jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Ладыженский Яков Абрамович: "Рукопись, найденная в Сарасоте"

"Суть моей профессии — поиск скрытых дефектов, образующихся в процессе сварки трубопроводов среднего и высокого давления (до 280 атм.). Дефекты эти образуются в сварном шве за счет дрожания руки электросварщика или (что реже) за счет некачественности электродов и ряда других причин. Дефекты бывают абсолютно недопустимыми — трещины и непровары и допустимыми (в зависимости от размеров и количества) — поры и шлаковые включения. Наличие в шве недопустимых дефектов почти гарантированно приведет к его разрыву, что при давлении пара от 39 атмосфер и выше приводит к ужасающим последствиям.

Как правило, котельное оборудование подлежит наладке, во-первых, после монтажа котла, так как даже самые лучшие монтажники сдают новую котельную с недоделками, а обычные — с массой недоделок. Поэтому, пуск и последующая наладка котла — это первая функция специализированной наладочной организации. Причем, одни люди налаживают режим горения, другие — контрольно-измерительные приборы и автоматику (сокращенно КИП), третьи — химводоподготовку, четвертые электрохозяйство. Там, где дело касается электростанций, есть еще турбинисты, генераторщики. Впоследствии к этим специалистам стали добавляться группы дефектоскопистов, так что я, как говориться, "попал в струю".

Также подлежали наладке котлы после капитальных ремонтов, т.е. частичной замене изношенного металла котлов, горелок, КИПа, переобмуровки и т.д.
И, наконец, был просто график проведения периодических наладок котлов с целью поддержания оптимального режима горения и, главное, безопасной эксплуатации.
Здесь надо отметить самый важный момент. В бывшем СССР, как и в других развитых странах существует организация, так называемый Комитет по надзору за безопасной эксплуатацией теплотехнического оборудования (т.е. сосудов, работающих под давлением), а также горно-технического и подъемного оборудования — Госгортехнадзор СССР.

Котельная на современном советском производстве — всегда головная боль для руководства предприятия. Исключением являются, разумеется, электростанции, а также отопительные квартальные котельные, для которых производимые ими пар или горячая вода и есть основная продукция. Для тысяч же промышленных предприятий котельная не участвует в прямом выполнении плана, является как бы второ— или третьестепенной важности подразделением и вспоминают о ней директор или командир войсковой части, председатель райсельхозтехники или начальник нефтепроводной станции, только, когда котельная начинает барахлить или вообще останавливается. Особенно на севере, особенно зимой, когда выясняется, что нет пара для автоклавов, пропаривающих силикатный кирпич или горячей воды для производимых красителей, невозможно замесить хлеб или пастеризовать пустые бутылки. Тогда котельная становится в центре внимания и все силы бросаются, чтобы котелки запыхтели вновь.
Чтобы этого не случалось, или случалось как можно реже, и сосуществуют Котлонадзор и наладка, кормящие фактически друг друга. Как же так? А вот так!

4. — Самое, на мой непросвещенный взгляд, главное — за эти наличные деньги — рубли нельзя было приобрести средства производства. Собственно, гражданам их, эти самые средства производства, никак нельзя было приобретать — исключая отвертку или мотыгу, паяльник или веник. Средства производства могли приобретать друг у друга только социалистические предприятия по так называемому безналичному расчету. И это был еще один вид денег — которых никто никогда нигде не видел, ибо их не существовало в натуре. Только в неких цифрах, символизирующих, сколько рублей имеет предприятие на своем счету в банке. Существованию этих несуществующих денег посвящены десятки монографий и в мою задачу не входит в тысячный раз освещать всю бредовость ситуации. Скажу только, что предприятия тоже не всегда могли приобрести то, что им нужно — ибо существовало так называемое "фондирование", т.е. право приобретения, высочайше утвержденное придуманными для этого Госпланом и Госснабом, не могли просто так ничего построить, ибо нужен был Титул, высочайше утвержденный придуманным для этого Госстроем. И, самое обидное, только весьма небольшая часть этой суммы могла быть обращена в наличные деньги. Это был фонд зарплаты, высочайше утвержденный Министерством, в структуру которого входило предприятие. Церберы из Госбанка зорко следили, чтобы ни одной лишней копейки кассир предприятия не увез из хранилища этого самого банка.

Наладка не выпускала никакой материальной продукции. В результате наладочной деятельности предприятие-заказчик получало соответствующий технический отчет, протоколы, акты и т.д., а взамен платило те самые безналичные деньги по акту, в простонародье, именуемому "процентовка". Все работники "наладки" имели жесткие оклады, к которым плюсовалось либо 25 либо 40% ежемесячной прогрессивки, и, конечно, командировочные расходы. Из этих соображений верстался план. Каждый должен был привезти из командировки процентовку в 3 — 4 раза, превышающую его собственный оклад. В наладочном управлении имелся специальный прейскурант, в который редко кто заглядывал, ибо "заказчику" было в ряде случаев все равно, какие "деньги" с него возьмут, а некоторым даже выгодно, чтобы взяли как можно больше. Последнее, зачастую относилось к госбюджетным организациям. Им, особенно, к концу года позарез надо было сплавить "лишние" деньги, дабы бдительное Министерство не урезало фонды на следующий год. Не экономь!

Но и наладке лишние деньги не были особенно нужны. Разве какой рачительный начальник участка или плановик "припрячет" несколько тысяч на случай, если кто-то загуляет в командировке так, что не выполнит план, короче на случай ЧП. А так — все излишки денег уходили в Госбюджет — а оттуда в тот же, уже подзабытый нами, Котлонадзор, который когда-то предписал всем предприятиям щедро "кормить" наладчиков.

Котлонадзор налево и направо раздавал суровые предписания произвести ультразвуковую дефектоскопию сварных, а кое-где и клепаных швов котлов, угрожая в противном случае остановить котельную. Начался самый настоящий дефектоскопический бум. Умные люди бросились извлекать прибыль, пока железо было горячо. Каков механизм извлечения прибыли? Дело в том, что на дефектоскопию оказалась несуразно высокой прейскурантная цена. Те, кто намеревался всерьез и надолго заняться новым перспективным делом слепили обычную наукообразную "чернуху". А поскольку прейскурантные цены в Союзе утверждают люди, в глаза не видевшие дефектоскопа, то никаких трудностей добыть с десяток "виз" и вожделенную подпись министра для хитрована не составляет. Я это знаю точно, ибо через пару лет мне самому пришлось придумывать новый раздел прейскуранта. Тут, однако, есть очень важный нюанс, без учета которого замысел может рухнуть. Дело в том, что подобный трюк возможен лишь только в том случае, когда делом занимаются единицы, в крайнем случае, десятки людей, т.е. работа редкая, не носящая массового характера. Приведу один пример — цены на мою работу были настолько безумно завышены, что для выполнения месячного плана нормальному оператору хватало 1 дня работы. В то же время котельщику или киповцу требуется от 7 до 20 дней, в зависимости от ряда факторов. Но, поскольку эти работы хорошо известны, так как ведутся давно и делают их тысячи людей, то, соответственно, прейскурантные цены на эти работы близки к реальным.

Здесь пора рассказать о 2 вещах — науке ездить в командировки в Союзе и о зачастую непростых отношениях с Уголовным Кодексом РСФСР человека, который ездит в командировки постоянно.

Вступая в ряды сотрудников наладочной организации, Вы знаете заранее, что вся ваша работа (за редким исключением) будет проходить вне стен Вашего управления и вне города Москвы. Исключение — 1 день перекомандирования, как правило, последнее число месяца. В этот день Вы приходите в контору сдать технические и финансовые документы, привезенные с "объекта" и отчитаться о выданных Вам деньгах на командировку. И после этого — получить зарплату (если ее не переводят Вам на сберкнижку), новую командировку, удостоверение и деньги на эту новую командировку. Что такое наука ездить в командировки? Это — выработанный профессиональный навык приобретения железнодорожных или авиабилетов. В условиях всеобщего дефицита (большинство обывателей, едучи в отпуск, покупают билет за 45 дней или же в заранее запланированный срок) билеты надо приобретать в тот же день, или, самое позднее, — на завтра. Отличительной чертой дефектоскописта от других наладчиков являются — короткие командировки по времени и часто в несколько городов в одно командирование. Понятно, в Москве заводишь билетный "блат", а как быть с другими городами? Поневоле вырабатываешь стиль общения с кассирами и другими Важными Персонами, от которых зависит твой быстрый отъезд. Очень помог первичный опыт, приобретенный в п/я 80. Второй профессиональный навык — это устройство в гостиницы. Конечно, зачастую помогают те, к кому ты едешь. Где-то в 30% случаев заказчик имеет либо свою гостиницу типа общежития или квартиру для приезжих. Еще в 20-30% им удается забронировать что-то типа койки в многоместном номере городского караван-сарая с минимумом удобств. Но крыша над головой нужна человеку в 100% случаев. Здесь, как и в билетных делах, в ход идут взятки, презенты, личное обаяние — словом, опять-таки профессионализм. С гордостью скажу — за 30 лет поездок ни разу не ночевал ни на вокзале, ни на улице, ни в вестибюле гостиницы. Хотя критических ситуаций хватало.

Также опытному командированному следует быстро освоиться с наукой обеспечения себя едой, ибо не всегда спасают взятые из Москвы батон сухой колбасы, чай, сахар, сигареты и кипятильник. Следует научиться ориентироваться в незнакомых городах, разобраться в транспортных вопросах и так далее. Для меня, например, весьма важным, было уже в первый день пребывания завести "блат" в киоске Союзпечати, ибо, как я уже отмечал, для меня свежая газета, а в те годы особенно дефицитный "Советский Спорт" были исключительно важны, как и книги...

поиск организации, нуждающейся в твоих услугах, несложен. Но вот что начинается дальше. Начинается торг — нет, пока не о сумме, за которую мы готовы поработать, а только о форме оплаты. При этом заказчик, естественно готов заплатить любые деньги, но по безналичному расчету. Подрядчик же, вернее, пока еще потенциальный подрядчик, почему-то хочет получить наличные деньги. Мотивы Заказчика нам уже известны. А вот мотивы, причем непридуманные, а самые, что ни на есть реальные — наши: мы бы рады вам сделать процентовку, но Вы же должны прекрасно знать, что наше Управление не имеет права проводить работы на предприятиях других министерств. У вашего Министерства должна быть своя наладка. Ах, она есть, но слабая и в ней нет дефектоскопии? Ну, что же, ничем не можем помочь...

В 50% случаях, "Заказчик" сдается. Это огромный процент. Даже, если было бы только 10% и то было бы прекрасно. И начинается другой торг — о сумме. Дело в том, что цены, указанные в Прейскуранте — естественно, оптовые. И никаких указаний, сколько процентов из указанных в нем цен причитается к зарплате, конечно, нет. Это сделано специально, дабы никто не заработал больше своего оклада. Бухгалтерия Заказчика разводит руками — для вожделенного Договора, точнее, Трудового соглашения не хватает самой малости — обоснования. Это плохо. Но и это можно обойти. Чтобы вывернуться из существующего положения существует 2-3 способа. И должен быть выбран такой, который в дальнейшем обезопасит и Заказчика и Подрядчика. Опасность для Заказчика понятна даже зеленому юнцу — без достаточных обоснований выплачивается некая сумма, скажем, 500 рублей бригаде дефектоскопистов, живущих в городе Москве. Но почему 500, а не 300 или 250? Нет цены, утвержденной свыше? Значит, имеется благодатная форма для хищения по взаимному сговору. Скажем, после получения денег, ребята "послали наверх", т.е. отдали директору 100 — 150 рублей. А это уже очень тяжелая статья Кодекса. Правда, ее нужно доказать, что непросто. Впрочем, сторона, проводящая разбирательство, может довольствоваться уже тем, что деньги выплачены без основания — не хищение, так разбазаривание, халатность, тоже статья, только более мягкая. Но, в принципе, жить, не нарушая социалистической законности, советский директор просто не может. В противном случае, вверенное ему Партией и Правительством предприятие остановится. И за это посадят тоже. Поэтому выбирается меньшее (как кажется Высоким договаривающимся сторонам) зло — либо договариваются в Трудовом соглашении о совершенно придуманных работах, на которые имеются расценки — типа перемотки двигателей, кирпичной кладки, словом — простор для фантазии. Подгоняется под нужную, заранее договоренную сумму смета — и, вперед. Или же производится липовое оформление на временную работу с повременной оплатой труда — где-то через 2 месяца (если никто не заложит раньше) набегает нужная сумма, которую могут выслать е Москву по твоему домашнему адресу. Или заставят приехать получить лично. Все зависит теперь от главбуха или даже кассира. Последний метод — самый простой, ибо на любом заводике всегда недобор кадров и 2-3 единицы на пару месяцев всегда можно впихнуть. Но часто вылезает другая проблема — требуется справка, разрешающая работу по совместительству. А кто ее даст? Значит, надо опять "гнать липу", договариваться с секретаршей, на этот раз своего Управления, чтобы поставила на собственный страх и риск печать на чистый бланк. Страх и риск частенько оплачиваются.

Итак, после длительных поисков и размышлений, находится некое решение, максимально безопасное для Заказчика. В конце концов, он обязан выполнять Предписание Котлонадзора.

результаты твоей работы очень часто показывают наличие недопустимых дефектов, которые делают невозможной дальнейшую эксплуатацию оборудования. Зачастую возникают коллизии, при которых Заказчик впрямую давит на тебя угрозой неподписания акта в случае выдачи протокола с плохими результатами. Здесь все понятно. Дефекты надо устранять остановить котел, согласовать со всемогущим Котлонадзором график и порядок ремонта, вплоть до указания диплома сварщика и сертификатов на электроды. Словом — караул. Таким образом, оператор оказывается в весьма пикантной обстановке — ведь "процентовку" надо обязательно привезти в Управление, а с другой стороны — както не хочется садиться в тюрьму, если котел рванет по шву, который (ты точно это знаешь) — плохой. Здесь надо быть дипломатом и я им был. В тюрьму не сел, ни один сварной шов после меня не рванул, план не завалил ни разу. Возил с собой кучу бумаг с описаниями последствий взрывов котлов, вызванных дефектами в сварке, в ряде случаев дипломатично подключал инспекторов Котлонадзора, не скупился, когда надо, на водку и угощение. Словом — обычный арсенал, которым надо пользоваться, никого не подводя. Тогда добрый слух о твоем приезде почти всегда будет бежать впереди тебя...

Давайте теперь, о бедном дефектоскописте замолвим слово. Ибо есть что сказать и очень есть чего бояться, именно ему. Всего одной статьи, но зато, какой — 153 статьи Уголовного Кодекса, гласящей, что Частное Предпринимательство под прикрытием государственной, колхозной и других общественных форм собственности наказывается лишением свободы сроком до 5 лет... Провел дефектоскопию? Провел, причем все честно, без обмана. Можно экспертизу провести. Деньги получил? Получил — с 300 начисленных рублей — 265.80 с учетом вычтенного подоходного налога. А протокол выдал? Выдал. А чья печать на протоколе? Управления, твоего родного, специализированного пуско-наладочного управления треста Оргпищепром. Вот тебе в чистом виде частное предпринимательство под вывеской...

Ну что, дружище, что тут возразить? Можно, конечно, лепетать, что ты перематывал электродвигатели или копал, и впоследствии закапывал, яму и именно за это получил мзду. Но, протокол... без протокола с печатью деньги не заплатят. Так что дело плохо. Остается, либо довериться Госпоже Удаче, что пронесет, что никто не донесет. Меня пронесло. За три с лишним года сделал с сотню "левых заказов". Где-то тысяч пятьдесят получил, помимо зарплаты. Двадцать из них роздал в виде презентов и ресторанов. Но ни одного дефекта не пропустил. В ОБХСС никто не донес. Другим повезло меньше. Были громкие процессы. И срока и конфискации. Но пока, повторяю, моя фамилия не значится в списках, интересуемых ОБХСС.

я имел уже довольно приличное представление об экономической ситуации в стране в целом и в различных отраслях (пищевая, деревообрабатывающая, угольная, в частности). Известны были также финансовые возможности различных заводиков, леспромхозов, шахт. Где-то пути для приработка были широкие, где-то — поуже, в угольной — почти невозможны из-за финансовой несамостоятельности шахт, их полной подчиненности комбинатам, в чью организационную структуру они входили. Зато процентовки в угле подписывали с легкостью необыкновенной. Отрасль была плановоубыточной и все грехи покрывались из госбюджета. Так что безналичных денег никто не считал. Мы ставили ультразвук в котельных шахт. Эффект был хороший. Нами были довольны.

В Александрии нас попросили попытаться очистить турбинный конденсатор ТЭЦ. Отработанный пар с турбины проходил по змеевику огромного 30-метрового теплообменника и охлаждался сырой водой из озера. За месяц трубки зарастали до такой степени, что существовала специальная бригада, которая просверливала отверстия до требуемого диаметра. А трубок была тысяча с гаком. ТЭЦ останавливалась раз в месяц на сутки. А мощность двух турбин была 100 мегаватт и, хотя ТЭЦ и была ведомственной, но входила в кольцо Минэнерго и ежемесячный суточный простой был костью в горле.

Опыта работы с такого рода оборудованием у нас не было. Быстро изучив технологию цикла, пришли к выводу, что эффект будет. Поставили 3 или 4 аппарата, причем — на работающий конденсатор. Через 15 дней его остановили на очередную чистку и работяги отметили, что накипь сильно размягчилась. Чистка заняла 12 часов вместо суток. А еще через месяц вместо чистки аппарат только осмотрели и, убедившись, что он чист, распили бутылку в честь невиданного триумфа. Все дело в том, что по паспортным данным и техническим условиям прибор "не обязан" работать и тем более, давать полный эффект на таком оборудовании. Наше начальство вкупе с руководством ТЭЦ подало заявку то ли на изобретение, то ли на крупное рационализаторское предложение. Экономический эффект оказался огромный — лишние 12 дней работы ТЭЦ — не шутка.

В заявке, кроме меня, Саши и Жени — т.е. прямых исполнителей было еще с десяток фамилий, что, казалось, служило гарантией успеха.

Максимальный размер вознаграждения на одного человека в Союзе был установлен тогда — не более 20 тысяч рублей. Но премия должна была быть такой большой, что эти вожделенные 20 тысяч причитались бы каждому. "Волга" в то время стоила 10 тысяч. Трехкомнатный кооператив — примерно 8 тысяч. Сладостные фантазии на тему, куда мы потратим свалившееся с небес богатство, стали излюбленной игрой, в которую все трое увлеченно играли. Все это казалось вопросом времени, причем не очень долгого. Бумаги успешно прошли Министерства Угольной промышленности и Энергетики Украины, потом начались заминки юридического плана и, конечно же, в итоге, все рухнуло где-то в Совете Министров. Это теперь смешно, а тогда я озверел от бешенства. В который раз ОНИ цинично и нагло попрали собственные законы, нормативы и инструкции. В порядке особой издевки мы получили по 25 рублей, Почетную грамоту и запись в трудовой книжке, по-видимому, чтобы иметь оправдание, откуда взялся лишний четвертак. Если спросят...

Однако, режим зря торжествовал победу. Собственно, не весь режим, конечно. Безликое рыло, где-то зарубившее честно заслуженную людьми премию, в этот вечер смотрело телевизор или игралось с внуком, а может, копалось у себя на госдаче, радуясь, что, как и положено ему, сделало неведомым ему людям пакость, оставив в хранилище госбанка круглую сумму, оправдав тем самым свое предназначение на Земле. Оно не ведало, что, в действительности в этот день нанесло куда более крупный урон казне. Ибо не следует в людях будить зверя. Особенно, в неглупых...

Через несколько дней к нам в гостиницу в Александрии зашел мужик, оказавшийся энергетиком автобазы. Спросив, мы ли поставили чудо-аппараты на ТЭЦ, получив утвердительный ответ, он тут же предложил поставить такие же аппараты у них в котельной. На вопрос об оплате ответил, что беспокоиться нам ни к чему, оплата будет произведена через подставных лиц, т.е. "мертвых душ" или попросту "мертвяков".

Вскоре все было сделано и, неведомые нам доселе люди, передали искомую сумму. Я был рад не столько заработанным за день четырем сотням, сколько внезапно созревшей идее, которую оплодотворял впоследствии 20 лет с небольшими перерывами на заглаживание уголовных дел, вызванных усердной реализацией этой самой идеи.

Каждый человек хочет жить лучше, но у большинства советских людей эти желания не идут дальше бесплодных мечтаний, ибо в царстве плановой экономики каждому отведена его социальная ячейка с уровнем дохода, потребления и выход из нее с переходом в другую без соответствующего разрешения строго карается. В особенности, увеличение личных доходов, даже если при этом происходит резкое увеличение производительности твоего труда, выпуск продукции. Стоп. Увеличивать потребление нельзя! Одно дело — воровать время. Совсем другое — деньги. Даже ненастоящие. Теми кто — нет не ворует, но нарушает плановость установленного ИМИ уровня потребления — занимается ОБХСС; если сумма похищенного (по ИХ мнению) составляет свыше 10000 рублей (цифра до 1991 года) — прокуратура. Ну, а теми, кто занимается настоящими деньгами — с портретами Президента США — КГБ. Ибо иметь слишком много своих, домашних дензнаков, нехорошо, но это всего лишь выпячивание из серой массы нищего быдла. А вот иметь доллары — это покуситься на священнейшую прерогативу Вождей Державы. Тут, как сказал бы Пилат, Государственное Дело.

Поскольку в наладке все получают фиксированный оклад + 25-40% прогрессивки + командировочные, то и план, спускаемый на каждого человека, фиксирован и равен 3-4 окладам. Перевыполнение плана, как отмечалось ранее, не приводит к увеличению зарплаты. Это так называемый "потолок". Система не предусматривает ни качественное, ни количественное улучшение труда — он остается неоплаченным. А прейскурант наш позволяет с легкостью давать 45 планов одному человеку. Стало быть, необходимо устраивать на работу 4-5 человек, нуждающихся числиться на работе и готовых отдать зарплату, тем, кто их на этой работе содержит. Где взять таких людей и что они из себя представляют?

Статья 209' УК РСФСР гласила: Злостное уклонение лица, ведущего антиобщественный образ жизни от выполнения решения... о трудоустройстве и прекращении паразитического существования наказыватся лишением свободы на срок до одного года или исправительными работами на тот же срок.

Итак — все, кто имеет заработок, как правило, криминального происхождения или полукриминального, нуждаются в трудоустройстве, ибо, если милиция не может схватить за руку по месту основного бизнеса, она легко может упрятать за решетку любого, кто не работает в государственном учреждении. Само собой, постоянное хождение на работу тоже не в интересах человека, ибо, когда же бабки зарабатывать? Так вот мы и ищем друг друга и, найдя, заключаем прочный и надежный союз — я ему — "крышу", он мне — трудовую книжку в отдел кадров и зарплату в получку. Являться же на полдня в месяц в контору за получкой необременительно даже для самых крутых "деловых". Скорее хорошо — его все видят, он вместе со всеми "приезжает" сегодня из командировки, а завтра "уезжает" снова. Для таких людей наладка — идеальное "дно" — ведь на заводе или в конторе с ежедневным обязательным присутствием спрятать "мертвеца" немыслимо — кто-то обязательно спросит — а где же такой-то? Наладка же с ее разъездным характером — воистину золотая находка для обеих высоких договаривающихся сторон. И доносить некому. Ведь круг посвященных — я и он. И еще начальник участка, разумеется. Но, помните, он тоже в доле.

Есть еще одна категория людей, нуждающихся в липовом трудоустройстве — это пенсионеры, домохозяйки, матери, сидящие с детьми — люди, нуждающиеся в трудовом пенсионном стаже, большой зарплате (а в наладке она немаленькая) для увеличения размеров пенсии и т.д.

Задумано-сказано — оговорено-сделано. Первый "мертвец" в моей трудовой биографии был частный автомеханик по кличке "Троха". Его родной брат работал в автобазе КГБ, как раз в автоколонне наружного наблюдения. Были у них, понятно, и "Жигули", напрочь отсутствующие в других государственных организациях. Украденные запчасти позволяли братьям иметь хороший частный авторемонт в своем гараже.
С Трохой мы жили душа в душу, он даже периодически бывал на объектах (впоследствии это стало моим железным правилом, чтоб не засыпаться), не ворчал за отнимаемое у него драгоценное время.
Хорошо помню и второго — алкаш Володя, занимающийся частной фоторетушью. Этот был пожилой, на объекты ездить не хотел. С ним было труднее, но тоже все обошлось, Вспоминается забавная, чисто советская история, связанная с Володей. Он был участником Отечественной Войны и в какую-то годовщину Победы получил медаль, как ветеран и еще премию от начальства — электробритву. Выйдя из конторы, Володя автоматически помимо зарплаты, за которую 5 минут назад расписался в ведомости, протянул мне медаль и бритву. То-то было хохоту...

Зря возлагаются надежды на дельцов теневой экономики, т.н. "цеховиков". Все их функции сводятся исключительно к перераспределению (естественно в свою пользу) небольшой, доступной им части ВСНП (валового совокупного национального продукта), созданного обществом в целом по принципу социалистической модели (рудники, нефтепромыслы, электростанции и даже приобретенные цеховиком станки, оборудование, помещение принадлежит народу и им произведены). Вся эта "экономическая свобода" — суть прикрытие хищения. Даже переработка отходов, которые выбрасываются мудаками из госконтор все равно является фактически завуалированной формой хищения — ведь для реализации добра цеховик использует социалистический транспорт и тем более торговую сеть. На эту же тему у меня был интереснейший разговор в СВ из Мурманска в Москву с одним очень крупным и отнюдь не коррумпированным милицейским чином, Он сказал: Яша, в нашем обществе любая капиталистическая ячейка обречена на коммерческий успех. Если на вокзале разрешить поставить частный киоск с вывеской — бью по морде — цена 1 рубль, то тут же выстроится очередь и через час у киоскера распухнет рука и кошелек. А если серьезно, то цеховик заинтересован в сокращении ВСНП так же как и крестьянин.

Одним из методов поиска заказов была работа с корреспонденцией на завод. Я прилетал в Грузию 3 — 4 раза в год и анализировал заявки. Их было великое множество, но все — на мелкие и разбросанные по стране партии. Для экономической выгоды требовалось найти крупную партию в один регион.

Такая фирма нашлась. Она называлась Западно-Сибирское Управление магистральных нефтепроводов, находилась в городе Тюмени и в ее подчинении было около сотни станций перекачки нефти по всему тюменскому северу. Я полетел в Тюмень и договорился о работе по трудовому соглашению. Я обеспечиваю им поставку приборов, установку и обучение персонала, а нефтепроводчики платят мне за это живые деньги. Так я попал на тюменский нефтяной север, где провел в общей сложности года три.
Я нашел оптового заказчика — это были, в основном, комбинаты железобетонных изделий. Котельные у них были большие, проблем с накипью хватало тоже. Полетел в Тбилиси и обеспечил крупную поставку аппаратов. Здесь следует оговориться, что в соответствии с волчьими законами, я не посвящал своих новых партнеров в таинство бесперебойной поставки ультразвуковых аппаратов. Они, конечно, догадывались, что все это не за просто так, но не более того.

Итак, как я уже говорил, работа закипела. Стас быстро освоил установку. Антикварщики — "мертвяки" сосредоточенно запоминали котельные, за работу в которых, они получали свои 300р. При необходимости могли назвать и опознать начальника котельной и кое-как установить аппарат. Через месяц-другой им так понравилось, что все они устроили на работу своих жен. С одной стороны это было неразумно, так как изнеженные дамы наотрез отказались хотя бы раз посетить котельные. С другой весьма полезно, так как две из трех были членами КПСС. Таким образом, группа обзавелась своей партячейкой и кто-то из ребят по очереди возил увешанных бриллиантами дам на партсобрания в Ступино и обратно. Там они с важным видом обсуждали решения очередного исторического Пленума ЦК, исправно голосовали, а вечером в Москве за обильным столом весь коллектив, корчась от смеха, выслушивал очередной отчет о проведенном мероприятии.

Работы было много. Помимо "основной деятельности" мы со Стасом делали еще кучу котелен в близлежащих областях по трудовым соглашениям. Шофером Стас был от Бога. До работы жаден и социально активен. Я не мог нарадоваться на своего нового партнера. Когда все хорошо, то чувство опасности, увы, иногда притупляется. Мертвяки перестали бывать на объектах. Я только говорил им, где этот объект находится. Участились случаи неявки за зарплатой. Все благодушествовали. Каждый наваривал свои бабки.

...Инспектор Ступинского ОБХСС старший лейтенант Сыпков при моем появлении в кабинете то ли изобразил сильное волнение, то ли не сумел справиться с сильным волнением. Он несколько секунд молча смотрел на меня, затем пригладил ладонью волосы и пригласил садиться. Был инспектор в белой рубашке с коротким рукавом. Из себя худой, глаза лихорадочно блестели. И большой кадык. Словом — фанатик. Я в тот же миг понял, что дело просто удручающе плохо. Ибо для этого человека не существовало ни логических схем, ни мотивации поведения. Для него существовала только цель, на которую его, Сыпкова, вывели. Как ракету ПВО. Я же был той самой целью. Меня следовало посадить. И он посадит. Что странно, так это его возраст. Он примерно моих лет. В эти годы пора бы и устать от бессмысленных игр. Чахотка что ли у него? Или дома плохо? Ну, ясно, оклад 160 + 50 за звездочки. Взяток, конечно, такие не берут. Их главный кайф — восстановление исторической справедливости.

Мы обменялись десятком фраз. Иван Николаевич игрался со мной как кошка с мышкой.
Я, как уже говорилось, представился и объяснил, что приехал так, как нам не выплачивают зарплату по требованию Сыпкова. В чем, собственно, дело?
— Да все Вы знаете прекрасно сами, Яков Абрамович. Но, если угодно дурачком прикидываться, пожалуйста. Ваше право.
— Но все же, конкретней, старший лейтенант. Прейскурант у меня правильный? Договора, сметы и процентовка в порядке? Наконец 20% на зарплату законны? А раз так, то откуда и зачем вы взялись?
— Яков Абрамович. У Вас документация настолько идеально соответствует прейскуранту с одной стороны и фактическим объемам работ с другой, что именно это обстоятельство наталкивает — нет, не на мысль, а на убеждение, что возглавляемая Вами группа является лже-цехом. Истинно социалистическим коллективом является группа с приписками, возглавляемая пьяницей-прорабом, части бумаг вообще нет, в других черт ногу сломит. Вот тут-то мы уже знаем — бордель, но наш социалистический бордель. А у Вас чисто капиталистическая отчетность. Так что ВЫ не волнуйтесь. Да и 20% Ваши абсолютно никаких нареканий не вызывают. А вот распределение зарплаты...
— Чушь какая-то, инспектор. Все работали одинаково. Зарплата делилась поровну...

...сразу, как только кончились Олимпийские Игры, желанного покоя не наступило. Буквально через день-два мне позвонили сразу с двух предприятий, где я ставил ультразвук, что приходил Сыпков, целый день спрашивал всех подряд, сколько человек устанавливали генератор, как долго ставились Есть ли рабочий эффект, нет ли, его не волновало совсем. Правильность установки, точность рекомендаций, качество сварки... Вот ведь что характерно — поставленный блюсти экономические интересы общества, он весь свой личный интерес сосредоточил только на лично же мной полученных денежных суммах. В то время, как неправильная установка и эксплуатация аппаратуры в принципе наносила ущерб куда больший. Толковый государственный муж обязательно потянул бы за эту ниточку — экспертизу какую-нибудь заказал или котелок потребовал вскрыть... Но то толковый. Этого же волновали только деньги, их путь и судьба... Нет, не государственный был муж, Иван Николаевич Сыпков!

— Яша, ты в корне неверно оцениваешь обстановку. Эта страна устроена так, что низы не торопятся исполнять приказы верхов не только на заводах и в колхозах. Помни, что чем выше и могущественней инстанция, невзлюбившая тебя, тем неохотнее пашут на нее низы. Здесь, правда, случай потяжелее. Сыпков еще более свиреп, чем, к примеру, Андропов. Но вот в промежутке между ними, те, кто обязан связать верх и низ, в этом деле совершенно не заинтересованы. А потому — мы на верном пути. Что касается наложившего в штаны доблестного прокурора — так это как раз вписывается в данную схему. Ему тяжело утопить это дело, не подставившись самому.

Люди, работающие на тебя, Яков, очень хорошо знают, что приехавший из Москвы холеный комитетчик попросту приказал им убрать тебя, как лицо, интересующее Комитет. Но при этом Ступинское УВД не получает ни копейки. С какой стати они должны даром пахать на "дядю"? Тем более, что риск у них минимален. Схема "отмазывания" примерно такова: с того момента, как только становится известным, что Яша хороший и нуждается в опеке и покровительстве, на вцепившегося в его загривок Сыпкова начинают навешивать вновь открывающиеся и самые сложнейшие дела, "тухляки", — на их языке. При этом, ссылаясь на повышенный интерес райкомовского начальства, начинают буквально душить Сыпкова своей требовательностью. Он, измученный, пашет по 14 часов в день, глаза вваливаются еще сильнее, спит, понятное дело, на столе в кабинете, не снимая сапог. И вот после примерно 2 недель гонки босс вызывает Сыпкова для очередного доклада. Выслушав его, небрежно роняет — ну, хорошо, а как там Ладыженский? Его, ведь у тебя никто не снимал! Сыпков ошеломлен и растерян — на Ладыженского времени совсем не оставалось. Он же полностью загружен новым делом. Назавтра он покорно едет на очередной комбинат ЖБИ и опрашивает местных людей. Но уже на следующий день его вновь гонят на новый "тухляк" и жмут — давай, быстрее. Он вновь бросается в бой. И через 10 — 12 дней история повторяется. И с взмыленного измученного опера опять спрашивают за Ладыженского. Как ни в чем ни бывало. И узнав, что Ладыженский замер и застыло в прежней позиции, выражают крайнее недовольствие и грозят санкциями. После очередного повторения цикла, если Сыпков умен и начал понимать игру, он сдается сам. А если нет — дело передадут другому инспектору, естественно, более лояльному и понятливому.
Источник: http://zhurnal.lib.ru/l/ladyzhenskij_jakow_abramowich/lad.shtml
Tags: 60-е, 70-е, 80-е, инженеры; СССР, мемуары; СССР, факты, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments