jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Марш

"История маршей темна и непонятна. Она изобилует парадоксальными сдвигами и суждениями. Руссо (напомним мимоходом - не только философ и писатель, но и прославленный в свое время композитор) не жаловал, например, французские марши, считая их "очень дурными" (tres malfaites). Он гораздо выше ценил современные ему немецкие марши, полагая, что они в куда большей степени подстегивают боевой дух. "Защитник вольности и прав" и в этом случае оказался прав не до конца, ибо стоило разразиться Французской революции, как именно острые галльские ритмы породили эпидемию маршей во всей Европе, и именно на них ориентировался Людвиг ван Бетховен.

Согласно народной этимологии, само слово "марш", как и "март" по этимологии научной, восходит к имени бога войны у древних римлян. Исторически, однако, древнегерманский корень его тот же, что и слова "маркировать", отмечать, но войны и революции, в самом деле, всегда были могучими катализаторами жанра. Диалектик найдет знаменательным, что не сама мартовская революция 1848 года, а реакция на нее подвигла Иоганна Штрауса-отца на создание знаменитого опуса, в котором сейчас, к сожалению, большинство оркестров не играет вступительных дробных тактов, трогательно описанных в конце романа Йозефа Рота "Марш Радецкого". Старик-фельдмаршал Радецкий фон Радец, истребивший крамолу в Италии, был любителем венских вальсов, но пожаловался как-то Штраусу, что под них солдату ходить трудно. Штраус написал для него такой марш, под который и пехота шагала, и лошади - по сей день - гарцуют в венской прославленной Испанской школе верховой езды.

К кануну XX века маршей стало так много и играли их в мирных городских садах так часто, что над ними начали смеяться, даже над похоронными. Малер выставил на позор лицемерие траурных маршей в гротескной третьей части Первой симфонии ("Траурный марш в манере Калло"). Позднее Стравинский осмеял фанфаронаду триумфальных маршей в вывороченном и мерзко кривляющемся "Марше Черта" из "Сказки о беглом солдате". Между прочим, один из нас думает, что музыка, "урезанная" в "Мастере и Маргарите" Булгакова в ответ на приказ Бегемота, была отголоском знакомства писателя с "Маршем Черта": пострадавших от нечистой силы москвичей недаром свозят в клинику "психиатра" Стравинского.

Западные историки жанра считают "Марш Черта" апогеем карикатуры на парадные марши.

Западные историки ошибаются. Они, видно, не знают "Марш Советской милиции" Шостаковича. Этот уныло долбежный ("бить, бить, бить"), тупо топчущийся на месте марш долгое время всерьез исполнялся на соответствующих празднествах. Вряд ли его любило милицейское начальство, но Шостакович к этому времени уже не подлежал критике, по крайней мере на уровне МВД. За "сумбур вместо музыки" он давно ответил. Вот и приходилось, стиснув зубы, играть и слушать, да еще транслировать по радио, к злорадному, должно быть, удовольствию автора.

Искусство должно уметь мстить за обиды.
Смеяться над маршем, конечно, легко, но над походным маршем бывает легко и заплакать. Существует в русской военной музыке вид марша, характерный, кажется, только для нее. Во всяком случае, прослушивая большую коллекцию записей, мы так и не смогли обнаружить среди западных маршей такого, который можно было бы назвать маршем элегическим.

Любитель легко отличит по эмоциональному ореолу марши разных армий. В прусских - натиск, в австрийских - порыв, в американских - спортивный задор. В лучших английских маршах - в старинном "The British Grenadier", а в XIX веке - в "The Thin Red Line", связанном с Крымской войной, и в "Soldiers of the Queen", прославившемся во время англо-бурской войны, - есть непоказная уверенность в победе. В русских гвардейских маршах XVIII-начала XIX века - благородная дерзость и придворный блеск. Поздние же русские марши, что отчасти роднит их с венгерскими, дышат меланхолической степной удалью. В ней корни элегического марша.

Чтобы убедиться, что такой оксюморон действительно существует, достаточно привести всем известные названия "Тоска по Родине" и "Прощание славянки". Филологу известно, что значат тоска и разлука для жанра элегии. Музыковед же легко распознает в этих маршах мелодику русского элегического романса, стиснутую жестким четырехугольным каркасом маршевого ритма, пришпоренную походным темпом и экипированную ударно-духовым инвентарем военного оркестра.

Элегический марш - своего рода травести. ОНА - лирическая мелодия, спетая задушевным голосом под гитару, - предстает здесь как ОН - воинственный и властный марш, чей ритм чеканится дробью малых и залпами больших барабанов. Знаменателен женский род в названиях таких маршей - тоска, родина, славянка. Знаменателен и мужской род в именах их непременных солистов - корнет, баритон, тромбон.

За примерами далеко ходить не надо. В пору гражданской войны жестокий дамский романс "Белой акации гроздья душистые" с поразительной легкостью превратился в боевой марш с припевом "Смело мы в бой пойдем".

"За Русь Святую" - пели в белом строю, "за власть Советов" - пели в красном, но оба строя шагали под одну и ту же мелодию.

Кстати, и в Германии сентиментальный шлягер "Лили Марлен", исполнительница которого пользовалась симпатией Геббельса, в одночасье сделался солдатским маршем (правда, в отличие от русских элегических маршей, он оставался целиком мажорным). Летом 1942 г. его транслировало радио немецкого Африканского корпуса, и он немедленно стал любимцем британских войск, воевавших с немцами. Позже его мелодия приобрела известность и в СССР, а в Америке сняли картину, где певичка, исполнявшая шлягер, оказывалась убежденной антифашисткой.

Искусство должно быть равнодушно к цвету флага над крепостью.
Так считал не страдавший дальтонизмом Шкловский.

Марш Василия Ивановича Агапкина "Прощание славянки" возник в 1912 году на фоне первой балканской войны, когда славяне еще не перессорились друг с другом. Спустя шесть лет он - уже без всяких панславянских амбиций - стал чем-то вроде музыкального знамени Белой армии, и наркомвоенмор председатель Реввоенсовета Троцкий запретил красноармейским оркестрам играть его. Позднее аннулировали создателя Красной Армии, но не его запрет. Запрет еще действовал 7 ноября 1941 года, когда Агапкин дирижировал отчаянным, занесенным метелью и позже обросшим легендами, как сосульками, парадом на Красной площади.

Теперь уже трудно установить, когда и кто разрешил играть этот марш снова. Один из нас не помнит, чтобы между 1941 и 1953 годами в СССР ему было известно "Прощание славянки", как не знал он в те годы и любимого марша Троцкого "Красная Армия, марш вперед! Реввоенсовет в поход зовет" (кроме строчек о тайге и британских морях). Он впервые услышал "Прощание славянки" только в 1960 году от харбинского белоказака, служившего барменом китайского ресторана "Мандарин" в Иерусалиме. Бывший семеновец пел его на слова: "С колокольным торжественным звоном, / C высоко поднятой головой, / По России пройдут батальоны, / И трубач нам сыграет отбой".

Не тот же ли самый трубач отводит острый локоть в известной песне Окуджавы? Эта песня уже пелась в оттаявшей и вновь вспомнившей "Прощание славянки" Москве 1964 года, когда мирно скончался В. И. Агапкин, некогда хоронивший со своими оркестрами и Ленина, и Сталина.

Искусство должно уметь пережить и своих творцов, и своих надсмотрщиков.
Печальное мужество элегического марша, счастливо схваченное Агапкиным, породило в период гражданской войны и в послевоенное десятилетие бесчисленные жанровые репродукции. "Дроздовский марш" (у красных - "По долинам и по взгорьям"), "Мы - красные кавалеристы", "Дан приказ ему на запад" - и много еще появилось таких маршей и походных песен с их лихими стенаниями, трогательными клятвами и отважными вылазками с шашкой наголо и навзрыд.

Братья Покрасс - только двое из тех, кто добавил в сплав лирической мелодики русского романса с ритмом строевого шага еще и каплю той клезмерской настойки, про которую Чехов говорил, что она самую веселую музыку умудряется превратить в нечто жалостливое. Над одним из таких композиторов позднее посмеялся автор "Гренады" и "Каховки", знавший толк в еврейской народной музыке: "Даже "Идл мит а фидл" / Он за марш походный выдал".

В дальнейшем советский элегический марш, как правило, появлялся в связи с темой гражданской войны. Исключения наблюдались чаще всего в кино, куда марш перешел из более привычной для него раньше оперы. Исаак Дунаевский написал весьма неординарный вариант элегического марша для кинофильма "Цирк", основав мелодию, правда, не на русском "жестоком романсе", а на не менее жестоком гавайском танго. Много позже в фильме "Белорусский вокзал" - не без мастерской помощи Альфреда Шнитке - в элегический марш превратилась песня Окуджавы, не предназначавшаяся первоначально ни для духового оркестра, ни для участия в парадах. В фильмах "Вокзал для двоих" и "Жестокий романс" Андрей Петров дал обаятельные стилизации элегического марша, осыпав их сверкающими, но почти невесомыми блестками пародии, о чем читатели одного из нас уже давно знают по книге "Простые истины". Но, пожалуй, самый поздний и серьезный опыт в этом жанре - это "День Победы" Давида Тухманова, лакомое блюдо, искусно испеченное из продуктов, давно, но на совесть, законсервированных. Приправленное новейшими синкопическими пряностями, оно вовремя поспело к ностальгическому юбилейному столу генсека-маршала, растроганно поминавшего свою молодость майора-политрука. Конечно, оно полюбилось всем - от Москвы и до самых окраин, где вообразить не могли, чем еще был уставлен этот стол.

Искусство должно быть единым на потребу.
Может быть, секрет обаяния элегического марша еще и в том, что, в отличие от других своих собратьев по жанру, он никогда не имеет казенного привкуса. Недавние попытки поручить "Прощанию славянки" роль государственного гимна были обречены. И вовсе не потому, что в Тамбове уже стали выпускать водку под тем же названием. Просто эта подлинно национальная музыка слишком озабочена грустью и отвагой частного человека и гражданина, чтобы взять на себя еще тяжесть ответственности за громоздкую честь государства. При возможности выбора, государственные инстанции предпочтут триумфальный марш, а просто люди - марш элегический.

Искусство должно откликаться на человеческие просьбы.
Иногда выполняет человеческие просьбы и наука об искусстве, - например, когда филолога просят прокомментировать тексты популярных писателей или проконсультировать режиссеров. Существуют литературные произведения, в которых очень важны отсылки к музыке. Романы и пьесы Булгакова можно в полном смысле слова назвать мелодраматическими, потому что эмоциональную кульминацию в них всегда отмечает музыка: то вальсы, то увертюры, то отчаянный марш "Двуглавый орел", то походная песня "Как ныне сбирается вещий Олег". В пятитомнике Булгакова (М.,1990) к маршу "Двуглавый орел" примечания нет, а насчет песни о вещем Олеге говорится только: "появилась во время Первой мировой войны". Читая лекции о Булгакове в Йельском университете в 1970 году, один из нас обращался за справками о "Двуглавом орле" к бывшему офицеру армии Юденича, любителю и знатоку русских маршей. Но тот сказал: "Нет такого марша".

На самом деле, однако, есть такой марш. Называется он "Под двуглавым орлом", только орел, как выяснилось, не российский, а австрийский. Марш этот, сочиненный Йозефом Францем Вагнером, генерал-капельмейстером императорской и королевской армии, был до той войны весьма популярен в российских войсках. Любопытно, что и мелодия "Песни о вещем Олеге" представляет собой слегка перепетое начало австрийского марша "Kartner Liedermarsch", который в Россию, вероятно, занесли пленные австрийцы. Восемнадцать лет спустя в том же университете тот же лектор иллюстрировал свои наблюдения записями этих маршей на пластинках из своего собрания. Этой первой коллекцией военной музыки ему вскоре пришлось пожертвовать, так как юная красавица, в которую он был влюблен, поставила его перед выбором: либо марши, либо она. На это был резон. Она не терпела военной музыки, а он при всех праздничных оказиях, и даже просто выпивая и закусывая, любил включать на полную мощность Преображенский марш или, на худой конец, "Бой под Ляояном".

Сердцу не прикажешь. Любовь к искусству не должна быть помехой любви. Пластинки с маршами были раздарены йельским студентам, часть которых теперь уже давно профессора. Но тайная страсть к маршам осталась, и коллекция потихоньку собралась снова - кассетами и дисками в эпоху плейеров и наушников. В таком виде она уже не тревожила даму сердца, а марши вернулись к исполнению своей изначальной прикладной функции.

Искусство должно помогать выжить.
Мы оба по натуре веселые компанейские люди, но силою вещей познали вкус меланхолии. Это заставляет каждого из нас ежедневно приступать к задаче, в решении которой мы продолжаем уповать на помощь искусства.

Есть латинское выражение, известное врачам и Александру Блоку: dolor ingens ante lucem. Великая скорбь перед рассветом.

Нам обоим хорошо знаком этот клинический симптом. Один из нас (его пример - наука другому) за правило себе поставил: при любой погоде выходить перед рассветом на часовую прогулку строевым шагом. В уши при этом заложено то, что в одном романе братьев Стругацких называется "функи", то есть крохотные наушники. От выбора музыки в плейере зависит весь грядущий день. Тут надо уловить, чего душа просит - увертюру к "Пиковой даме" Зуппе, прусский марш "Старые товарищи", "Вашингтонскую почту" или же, по обстоятельствам, "Adieu, mein kleiner Gardeoffizier".

Через час идущий готов мужественно встретить день забот:

Погода смутная,

Судьба лоскутная,

А жизнь минутная,

Так марш вперед!"

Источник
Борис Кац, Омри Ронен - "Марш", журнал "Звезда"

Марши, строевые песни и гимны:
Военные марши в MP3
The Official Lili Marleen Page
Marlene Dietrich ('72)
Лили Марлен, вольный перевод Бродского, Марк Фрейдкин
марши WWII
История одной песни - сайт "Солнечный ветер"
Песни меняют цвет, или Как Москва перепела Берлин
Военные марши и строевые песни, сайт "Советская музыка"
Музей русских гимнов
NATIONAL ANTHEMS AND CEREMONIAL MUSIC, UNITED STATES NAVY BAND
USAF Heritage of America Band
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments