December 5th, 2020

1

Мясников Георг Васильевич. из "ДНЕВНИКА СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА", Пенза ч1

21 февраля 1969. […]. Положение в торговле (товарно-денежные отношения, которые меня давно беспокоят! все туже и туже натягиваются) . Народ потащил макароны, крупу. Скоро очередь дойдет до хлеба. Увеличилось потребление подсолнечного масла. Не отоваривается рыба, плохо с мясом, и нет просветов. Конечно, [я] плохой пророк, но едва ли ошибусь: 1969 г. (а не 1968 г.) будет «високосным», окончится экономической «чепухой». Тяжело! Трудно сказать, насколько готов народ перенести это. Какой выход? По-моему, пора утверждать образцы и, пока не поздно, начинать печатать новые деньги. Выхода не видно […].

25 марта. Первый день на работе. Я пришел к 12-ти часам дня. Все после больничных палат как-то странно, необычно, жизнерадостно. Иной мир иных забот. Больница – свой мир, ограниченный заботами узкими о здоровье. Здесь же – размах! Приехал из Анненково председатель окружной избирательной комиссии, вручил удостоверение об избрании депутатом областного Совета. Обещал [ему] «искупить свою вину» перед избирателями – не мог встретиться!

Рассмотрели положение дел с заготовками мяса, молока и яйца. «Специализация» все больше дает себя знать. Объективно все лучше: больше кормов, выросло поголовье, особенно «рогатки», а выполнение плана идет со скрипом. Нет мяса, за яйцами сельские Советы с шапками пошли по крестьянским дворам. Позорная практика, но иного выхода нет. Много уничтожили, а комплексы жрут капиталовложения, не давая отдачи. Развращающе действует «стабильный план». Мы не привыкли и не умеем, да и смысла нет уметь работать при ненапряженных планах. Все вместе взятое туже и туже натягивает веревку, которая обязательно лопнет, если не будет урожая и в зиму сложится нередкая для нас бескормица. Народ избалован, привык к довольству и едва ли поймет «трудности», часть из которых мы сами себе придумали всякими неоправданными, а главное, экономически не подкрепленными новшествами, вроде стабильных планов, повышенных оплат и т.п. […].

30 июня. […]. Опять перераспределяем обязанности: мне дали заготовки мяса, молока, сахара и спирт. Я не очень возражал. Чем больше дела, тем интереснее. У меня это неизменный принцип. Ездил по овощным магазинам. Овощей нет никаких. Сразу выехал в Терновский совхоз. Дело пущено на самотек. Дожди выбивают из колеи, овощи гибнут в поле, а ничего этой стихии не противопоставляется. В 16.00 собрал всех заинтересованных. Общие разговоры и ничего конкретного. Все идет по спирали, каждый год скандал. Звонил в ЦК к Чураеву. Жаловался по капусте на Азербайджан. Обещали помочь. Беседовал с Н.А. Тарасовым. Решили зажать усатых [кавказцев на пензенских рынках]. […].

5 июля. Вчера звонок из ЦК КПСС. Собрал Ф.Д. Кулаков. В Москве крайне тяжело с мясом. Грузите все, что можете. Будете ежедневно докладывать об отгрузке мяса в Москву. Кажется, и там припекло. Доработались. Решение СМ СССР «производить студень и колбасу из крови», добавлять белки. Все это напоминает лето 1963 года! […].Collapse )
1

Мясников Георг Васильевич. из"ДНЕВНИКА СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА",Пенза, ч2

Отдельный вопрос – сионизм. Он и теперь не снят. А троцкизм – это не только политическая партия, это прежде всего прямой наследник Бунда, партии махровых сионистов, которым собственное национальное «я» в тысячу раз было дороже таких понятий, как Россия, Родина! Если быть откровенно объективным, то надо признать, что многие невинные жертвы [были принесены благодаря] провокаторской роли Троцкого. На его совести, на совести этого политического авантюриста история оставит абсолютное большинство жертв периодов 1934–1938 гг.

Провокаторская роль Троцкого состояла в следующем: 1) открыто провозглашал и звал своих сторонников: «Советское правительство должно быть свергнуто насильственным путем»; 2) предстоящая война должна окончиться поражением Советского Союза и крахом советского строя; «IV Интернационал... имеет в СССР свою самую сильную, самую многочисленную, самую закаленную организацию»;

7 апреля. Пасмурно, но солнце чувствуется за облаками. Ночью читал воспоминания Павлович о Блоке. Сложная у него жизнь, надлом за надломом. Потому он поэт изнутри, из страдающей души. […].[...]. Читал в «Неве» о Пушкине в Одессе. Интересно и ново... Разговор о Сталине, уходе Степакова (не поняли они, что надо становиться алилуйщиками [Брежнева]), украинцах, борьбе с сионизмом и т.д. Шурик старательно всех обыграл, но в результате сам обыгранным оказался. Не старайся гадить!

2 декабря. [Малая Сердоба]. […]. Уехали на телячий комплекс колхоза «Россия». Картина страшная: еще одна иллюстрация глупости Льва в развитии сельского хозяйства. Увлекся, придумал, решил учить страну, а сам остается без порток. Начали строить [комплекс] в 1973 году. Общая стоимость – 3 млн. 600 тыс. Ввели только первую половину этого огромного города. И та стоит пустая. Всего выращено 300 телок! Жуть. Отдача сомнительная и в большой перспективе на эти деньги разместить 2000 коров и получили 5 тыс. тонн молока, т.е. половину сработанного.Collapse )
1

Ваксберг Аркадий Иосифович. очерк "Сильная личность" ЛГ 1982

Очерк был опубликован и вызвал отклик в Пензе, о чем есть упоминания в дневниках второго секретаря Пензенского обкома Мясникова. (см предыдущий пост)

"Началось с покаяния: случай, увы, достаточно редкий. По здравому смыслу, по совести, если хотите, человеку, закон преступившему, разумней всего (и, конечно, достойнее) одуматься вовремя и повиниться. Облегчить тем самым свою неизбежную участь, подвергнуться меньшему наказанию, а то и вовсе его избежать.

Но не очень-то любят преступники являться с повинной. Надеются перехитрить правосудие. Спрятать концы. Или найти покровителей. Случается, преуспевают.
Впрочем, об этом речь впереди. Сейчас — о том, кто явился с повинной. Уголовное дело № 10 640, у которого пока что нету конца, естественно, имеет начало: «явку с повинной».

«…Прораб Васильевской птицефабрики Пензенской области Белогривцев Иван Андреевич предложил мне провести ремонт — окрасить стены цехов конторы и других помещений… Он знал, что я нигде постоянно не работаю. Живу на деньги, которые получаю от работ по договорам. «Бери, — говорит, — своих ребят и приступай…» Такая работа стоит примерно 50 копеек с квадратного метра, но я сказал: «Плати по рублю», — чтобы поторговаться. Белогривцев ответил: «Заплатим по рубль сорок. Рубль тебе, а сорок копеек отдашь…» В беседе принимал участие старший прораб Косик Олег Петрович… «Кому отдавать?» — спросил я. Белогривцев ответил: «Мне, Косику и директору птицефабрики Верхолетову Николаю Петровичу…» Я посоветовался со своей бригадой — братом Виктором, Альшиным Альвиром и другими рабочими, — и мы решили принять предложение… Мы делили на шестерых рубль, а они на троих сорок копеек… Деньги Верхолетову вручал я в присутствии Фетисова Бориса. Верхолетов деньги взял и сказал: «Спасибо». Борис даже ахнул: «Хорошие куски ловит…» Еще Верхолетову передали триста рублей…Collapse )