищевой промышленности СССР было видно, что в ЦК КПСС очень внимательно отнеслись к этой информации. Там понимали, какое большое значение для населения страны имеет доступность сигарет. И как страшны последствия любого проявления их дефицита в стране. Все знали, как при возникновении какой-либо паники моментально сметались с полок соль, спички, макаронные изделия. Если уж допустили образование дефицита, потом очень трудно его преодолеть. Всем памятен дефицит сливочного масла в конце семидесятых. В Москве выстраивались колоссальные очереди. Несмотря на установленные ограничения по отпуску в одни руки, все старались купить максимальное количество масла. Как потом признавался заместитель председателя Комитета народного контроля города Москвы Власов, для ликвидации паники пришлось ежедневно завозить в магазины в десять раз больше продукта, чем до кризиса. Для этого необходимо было привлечь большие дополнительные ресурсы.

Опасность возникновения табачных кризисов заставила правительство и Госплан выделить средства из бюджета для решения вопросов развития табачной отрасли. Имелось несколько серьезных проблем. В первую очередь надо было обновить производственные мощности. Увеличение производства сигарет с фильтром оставалось советской экономике не по карману. Поэтому приняли решение сделать упор на увеличение производства сигарет без фильтра. ..В течение 1977-1979 поставили более двухсот сигаретных линий, что значительно облегчило положение табачных фабрик страны.

Другой серьезной проблемой являлось обеспечение отрасли табачным сырьем. С целью увеличения поставок отечественного сырья было принято решение о развитии табаководства в Молдавии, которая уже и раньше специализировалась на выращивании табака.

Для комплексного решения вопроса выбрали Армянскую ССР. Производство фильтров разместили на Ереванском комбинате, а завод по производству ацетатного волокна построили в Кировакане. Теперь по импорту закупалось только сырье для производства волокна, это в несколько раз уменьшило затраты валюты. Организация производства фильтров значительно повысила значение Ереванского комбината. Ведь от его работы теперь зависели поставки фильтров на ведущие табачные фабрики страны. Возрос авторитет директора комбината. Однако, несмотря на то что производство в стране было организовано, дефицит фильтров сохранялся. Как и во всем другом в СССР, постоянно возникали рассогласования. То завод в Кировакане остановился из-за отсутствия сырья, то проблемы с работой оборудования на Ереванском комбинате. Как обычно, производственные мощности ввели без достаточных резервов. Известно, что скупой платит дважды. Никто ответственности за срыв поставок не нес. Чтобы не остановить производство сигарет фабрики, просили ускорить отгрузку, в крайнем случае даже самолетом. Шли на дополнительные расходы на транспортировку. Возникала парадоксальная, но характерная ситуация: руководители фабрик, которым недопоставили фильтры, выступали и роли просителей, а решение зависело от указаний Лидии Сергеевны Саргеянс. Срабатывал базовый принцип советской власти: кто владеет дефицитом, тот диктует условия.

Контроль за деятельностью государственных предприятий В республиках был ослаблен. Это не могло не сказаться на тенденциях развития отношений внутри самих республик. Они хорошо усвоили, что от них требовалось: главное— выполнение обязательств перед центром. Остальное можно построить так, чтобы извлечь для себя пользу. Люди хотели жить лучше. На официальной заработной плате далеко не уедешь. Поэтому в республиках стала развиваться предпринимательская деятельность. Это в советское время было возможно только путем нарушения социалистической законности. Постепенно стала утверждаться практика разных форм хищения соцсобственности. В основном путем производства продукции с нарушением утвержденных рецептур, что позволяло незаконно присваивать себе государственные материальные ресурсы для производства неучтенного, левого товара. Причем постепенно, что было особенно опасно, происходило сращивание в такого рода деятельности руководства хозяйственных организаций с административными и правоохранительными органами.

Так, было известно, что в Грузии на табачных фабриках производили «левый» товар. Причем в этот процесс был вовлечен весь коллектив предприятий, включая рабочих. «Технология» была такая: за счет работы в неурочные часы досрочно выполняли плановое задание, а в оставшееся время производили неучтенную продукцию. Для этого было оборудование, рабочая сила, но проблемы возникали с сырьем и материалами (особенно импортными), так как государство выделяло их только на обеспечение плана производства. Поэтому представители табачных фабрик Грузии приезжали на фабрики Российской Федерации, пытались договориться в частном порядке о покупке необходимых материалов. Предлагали выгодные условия. Понимая возможные последствия, мы остерегались таких визитеров.

Естественно, осуществлять подобный вид деятельности в масштабах республики удавалось только при соответствующем настрое местного населения и общей направленности политики руководства. Думаю, что в центре понимали опасность деструктивных процессов в республиках и пытались взять их под контроль. Конечно, по наиболее вопиющим нарушениям проводились проверки и возбуждались уголовные дела, но вряд ли возможно было переломить эту тенденцию. В целом борьба с теневой экономикой не носила системного характера. Очень часто при расследовании дел предпочтение отдавалось соображениям политической целесообразности. Да и ревизоры из центра неохотно выезжали в союзные или автономные республики. Там встречали на широкую ногу, но могли возникнуть такие деликатные ситуации, которые ставили проверяющих в очень сложное положение. И в Российской Федерации существовала теневая экономика. Также вскрывались случаи крупных хищений и злоупотреблений, но они все же не носили столь системного характера. Наметившиеся тенденции в развитии республик затем все в большей степени углублялись. Люди с Кавказа и Средней Азии начали приезжать в Москву с большими деньгами. Могли пригласить нужных чиновников в ресторан, щедро отблагодарить. По тем же причинам они стали желанными пациентами в московских медицинских клиниках.

Эти процессы носили деструктивный характер по отношению к выстроенной экономической и социальной системе, меняли сложившиеся принципы взаимоотношений в обществе. Отражались на моральном состоянии советских людей. Стали расти так называемые нетрудовые доходы населения. Они носили самые разные формы. Например, в этот период времени, мне пришлось делать довольно крупный ремонт своей личной автомашины «Жигули». Пришлось столкнуться с тем, что даже в автоцентре на Варшавском шоссе мне предложили оплатить работу, минуя кассу. Такой обман государства был особенно распространен в сфере предоставления платных услуг населению. У многих представителей этой сферы деятельности (и не только) неоправданно выросли доходы. Это отражалось на состоянии потребительского рынка в стране. Власти же пытались сдерживать рост свободной денежной массы у населения. Выдача банками наличных денег строго контролировалась. Но при происходящих в стране процессах удерживать ситуацию под контролем становилось все труднее. Выход можно было искать в увеличении производства товаров народного потребления улучшенного качества.

Предложение фирмы «Филип Моррис» производить в СССР знаменитые сигареты «Мальборо» оказалось, как мы видим, в русле потребностей советской экономики. В 1976 году было подписано соглашение между ФМ и внешнеторговым объединением «Разноэкспорт». Американская сторона поставляет все комплектующие и готовый нарезанный табак, а производство — сборка сигарет —будет производиться на фабриках Советского Союза. Объемы производства планировались более значительными, чем в случае сигарет «Союз Аполлон». Поэтому было принято решение расширить географию производства. Кроме «Явы», которая оставалась основным производителем, были подключены ленинградская фабрика им. Урицкого, Кишиневский табачный комбинат, Бакинская и Сухумская фабрики.

Фабрика «Ява» оказалась полностью готова к производству сигарет «Мальборо». Приобретенный при производстве сигарет «Союз Аполлон» опыт в полной мере соответствовал новым задачам. Наши рабочие и специалисты в целом усвоили принципы работы компании «Филип Моррис». Чтобы предотвратить хищение сверхдефицитных сигарет, пришлось построить в цехе уже третью в истории «Явы» «хрустальную комнату». Задача же компании ФМ значительно усложнилась в связи с расширением географии производителей. Соблюдение технологии было как раз слабой стороной у фабрик из южных союзных республик. Стремление к так называемой предпринимательской деятельности как раз противоречило соблюдению этого принципа. На кону стояли большие деньги. Государственная цена сигарет «Мальборо» была установлена в один рубль за пачку. А на черном рынке они стоили значительно больше. Надо было предотвратить любые намерения производить левую продукцию, организовать контроль за объемами производства, чтобы продукция не поступала на рынок нелегальными путями.

Подготовительный период занимал довольно много времени. Надо было обеспечить наличие всех материалов на каждой фабрике. Нарезанный табак на сей раз поставлялся из Швейцарии. Появившаяся через много лет информация в Интернете о том, что настоящие сигареты «Мальборо» привозились из-за границы, а в сигаретах, произведенных в СССР, был использован молдавский табак, не соответствует действительности. Табак был оригинальный, такой же, как на всех фабриках ФМ. Другое дело, что в контракт был включен пункт, по которому ФМ обязалась оказать Кишиневу помощь в организации выращивания табака сорта «Вирджиния». На самом деле из этой затеи ничего не получилось. Как потом объясняли в узких кругах, не слишком грамотные молдавские крестьяне не могли обеспечить внедрение новой технологии.

Чтобы контролировать производство сигарет, «Филип Моррис» выдавала клише для нанесения надписи на сигареты только после разрешения на начало производства. Расчет был простой: точно скопировать оттиск было невозможно. Подделка не останется незамеченной. В связи с этим курьезный случай произошел с генеральным директором Молдавтабака Николаем Филипповичем Вербицким. По простоте душевной, он сам его рассказал после возвращения из командировки в Америку. Там он должен был встретиться с президентом ФМ и решил, что будет очень кстати вручить ему произведенный в Кишиневе блок сигарет «Мальборо». А Кишиневский комбинат получил уже все материалы, табак, но не получил еще разрешения на начало производства. Следовательно, не было выдано клише. Николай Филиппович вызвал директора фабрики, очень разозлился, что из-за какой-то маленькой детали он не может привезти такой важный презент г-ну президенту, приказал изготовить клише своими силами и произвести первые сигареты. В конце концов я «генерал» (так называли генеральных директоров) и могу взять ответственность на себя. Товарищ Вербицкий вовремя вылетел в Америку, встретился с г-ном президентом, вручил ему блок «Мальборо» и остался очень доволен результатом приема. Что произошло далее, мы узнали от очень сдержанного и ироничного человека, старого нашего партнера по производству сигарет «Союз Аполлон», г-на Вернера. Теперь он возглавлял команду «Филип Моррис» по производству «Мальборо». Ночью в доме г-на Вернера в Швейцарии раздался телефонный звонок. На другом конце провода разъяренный президент «Филип Моррис» кричал: «Что у вас происходит в Кишиневе? Что за сигареты вы там производите?». Естественно, что кроме безобразного оттиска он нашел еще много дефектов в самовольно изготовленных сигаретах.

произвести сигареты, соответствующие стандартам качества ФМ, было очень трудно. В системе оценки качества учитывались такие мельчайшие дефекты, которые на отечественных фабриках просто не замечались. Качество сигарет оценивалось в баллах. Каждый дефект был подробно описан и оценен определенной суммой баллов. Сумма всех возможных дефектов составляла тысячу баллов. Могу с гордостью сказать, что на фабрике «Ява» мы достигли очень хорошего показателя даже на уровне качества европейских производителей. Дефекты сигарет, произведенных на «Яве», регулярно оценивались менее чем в двести баллов. А наибольшие проблемы возникали с Бакинской фабрикой. Ходили слухи, что там были попытки «разбавлять» оригинальный табак местными сортами.

Производство сигарет «Мальборо» стало не только большим достижением для советской табачной промышленности, но и значительным событием в общественной жизни страны. Ошибочно считается, что первым проектом в СССР, символизирующим американский образ жизни, было нашумевшее открытие ресторана «Макдональдс» на Пушкинской площади в Москве в 1990. На самом деле это произошло намного раньше, когда табачная промышленность начала совместное с «ФМ» производство сигарет «Мальборо». Ажиотаж был грандиозный. Если бы сигареты появились в свободной продаже, думаю, выстраивались бы не меньшие очереди, чем в «Макдональдс». Но в традициях советской торговли было особый дефицит распространять по закрытым каналам. Несмотря на то что объемы производства были увеличены, достать сигареты было нелегко, да и далеко не всем они были по карману. Многие курильщики мечтали попробовать «Мальборо», для других это было вопросом престижа, даже ощущением самоуважения. Некоторые просто укладывали в пачку из-под «Мальборо» местные сигареты и с гордостью их вынимали из кармана на глазах у окружающих. Популярность сигарет была столь велика, что лучший подарок придумать было сложно. Причем его с благодарностью принимали и курящие и некурящие. Выпуская сигареты «Мальборо», мы опять оказались в центре внимания. Благодаря «Мальборо» перед нами открывались многие двери, удавалось положительно решать вопросы. Но, одновременно, создавались и проблемы. Все ждали от нас подношений. Поэтому надо было выкручиваться, соблюдать необходимый баланс.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments