jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Как покупали «Газ 24» и про перегон Горький - Москва -Ташкент.

о приобретении «ГАЗ-24». Леонид Бешер-Белинский
История от ветерана Минсредмаша.

Я был очень большим любителем автомобиля, поездки за рулем, даже время провождения «под автомобилем» для проведения требуемого инструкциями техобслуживания были мне удовольствием, за рулем я никогда не уставал и мог проехать большие расстояния и много часов подряд. Почти уже 30 лет у нас был собственный автомобиль. Были у нас материальные возможности, мне хотелось иметь «Волгу – ГАЗ-24», а Юлия всегда поддерживала меня в таких моих желаниях.

... снабжение остродефицитными промышленными товарами бытового назначения, как холодильники, стиральные машины, мебельные гарнитуры, ковры, мотоциклеты и автомобили и др., по линии Минсредмаша и его ГлавУРС'а трудящихся нашего Ташкентского филиала института поводилось через УРС ЛГХК и его базы, находящиеся в г. Чкаловске, Ленинабадской области Таджикистана. Из числа выделенных на очередной календарный год дефицитных товаров руководство УРС'а по каким то критериям составляло разнарядку каждого вида товаров, причитающихся каждому из входящих в состав комбината и его спутников подразделению, эту разнарядку утверждал директор комбината, в данном случае Владимир Яковлевич Опланчук.

Так как число выделяемых комбинату автомобилей «ГАЗ-24» было небольшим, то филиалу института их не выделяли, во всяком случае, за время моей работы здесь и до 1980 года было так. Примерно в 1977, или 78 году я попросил аудиенцию у В. Опланчука, получил согласие и при личной беседе, прошедшей во весьма дружественной обстановке с расспросом о здоровье, семейных делах, супруге, детях, которых Владимир Яковлевич знал еще со времен работы в Янгиабадском рудоуправлении, принял мое заявление с просьбой выделить мне для приобретения «ГАЗ-24», заверил меня, что удовлетворит мою просьбу, хотя сделать это будет очень нелегко по причине очень большого числа претендентов. Я терпеливо ждал, но вот уже наступил 1980 год, а моя просьба осталась неудовлетворенной.

В одной из командировок в Москву в головной институт узнал от своих друзей, что как раз сейчас происходит распределение выделенных институту автомобилей, в том числе есть и два-три «ГАЗ-24». По уже сложившейся традиции по приезду в Москву бывать у директора института О.Л. Кедровского, в этот раз после моего доклада о целях моего приезда и круга решаемых вопросов, рассказал о моем желании иметь «Газ-24» и невозможностью его приобретения, из-за не выделения их филиалу, я попросил в порядке исключения выделить мне такой автомобиль. Олег Леонидович не сразу, а после некоторого раздумья поднял трубку телефона и говорит:
– Леонид, а что это мы обижаем такой большой коллектив как наш Ташкентский филиал. Вот у меня сидит уважаемый Леонид Бешер- Белинский и слезно просит выделить ему «ГАЗ-24», о котором мечтает уже несколько лет. Думаю, что он заслужил такое. Подумай и реши этот вопрос в своем профкоме, а мой голос «за» учтите в пользу Леонида Борисовича. – С кем он говорил я сразу не сообразил, а мне говорит:
– Я свою миссию выполнил. А теперь свяжись с Аверкиным, это председатель Комитета профсоюза института.

Когда я рассказал об этом разговоре моим друзьям, они тут же меня обнадежили тем, что Леонид Аверкин не может не поддержать решение директора, сумеет провести необходимое решение в местном комитете профсоюза. Кроме всего прочего, Бугримов, как оказалось, был близким товарищем Аверкина и обещал мне содействие и информацию о ходе решения моего вопроса. Уже на следующий день мне стало известно, что решение заседания комитета профсоюза состоялось и председатель Л. Аверкин сумел после многих дебатов убедить большинство его членов выделить автомобиль «Газ 24» главному инженеру проектов по НГМК филиала № 1 Л.Б. Бешер-Белинскому. Это было в начале 1980 года. Теперь следовало дождаться поступления в Москвореченский ОРС конкретной разнарядки с указанием квартала получения автомобиля. С этим я уехал домой, окрыленный , но еще сомневающийся в окончательном успехе.

В июле мне сообщили о необходимости оплаты покупки автомобиля в ОРС'е наличными деньгами и его получению непосредственно на заводе-изготовителе в городе Горьком. В этом городе мы никогда не бывали и знакомых не имели. Оказалось, что у нашей сватье Евгении Давыдовне есть в Горьком знакомая . Получив в сберегательной кассе сертификаты, мы с Юлей вылетели в Москву, остановились у Аксельбантов. В сберкассе Москворечья обменяли сертификаты на наличные деньги, оплатили стоимость автомобиля в кассе ОРС'а, получили квитанцию, наряд-заказ с красной полосой по диагонали на получения автомобиля «Волга – ГАЗ-24» на заводе и доверенность от ОРС'а на совершение этой операции. С этим выехали в Горький поездом.

Город Горький довольно большой и такси нас доставило по указанному нами адресу. Нашего возраста хозяйка квартиры приняла нас дружелюбно. На следующий день рано утром мы отправились на такси на автомобильный завод, занимающий всеми своими производствами, службами и жилыми кварталами целый большой район. Таксист подвез нас прямо к четырехэтажному зданию отдела сбыта автомобильного завода, перед главным фасадом которого большая заасфальтированная площадь, а на ней десятки грузовых «Газиков» на каких то металлических конструкциях задрали «носы» или «задки», а под ними что то делают мастеровые. Войдя в большой зал первого этажа здания мы увидали сотни людей, в основном мужчин, толпящихся в очередях к двум десяткам окошек-касс, в непосредственной близости у которых очередь превращалась в орущую толпу.

Кое-как расспросивши о здесь происходящем, поняли, что это представители многих предприятий, производств, колхозов и совхозов, со всех концов Центральной России, Урала, Западной Сибири, Украины, Молдавии, Прибалтики, имеющие разнарядку на получение грузовых автомобилей и граждане на получение легковых автомобилей и должные получить их методом самовывоза. Через эти окошки идет оформление, в результате которого можно получить занаряженный транспорт из соответствующего склада. Нам сказали, что на это уходит от 3 до 5 дней. В одном из уголков зала за небольшим столиком сидела женщина с кипой каких то бумаг-бланков, оказавшейся агентом страховой организации, предлагающей здесь же застраховать полученные автомобили прежде, чем отправиться на них в дальний путь. Она посмотрев мои документы сказала:
– О! Да у Вас с красной полосой! Так Вам надо не здесь стоять, а подняться на третий этаж и пройти в кабинет к полковнику, который оформляет таких, как Вы.

Юлия осталась возле агента, а я отправился на третий этаж, куда можно было пройти только через стоящего у лестницы охранника, требующего документы. Он же и объяснил местонахождение нужного мне полковника. В небольшом кабинетике, в который я вошел после разрешения на мой стук, за письменным столом сидел довольно пожилой, крупный человек в мундире полковника с отличиями отставника. После просмотра документов, вопроса из какого я ведомства он очень медленно, чинно разложил нужные бумаги и, рассказывая о моих дальнейших действиях, спросил какого цвета я хочу автомобиль, заполнил ряд бланков, дал мне расписаться в их получении и, пожелав успехов, показал куда я должен пройти на склад № 2, показав этот склад, территория которого была видна из окна его кабинета. Юлия за время моего отсутствия поближе познакомилась со страховым агентом, которая уговорила ее застраховать наш автомобиль после его получения. Юлия осталась при агенте, а я отправился на территорию склада, куда мне был выписан пропуск среди полученных документов.
Склад № 2 оказался большой территорией с частью крытых помещений и открытых площадок, в которых и на которых стояли сотни автомобилей «ГАЗ-24» разных цветов. В небольшой конторке никого не оказалось и я пошел вдоль подъездного ж.д. пути, на котором стояло несколько платформ и шла погрузка на них автомобилей. Здесь оказался нужный мне заведующий складом, который на мое обращение очень нелюбезно, не глядя на меня, отрезал:
– Не видишь! Я занят, погоди! – И последовала целая тирада матерщины в адрес рабочих, ведущих погрузку. Понял, что завскладом изрядно пьян. Прождав минут 15-20, я вторично обратился к заведующему и уже в тоне близком к его выражениям потребовал более внимательного отношения ко мне, что оказывается подействовало. Он, посмотрев мои документы, тут же обратился к одному довольно пожилому рабочему, не участвовавшему в погрузочных работах, у которого через плечо висела сумка с какими то инструментами:
– Петрович! Покажи где выбрать автомобиль! Я потом приду и оформлю.

Петрович ведет меня к одной из площадок, где стоит более сотни автомобилей, в замках левой передней двери которых торчат ключи. Машины разных цветов, но все кузова выглядят какими то серыми от въевшейся пыли и дыма, потеков атмосферных осадков.
– Выберешь твой цвет, можешь завести двигатель, но не на долго, бензина в баке мало. Потом приедешь в конторку с ключами – говорит Петрович и уходит. Глаза разбегаются, начинаю ходить по рядам и высматривать автомобили белого и светло-серого цвета. Почти у каждого рассматриваемого автомобиля обнаруживаю: то спущен воздух из баллона, то есть течь тормозной жидкости, то не работают стеклоподъемники дверей, то на кузове красивого белого цвета большое пятно ржавчины не поддающееся снятию даже при больших моих усилиях.

Вижу несколько поодаль крытый навесом на колоннах склад тоже заполненный рядами автомобилей. Отправляюсь туда и нахожу понравившийся мне экземпляр светло-серого с несколько голубым оттенком цветом, в котором не обнаружил никаких недостатков. Завел, прослушал работу двигателя и решил на этом остановиться. Уже никого не спрашивая, пришлось завести пару других автомобилей, чтобы выехать из склада. Оставил на выходе автомобиль и пришел в конторку, где уже находился заведующий в еще более пьяном состоянии. По навешенной на ключи картонке с какими то надписями, завскладом были извлечены документы, он их вручил Петровичу и мы с последним отправились к автомобилю, сверили документы с номерами кузова и двигателя в натуре и я подъехал к конторке. Прежде чем выдать мне пропуск на выезд завскладом, похвалив мой выбор, дружелюбным уже тоном:
– Ну, командир, а магарыч! – Первым побуждением моим было выдать ему несколько «добрых слов» в его прежнем тоне, но передумал и все-таки на радостях дал ему четвертную.

На прощание завскладом дает мне еще одну бумажку и говорит:– С этим надо после выезда с территории пройти на другой склад и получить там сумку с придаваемым к автомобилю инструментом. Но он уже закрыт, рабочий день закончился. Так что завтра с утра.
Подъезжаю на площадь перед отделом сбыта, уже свободных мест для стоянки почти нет. Юлия ждет меня вместе со страховым агентом, которая уже уговорила Юлю застраховать наш автомобиль. Мы обменялись информацией и решили остаться на ночевку в автомобиле, утром получить инструмент, вернуться к месту нашего временного проживания, где отдохнуть и лишь на следующий день с раннего утра отправиться в путь на Москву. После оформления страховки, агент любезно предложила нам принести из дому, а живет она поблизости, подушку и одеяло, так как ночи очень прохладные.

Эта добрая женщина действительно выполнила свое обещание и мы были ей очень благодарны. Юлия легла отдыхать, а я познакомился с водителями рядом стоящих с обеих сторон грузовых автомобилей, занимавшихся профилактическим осмотром полученных автомобилей, а на самом деле докручиванием всех гаек, подтягиванием манжетов, крепящих трубопроводы, смазкой трущихся узлов, то-есть выполняли то, чего недоделали работники конвейера автозавода. Водители оказались из одного небольшого городка Полтавской области, «щирые хохлы», предложившие мне возможность пользования их инструментом, чтобы заняться тем же на своем автомобиле. Оказалось, что даже очень важные узлы, как крепления рессор к кузову и к полуосям практически были не только не затянуты, а гайки почти только наживлены.

Удивительно как я доехал от склада до площади без аварии. Несколько часов, почти до полуночи я «крутил гайки» и это, думаю, дало возможность почти без приключений добраться до Москвы. После не очень удобного сна в автомобиле, ожидания открытия нужного нам склада и потери времени на получение инструмента, так как не оказалось в наличие домкратов для «ГАЗ-24» и пришлось ожидать доставку их с центральной базы, не очень рано следующего дня заправили «под завязку» бак бензином на находящейся вблизи бензозаправке. Устроили праздничный обед с вином, отказались от предложенной хозяйкой квартиры прогулки по городу в пользу отдыха с тем, чтобы выехать в Москву рано утром.

Шоссе «Горький-Москва» в основном однополосное в каждом направлении, довольно напряженное по загруженности мы одолели почти безостановочно, не нарушая допустимых дорожными знаками скоростей движения. Нашей целью было добраться как можно быстрей в Москву, поездка была не туристической, поэтому не интересовались достопримечательностями городов Дзержинск, Владимир, Орехово- Зуево и через 7-8 часов были уже на кольцевой дороге и еще через час в Загорянке на даче у Аксельбантов. Единственным происшествием этой поездки было то, что примерно в 50 километрах не доезжая к Москве неожиданно полностью отвалился от рулевой колонки, оставшись в моей руке после попытки его включения, узел указателя поворотов. Пришлось показывать маневр высунутой из кузова рукой, как это делалось ранее в годы отсутствия у Советских автомобилей таких приспособлений.
Вся семья Аксельбантов одобрили наш выбор цвета автомобиля. В связи с необходимостью моего с Юлией отъезда в Ташкент для оформления моего трудового отпуска и возвращения для дальнейшего перегона автомобиля своим ходом, мы обсудили с ними варианты места стоянки нашей «Волги» в Москве. Давик обратился к ряду своих друзей и был принят вариант оставить автомобиль в свободном гараже в городской черте, что казалось наиболее безопасным. Мы вылетели в Ташкент.

Так мы стали владельцами «Волги – ГАЗ-24», а наши сыновья владельцами наших бывших автомобилей–«Москвич-408» и Жигули – ВАЗ- 2103».

Большое турне: Москва – Харьков – Ростов -на –Дону - Владикавказ- Кабулетти – Тбилиси – Баку – Красноводск – Ашхабад - Ташкент. Год 1980, а что в Стране?
В Ташкенте оформил трудовой отпуск, тоже сделал и наш старший сын Борис.Втроем (с Борисом) прилетели в Москву. Остановились, естественно у Аксельбантов. Дэвик организовал мне возможность провести профилактический осмотр и облуживание «Волги» на находящейся поблизости от их дома большой автобазе грузовых машин типа «ГАЗ» разных модификаций, предназначенных для перевозок всех видов пищевых продуктов с баз в магазины их реализации. Обслуживание сделал лучший автослесарь автобазы, кавалер ордена «Знак Почета», действительно добросовестный и обходительный, среднего возраста человек, которого я щедро отблагодарил.

На семейном совете мы решили поехать в Ташкент через Кавказ с заездом в Кабулетти, чтобы уже вместе с Виктором и друзьями добираться в Ташкент. Изменить заявленный мною в ГАИ по приезду из Горького маршрут перегона автомобиля из Москвы через Челябинск – Курган – Кокчетав – Караганда – Джамбул - Ташкент на другой не удалось по причине того, что прием в районом ГАИ производился не каждый день. К поездке готовились тщательно, приобрели очень дефицитный 2-х литровый термос с небьющейся металлической колбой, выпуск которых наладила промышленность в честь Олимпийских игр 1980 года проводимых в Москве, запаслись провизией и двадцатилитровой канистрой с бензином.

Рано утром одного из августовских еще солнечных дней, выехали на кольцевую дорогу (МКД) к шоссе «Москва-Симферополь», по которому в соответствии с намеченным нами по «Атласу шоссейных дорог СССР» маршруту, мы должны были ехать до г. Харьков. На соответствующей развязке вышли на это шоссе. Почувствовал, что двигатель автомобиля перегревается, приемистость тормозится. Остановились на обочине, примерно на первом километре от развязки. Обнаружил при осмотре, что барабаны задних колес автомобиля очень нагреты, значит неисправность в тормозной системе. Отмечу, что в автомобиле «ГАЗ-24», в отличие от имевшихся у меня прежних автомобилей, тормозная система устроена отдельно для передних колес и задних колес. Попытался отпустить заклинившие тормозные колодки задних колес (поднял одну стороны на домкрат) спуская часть тормозной жидкости из рабочего цилиндра. Начал движение – результат тот же, тормозные колодки задних колес заклинивает. Все наши с Борей знания и действия к нужному результату не привели.

Время шло, попытался остановить проходящие «ГАЗ-24», некоторые любезно давали совет, но конкретно с такой ситуацией не встречались и предлагаемые решения не приводили к положительным результатам. Кто то подсказал, что не очень далеко на кольцевой дороге есть станция техобслуживания автомобилей. Делать нечего – пошел пешком в указанное место. Действительно, есть станция, но по обслуживанию автомобилей «Жигули». Администратор согласился посмотреть «Волгу», но ее надо доставить сюда, на выезд обслуживания нет. Была возможность отсюда вызвать трайлер для доставки моего автомобиля на одну из Московских станций техобслуживания, но я не решился на такую операцию.

Администратор мне подсказал, что один из сотрудников станции – слесарь сварщик Андрей – являлся владельцем «ГАЗ-24» и знал все возможные рецепты ликвидации неисправностей. Пошел к нему в цех, он был занят на проводимых им сварочных работах для ожидающего здесь заказчика. Все же рассказал ему проблему и уговорил пройти со мной к месту стоянки моего авто. Ждал более двух часов до окончания сварочных работ, Андрей взял лишь слесарный молоток по моей просьбе – в составе придаваемого к машине инструмента не оказалось простого молотка, что я обнаружил только сейчас. Андрей, ничего не говоря, сразу же присел у передней, шоферской стороне и поданным мною гаечным ключом увеличил несколько зазор между тормозной педалью и толкателем главного тормозного цилиндра. Неисправность была устранена в несколько секунд. Попробовали в движении – все в норме. Искренне поблагодарил Андрея, отплатил услугу «по царски», а он оставил мне «повидавший виды» слесарный молоток, который прослужил нам до самого отъезда из СНГ.

Бодро двинулись по неплохому шоссе, которое описывать не буду, эта часть маршрута подробно изложена в моей второй книге во время нашего путешествия на «Москвиче-408» из Навои в Ярославль. Но нельзя не рассказать еще об одном эпизоде, связанном с качеством выпускаемых Советской промышленностью изделий, даже таких ответственных и дорогих, как автомобили. После остановки на кратковременный отдых в каком то небольшом населенном пункте, не удалось запустить двигатель.

После нескольких неудач начали с Борей искать причину, искра есть, бензин в карбюратор поступает. Оказывается, что в отстойнике карбюратора полно металлической стружки, жиклеры забиты. Промыли карбюратор, продули жиклеры, завели, работает, двинулись, а уже вечер, первый день прошел и лишь к ночи подъехали к Харькову. Удалось устроиться в гостиницу. Автомобиль прошел первую тысячу километров. Положено выполнить первое техобслуживание с заменой масел и другими предписанными операциями. Заехали на одну из станции автосервиса, кажется центральную в Харькове. Довольно долго ждали в очереди, наконец оплатили и мне разрешено было присутствовать при процессе обслуживания. Юлия и Борис маялись в ожидании в вестибюле станции.

А теперь новое разочарование – необходимо заправиться бензином, а в большинстве бензоколонках бензина нет. Долго блуждали по Харьковским улицам и, наконец, нашли действующую, на которой удалось заправить, но не полный бак, а лишь не более 20 литров бензина. Бензин в дефиците, как объяснили, из-за ведущегося массового сбора урожая сельхозпродукции, требующего обеспечивать горючим в первую очередь машинотракторные подразделения сельского хозяйства. С другой стороны, ходили слухи, что ограничивают заправку личных автомобилей и такси, чтобы уменьшить количество уклоняющихся от привлечения на сельхозработы городских жителей и учащихся, не давать им возможность уезжать на отдых, в гости за пределы области, Республики. У нас был неприкосновенный запас в 20-литровой канистре. Узнали, что такой искусственный дефицит бензина на Украине создавался ежегодно уже несколько лет.

Нервы напряжены, заезжали практически на каждую встречающуюся бензозаправку, где стояли десятки жаждущих, часть из которых уже была на нуле и не могут двинуться с места, будут ждать до обещаемого привоза бензина сюда. Мы ехали, стараясь держать наиболее рачительный по расходу бензина скоростной режим 60 км в час. К глубокой темноте добирались к городу Изюм. Устроились в гостиницу. Утром выехали, уровень указателя бензина приближался к минимуму, скоро зажжется сигнальная лампочка. Шли встречные машины и я решился остановить какую либо из них, удалось, спросил:
– Прошу прощения! Есть ли впереди нашего направления бензин в какой либо автозаправке и как до нее далеко? – В ответ:
– Скажу. Примерно через 10-12 км съезжайте направо (называет поселок) и еще около 10 км , там можно заправится. – Выразил большую благодарность и мы помчались к узнанному месту.

Действительно, не очень большая очередь, шла заправка автомобилей через одну действующую колонку. Подошла наша очередь, прошу 50 литров. Заправщик не возражал, но назвал несколько завышенную цену. Делать нечего, я согласился. Бак полный, выехали на магистраль и, уже почти не останавливаясь, ехали, подпитываясь бутербродами на ходу.
Въехали в Ростов-на-Дону. Город несколько знаком по прежней поездке. Мест в гостиницах нет, поехали дальше, в Батайск. Здесь устроились на ночлег.

В России с бензином легче. Дозаправили автомобиль и по «Атласу ...», на Владикавказ. Мы спешили, время шло к концу августа, а нам надо было преодолеть перевал по военно-грузинской дороге, по которой никогда не проезжали, а знали лишь слухи и анекдоты о поведении здесь местного населения да и сотрудников ГАИ.

Иногда менялись с Борисом местами и он вел автомобиль. Поздно вечером добирались до города Владикавказ и здесь устроились в маленькую гостиницу. Юля и Борис ночевали в номере, а я спал в автомобиле, как то не решался оставить без присмотра. Ночь довольно прохладная. Утром, после умывания, отправились на местный рынок, закупили провиант и выехали на военно-грузинскую горную дорогу. Уже при въезде в не широкую долину с довольно крутыми склонами, поднимающимися к верхушкам еще не высоких гор, почувствовали особенный аромат в воздухе и прохладу. Асфальтированная дорога вилась вдоль быстротекущей речушки, названия которой мы так и не выяснили – не то верховье реки Терек, не то один из его притоков.

Правый склон весь в зарослях кустообразных растений и травянистых отцветших завязей, отражающих своим разноцветьем яркие солнечные лучи, находящегося в зените, светила. Остановились и убедились, что на склоне действительно много кустов с поспевшими ягодами барбариса, ранее замеченные наметанным глазом Юлии. Не очень легко забираться на склон, но мы, Борис и я, настырны и собрали ягоды в полиэтиленовые мешочки, не могли остановиться, хотелось еще и еще.

Дорога заметно шла в гору, а день - к обеденному времени. Вдруг долина расширилась и справа открылась панорама с видом на большое каменное сооружение с башнями, которое при более внимательном взгляде оказалось действительно полуразрушенной крепостью. К ней вел тоже асфальтированный дорожный отвод шириной в 3-4 метра, который заканчивался горизонтальной площадкой, на которой стояло 2-3 автомобиля, а у внутренней границы площадки в склон горы было врезано здание из деревянных конструкций с широкой крытой верандой, на которой были размещены столики и за ними восседали граждане, наверное, пассажиры и владельцы тех самых авто. Въехали на площадку и убедились, что здесь действительно придорожный ресторан, вернее на вывеске значилось, что это столовая райпотребсоюза. Но сначала направились к полуразвалинам, находящимся несколько левее и выше по склону, поднялись по довольно крутой тропинке.

На одиноко установленной тумбочке была прикреплена табличка с названием и объяснением исторического памятника, не помню названия). Было похоже, что это место мало посещаемо, а местные власти в нем также не заинтересованы. Спустились и зашли на веранду и во внутрь столовой, где тоже расположено 5-6 столов, имелся стойка-буфет, за которым стояла средних лет женщина явно не грузинской, а одной из многочисленных «кавказских национальностей», а в зале обслуживала вторая, молодая женщина той же национальности. В меню по несколько первых и вторых блюд, отражающих больше кавказскую кухню, салаты, фруктовые и минеральные напитки. Заказали салаты, суп -харчо, хинкали с тертым сыром и минводу «Боржоми». Это же удивительно, что в такую глушь завозят даже минеральную воду, которую не всегда можно получить в более цивилизованных местах. Молодая, симпатичная официантка с улыбкой на устах принесла большое блюдо, на котором были разложены нарезанные свежие помидоры, огурцы, листочки разных съедобных, мне неизвестных названий, растений и приправ, все это выглядело очень красиво, аппетитно и вызвало обильное слюновыделение. Мы с не меньшим удовольствием уплели харчо и хинкали, довольно остро и очень вкусно приготовленные. Пошел рассчитываться к стоящей за стойкой и был удивлен дешевизной трапезы трех взрослых насытившихся персон – около 30 рублей. Взял еще пару бутылок «Боржоми» и отправились в дальнейший путь.

Дорога переместилась на правый склон (левый берег речки) и в дальнейшем шла по нему, резко поднимаясь и с минимальными серпантинами. Правый край дороги, ее обочина была ограждена надолбами, а местами и сплошным каменным барьером, так как глубина ущелья становилась все большей и большей. Ручья (речки, сая – не знаю как правильно назвать) уже не видно и не слышно.
Неожиданно впереди возникла несколько расширенная часть дороги с установленными шлагбаумом и деревянной будкой ГАИ. У нас с документами все в порядке, справа на переднем ветровом и на заднем стекле были установлены транзитные номерные знаки, только маршрут перегона не соответствовал фактически совершаемому и я, памятуя известные анекдоты и прибаутки, касающиеся поведения грузинских и других, кавказских гаишников и милиционеров, уже стал переживать о возможном неприятном разговоре и задержке в дальнейшем движении. Нас остановили. Вышел из автомобиля, предъявил документы одному из двух милиционеров. Внимательно изучая бумаги, гаишник спросил:
– Автомобиль совсем новый!?
– Да, получил прямо на заводе. – ответил.
– А куда направляетесь?
– К друзьям в Грузию. А потом отправимся домой, в Узбекистан.
– Будьте внимательны на дороге и счастливого пути! – услышал и принял, возвращаемые мне документы. Отлегло от сердца.

Мы продолжили путешествие. А я, все же, хочу рассказать пару анекдотов известных автомобилистам, но, думаю, будут интересными последующим поколениям, которым, надеюсь, попадется эта книга.
«Едет с семьей русский гражданин в путешествие и отдых на Кавказ по Военно-грузинской дороге. Шлагбаум. Останавливается. Сотрудник местного ГАИ, от ведомственной формы которого веет благоухающей чистотой, обращается к водителю, главе семьи (с грузинским акцентом):
– Почему нарушаешь, дорогой!?
– Я не нарушаю. – Приглашает водителя в будку.
– Вот бумага, пиши объяснение... только на грузинском языке!
– Так не умею по грузински! – Гаишник уходит. Полное недоумение в глазах «нарушителя». После нескольких минут раздумий он вкладывает между двух листов четвертную купюру. Вошедший сотрудник берет бумагу и говорит: – А говоришь, что не умеешь! Уже половину написал!!!»

«Гражданин с семьей едет на Кавказ. Шлагбаум.
– Ваши документы!? – говорит гаишник, прикладывая руку к козырьку. Внимательно изучает поданные бумаги и спрашивает:
– Откуда едете?
– Из Волгограда! – отвечает.
– Откуда!? – раздается несколько повышенным тоном.
– Из Волгограда!
– Откуда, откуда!!? – еще более высоким тоном.
– Из Волгограда!!
– Сталинград! Сталинград!! Сталинград!!! – уже выражает криком гаишник, одновременно с каждым выкриком проделывая в предупредительном талоне проколы (дырки).»
Tags: 70-е, быт, инженеры; СССР, мемуары, факты, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments