jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Как покупали «Газ 24» и про перегон Горький - Москва -Ташкент.Продолжение</fo

Неописуемая красота возвышающихся пиков гор, разноцветье склонов, заросших разными сортами деревьев, кустарников. Местами склоны, по которым проходила дорога настолько крутые, что строители вынуждены были соорудить тоннели, по которым мы проезжали. Большая часть тоннелей была выполнена без креплений, нет искусственного освещения – впечатление было не из лучших!
Незабываемое же впечатление оставила панорама, увиденная нами на одном из участков пути, почти у перевала – в большом прогале между двумя хребтами, километров в 2-3 км от нас на противоположном правом склоне, на большой, почти горизонтальной площадке несколько десятков домов аула, зеленеющие поля. Три стороны площади заканчивались практически вертикальными обрывами и никаких подъездов к селу нет. Картина очень похожая на показанные в известном и очень популярном кинофильме «Мимино» с прославившимися после него актерами Кикабидзе.

Дорожный знак «Ткибули», еще 150-160 км и мы почти у цели – Кабулетти. На самом въезде видали автозаправочную и длинную очередь автомобилей к ней. Остановились, видно, что шла заправка бензином из одной колонки. Встали в хвост очереди. За руль сел Борис, а я пошел к бензоколонкам. Много народа, стоял сплошной голосовой гомон, а после отъезда очередного заправленного автомобиля раздалась дробь ударов передвигаемых вплотную стоящих канистр – за время подхода к колонке очередного авто, заправлялась очередная канистра. В очереди канистр стояли автомобилисты, не пожелавшие стоять в очереди на автомобиле, считая, что заправить канистру будет быстрее. Публика главным образом из местного аджарского населения. Я стоял в стороне и наблюдал, настроение у толпы очень благодушное, раздавались шутки на разных языках, часто в смешанных выражениях, иногда и по русски, а завершалось взрывом хохота. Вдалеке появилась колоритная фигура крупного человека в «генеральской» форме с канистрой в руке. Подошел к канистровой очереди, поставил свою, широко улыбаясь и отвечая на многочисленные приветствия, раздающиеся в его адрес. Оказалось, что это милиционер в звании старшины, но новенький мундир на нем и погоны были расшиты каким то не уставным манером, все блестит и пышет достатком. Вдруг, внимание перенеслось на подходящего к этой же очереди военного, оказавшегося капитаном авиации, тоже поставившего свою канистру. Из будки выбежала плотного телосложения, коренастая, светловолосая заправщица и громко, перекрикивая толпу, с сильным акцентом на русском языке заявила:
– Я заправлю гостя без очереди! – и пригласила капитана к заправочному шлангу. Капитан очень смутился, но толпа, сначала притихшая, одобрительно закивала головами и канистра капитана была заправлена.

Подошла и наша очередь часа через два, заправили полный бак. День на закате. Въехали на главную и, пожалуй единственную улицу Кабулетти, именуемую им. Ленина. По обе стороны - двух и трехэтажные каменные особняки, кровля и фасады которых часто отделаны кровельным железом. Оказалось,
Нас встречали объятиями. Познакомили с хозяйкой дома. Это была молодая аджарка, имеющая дочку лет шести, «выгнавшая» мужа по причине чрезмерного принятия им алкоголя, работающая кастеляншей в одном из санаториев. Владелица довольно просторного по площадям на каждом из двух этажей нового дома почти на окраине улицы сдает приезжающим дикарем курортникам хорошо меблированные комнаты второго этажа.

Но это вторая часть доходов, а первой и, очевидно, довольно приличной статьей дохода является большой приусадебный участок земли, располагающийся за задним фасадом дома, на котором растут и дают урожай десятки деревьев цитрусовых сортов, главным образом мандаринов. Хозяйская семья располагалась на первом этаже, где, кроме жилых комнат, была оборудована просторная кухня со всеми необходимыми атрибутами. На уровне второго этажа по трем (главному и боковым) фасадам проходила просторная крытая веранда, на которой были установлены столики, стулья и шезлонги. Несколько в глубине участка, со стороны левого фасада был построен просторный гараж, в который поместились параллельно два «Жигули». Мой автомобиль поставили во дворе перед воротами гаража. Так как курортный сезон практически закончился (конец августа) с нас, приехавших сейчас за каждые сутки хозяйка брала по 3 рубля, а не по 5, как оплачивали ранее приехавшие наши дети и друзья.

В первый же вечер нашего приезда был устроен праздничный ужин, в котором приняли участие и хозяйка дома и пришедший ее отец, коренастый, пышущий здоровьем аджарец, говорящий по русски с очень сильным и оригинальным акцентом. Он сказал нам, что работает водителем грузового автомобиля заготовительной конторы, на котором перевозится сельхозпродукция с заготовительных баз района в места их реализации, что у него на этой же улице, ближе к центру собственный дом, значительно больший по размеру, чем у дочери, большим и более ухоженным земельным участком и садом, что его недвижимость оценивается в 350-400 тыс. рублей, тогда как дом дочери стоит 160- 170 тыс. рублей. Он пригласил нас посетить его дом.

Меня ранее, и в этот раз, и потом удивляли и ошеломляли цифры, которыми озвучивали граждане Грузии стоимость своих домов, текущие расходам, масштабы застолий (понятно и их стоимостям) и легкостью произношения этих цифр. Ведь иметь дом стоимостью почти в полмиллиона рублей, зарабатывать 100 рублей в день (признание одного парикмахера) – это же никаким образом не укладывалось в умы рядового советского человека. Ведь получалось, что Грузия жила по каким то своим меркам, своим законам, не укладывающимся в рамки Советских, Общесоюзных!? Это что? Это повелось со Сталинских времен? Он, Сталин давал своим соотечественникам особые привилегии?

На выезде из Кабулетти в сторону г.Батуми был КПП ГАИ (как и на въезде). Оказалось, что местные власти под предлогом борьбы с загрязнением атмосферы и шумами в курортной зоне, запрещали прибывающим на своих автомобилях передвигаться на них по городку. Для того, чтобы проехать в Батуми для экскурсии тоже необходимо было разрешение. Наши курортники уже побывали в Батуми, поэтому получили разрешение и на Витином автомобиле отправились в Батуми мы с Юлией, Борис и Виктор. Дорога проходила по горной местности с частыми крутыми серпантинами, на склонах гор буйная растительность. Преодолели перевал и начался спуск к городу и морю. По рекомендации Виктора, решили припарковаться на одной из стоянок вблизи набережной, прогуляться по ней и посетить единственный в СССР дельфинарий. На набережной много торговых точек, панорама бухты со многими причалами и корабликами. Гуляющих относительно немного, но слышны разные языки, несмотря на конец курортного сезона еще туристы не перевелись. Погода пока нам благоприятствовала, светило солнце. Был воскресный день и желающих посетить дельфинарий оказалось много, особенно родителей с детьми. Расселись на трибунах, видимость прекрасная, впечатление от показываемых аттракционов, «улыбающихся и добродушных» животных, искусства дрессировщиков и тренеров вызывало глубокое удовлетворение и умиление. Довольные увиденным, вышли и в ближайшем ресторанчике угостились шашлыками по кавказки, хотя считали, что шашлык по-узбекски значительно вкуснее. На обратном пути опять полюбовались красотами природы.

Выехали из Кобулети рано утром, без завтрака. Часам к 9-ти остановились на площадке у придорожного ресторана. Вошли, большой зал столиков на 30-40, за стойкой полный, колоритный грузин, в зале ни одного посетителя. Разнообразные напитки и алкогольные и столовые. Буфетчик показал меню, выбор большой, просит сесть за столики. Нас 8 человек. Объединили два столика. Заказ выполнил молодой грузин, не говорящий на русском языке. Не помню что, но позавтракали очень плотно и каждый на свой вкус. Принесли счет на грузинском языке, но конечная цифра понятна и вполне реальная. Я старший в компании и рассчитался с официантом. Получил полагающуюся сдачу. Поблагодарили за вкусный завтрак и весьма вежливое обслуживание.

Практически не останавливаясь приехали в г. Гори. На ночь устроились в уже известной нам гостинице. Музей Сталина по каким то причинам закрыт. Огорчены, но не очень. Немного погуляли по городу. Ночевка, завтрак в гостиничном буфете, открывающийся лишь в 9 утра, и в путь, до Тбилиси немногим более 100 км. На въезде в Тбилиси на заправке бензина нет, но имелась мойка на два рабочих места, где была произведен вручную из шланга обмыв наших автомобилей. На это ушло порядочно времени. Наш кортеж, ведомый Виктором, приблизился к центру Тбилиси и завернул на одну из улиц к высокому, 14-ти этажному жилому дому, возвышающемуся над остальными домами высотой не более 5-6, где и жили уже известные нам грузинские сестрички. Заехали за внутренний фасад дома, где просторная асфальтированная площадь для автомобилей жильцов и гостей. Кто то из нас поднялся на 14-ый (последний) этаж. Остальные разминались в ожидании.

Вскоре из подъезда буквально выбежала младшая, бывшая студентка и пригласила всех подняться в квартиру. Немедленно было организовано чаепитие с бутербродами, какими то сладкими пирогами. Время около 13 часов. Девочки, несколько смущенные неожиданным нашествием восьми душ (про нас, имею ввиду приехавших на «Волге»), они и не знали, познакомились. Одна из сестер уже на телефоне, вела разговор на грузинском языке. Нам сообщили, что живущий в Тбилиси их старший брат (имярек) сейчас в командировке в Москве и должен приехать лишь через несколько дней, причем, на купленном им автомобиле иностранного производства. Но в ближайшие два часа сюда должен приехать его друзья и все мы поедем обедать. Пока беседовали, обменивались впечатлениями о проведенных днях отдыха, обсудили и примерную программу посещения некоторых примечательностей Тбилиси на следующий день и порядок размещения приехавших на две предстоящие ночи. Квартира то однокомнатная – в ней могли разместиться две приехавшие женщины-мамы, а остальные должны были отправиться спать в машинах.

Часам к трем дня на автомобиле «Жигули» прибыли два очень спортивного вида парня 30-32 лет, довольно красивая женщина, возрастом под 30 с дочерью, очень красивой, упитанной с копной густых рыжих волос девочкой лет 8-10. Мужчины-грузины разговаривали по русски с большим напряжением и сильнейшим акцентом, дама (оказавшаяся осетинкой) русским владеет сполна. Нам было предложено разместиться в машинах и отправиться на обед в предместья Тбилиси. Юлия, сославшись на усталость и головную боль (а она действительно страдала частыми головными болями - мигрень), отказалась от поездки и осталась в квартире. Все остальные - на трех «Жигулях», «Волгу» оставили на стоянке. Впереди за рулем один из грузинских парней, за ним поспешали Валерий и Виктор. На магистральной улице довольно напряженное движение, а наш «ведущий» держал недопустимую по городу скорость и не принятые маневры, вынуждая проделывать подобное наших ребят. Гонка продолжалась не долго, мы уже в Мцхете – древней столице Государства при царице Тамар. Очень зеленый городок со многими красивой архитектуры особняками, парковыми островками. Подъехали к величественному со шпилями, красочными витражами, сооружению – грузинской церкви, где в это время шел обряд венчания молодой пары. Очень красиво и торжественно!.

По машинам и в одной из парковых зон остановились у двухэтажного, отдельно стоящего, без ограждений особняка, вокруг видимых фасадов, на уровне около метра от отметки земли которого выполнены веранды. Один из грузинских парней, очевидно старший из двух, тот, что вел «Жигули, вошел в здание и, вышедши из него, предложил всем подняться на веранду, передохнуть здесь несколько минут, пока нам приготовят столы. Значит это ресторан, хотя никаких вывесок или других информационных средств об этом я не увидал. Буквально через 15- 20 минут нас пригласили в зал, где уже был накрыт стол ровно на число нашей компании. Больше в этом, относительно небольшом зале нет ни других столов, ни посетителей. В один из торцов сел наш ведущий, который и есть уже тамада, справа от него первой по длиной линии стола он усадил осетинку, которая выполняла в течение всего застолья роль помощницы тамады, подсказывая ему многие русские слова, которые он не знал, произнося очередной тост. За ней усадили меня и далее Борис, Виктор и кто то из хозяев. На противоположной длиной стороне стола разместили Зинаиду Соломоновну, Гарика и Валеру и далее оставшиеся из принимающей стороны. Учли все принятые атрибуты – возраст, родство, гость, хозяева.

Стол ломился разнообразием и числом мясных, рыбных, овощных закусок, умело украшенных зеленью и приправами, расставленных в красивой посуде, вазами наполненных многими видами фруктов, и все это вызывало здоровый аппетит и предвкушение приятных ощущений. Каждого из присутствующих спросили, что он будет пить. Я заказал сухое красное вино. Обслуживал стол молодой грузинский парень с салфеткой через предплечье, который неотступно и внимательно следил за поведением каждого участника застолья и немедленно приходил на помощь, помогая взять необходимое блюдо, ставил другую бутылку соответствующего напитка при опустошении предыдущей. Тамада начал застолье красиво изрекаемым тостом в честь гостей, особенно отметив самую старшую из нас – участника ВОВ Зинаиду Соломоновну. Затем, после очередного тоста тамады, кто то произносил в тему «алаверды» (дополнение) и все дружно выпивали свою порцию. Я следил, чтобы Виктор не выпивал за каждым тостом, ему, как и Валере, вести автомобиль. Я с тревогой наблюдал как тамада, он же водитель своего «Жигули» выпивал свой бокал вина до дна. Застолье продолжалось более пяти часов. Я допивал свою третью бутылку вина. Спросил соседку-осетинку:
– А как поведет автомобиль наш тамада после такого возлияния?
– О! Да у нас можно! Ребята же приехали уже немного подвыпивши, со свадьбы. Не переживайте!

Действительно, ведущий благополучно, на довольно приличной для движения в городе скорости провел весь кортеж до дома сестричек. Распрощались с друзьями брата, которые обещали на следующий день показать нам некоторые примечательные места в Тбилиси. Женщины поднялись наверх, а мы остались в машинах, где и провели в глубоком сне ночь, уставши от проделанной дороги в Тбилиси и после многочасового, обильного застолья.
Проснувшись поутру, мы, водители автомобилей, решили заняться вопросом поиска возможностей заправки бензином. Накануне узнали, что поблизости от места нашей стоянки есть автозаправочная и, взяв по канистре, пошли к ней. К большой радости увидали, что идет выдача бензина и в автомобили и в канистры, как это было в Кобулети. Стали в очередь, заправили канистры, дотащили к машинам, машины завели и доехали к заправке, где залили баки под завязку. К этому времени в квартире был приготовлен завтрак, мы с удовольствием поели под приятные разговоры и обсуждение распорядка предстоящего воскресного дня. Приехал вчерашний ведущий и тамада, расселись в двух автомобилях и нас провезли и показали, в первую очередь, «Пантеон», расположенный в очень красивой парковой зоне на возвышающейся над городом горе, где много гуляющих горожан и туристов. В «Пантеоне» похоронены заслуженные граждане Республики и города, над могилами возвышались прекрасно выполненные из мрамора, гранита надгробия-скульптуры. Особенно выделялось надгробие места захоронения матери Сталина. Здесь нам поведали, что сам Иосиф на церемонию похорон родной мамы не приехал. Спустились вниз, проехали по центральной улице-магистрали, побывали у комплекса зданий ЦК КП Грузии.

Меня назойливо донимала мысль – мог бы я организовать в Ташкенте прием неожиданно нагрянувших гостей на таком уровне, как устроили грузинские практически чужие нам товарищи здесь, в Грузии, если представить себе, что я даже не ограничен в средствах. Как я ни старался себе это представить получалось – ни коим образом! Ни в одном ресторане в Ташкенте не оказалось бы такого набора продуктов, не смогли бы в такое короткое время все это приготовить, не смогли бы так красиво и профессионально оформить стол и характер обслуживания. Еще раз подтвердилось – в Грузии живут по своим законам, отличающимся от Советских.

По возвращению в квартиру девочек взял свежую газету, орган Тбилисского горкома КПГ и Городского Совета (не помню названия газеты) и на внутреннем развороте прочитл несколько откликов представителей различных слоев населения на прошедшие несколько ранее события по осуждению бывшего председателя исполкома одного из районов города Тбилиси (имярек) и приведение в исполнение смертного приговора ему. Рабочий, служащий, ученый-академик восклицали: «Как мог коммунист, ответственный работник брать взятки за каждое законное и незаконное действие, особенно за выделение вне очереди квартир и других благ. Приговор справедлив, надо искоренять врагов нашего общества» и т. д. и т. п.

А я подумал, что по другому государственные служащие, на государственную зарплату в условиях, когда «трудящиеся» Грузии рассуждали категориями стоимости домов в 200-300 тыс. рублей, парикмахер считал, что заработать за день менее 100 рублей –день потерянным, вести себя просто не могли. Как мог предисполкома прийти в гости к другу или товарищу, не одарив его по достоинству по местным меркам, как он мог принять у себя своих друзей без принятых в этом обществе обилии и шика!?

Мысли-мыслями, а дело-делом и мы, заготовив в дорогу некоторые продукты и питье, рано улеглись спать и в 5 утра следующего дня, попрощавшись с гостеприимными сестричками, отправились в дорогу по намеченному кратчайшему пути на Баку. Предстояло преодолеть немногим более 600 км., которые наметили пройти за светлый день. Уже через 70-80 км. подъехали к КПП на границе между Грузией и Азербайджаном. Грузинские гаишники поверили документы, те же вопросы и цоканье губами на сообщение, что «Волга» новая и приобретена на законных основаниях прямо на заводе, пожелания доброго пути. Несколько по другому прошла проверка на первом же КПП Азербайджана. После внимательного изучения предъявленных бумаг, несколько заискивающее обращение и заглядывание в салон «Волги»:
– А что везете? – На заднем сидении и на заднем «подоконником» лежат какие то пластмассовые упаковки с косметикой, главным образом для обработки кузова авто. Нравятся проверяющим. Предложил одну в подарок. Гаишник поблагодарил и «взял под козырек».

Дорога в хорошем состоянии, проходила по возвышенной долине, параллельно протекающей не очень далеко известной реки Куры. Пробежали десятки километров, а по обе стороны - бескрайние виноградники, на которых на всю просматриваемую даль видны большие налитые соком гроздья винограда. Шла интенсивная уборка урожая, трудились сотни людей и на ручном и на машинном сборе. Рассудили, что очевидно здесь, как и в нашем родном Узбекистане, на эти работы мобилизовывают учеников, студентов и трудящихся промышленности. О таких масштабах виноградарства в Азербайджане я представления не имел, ведь Азербайджанские вина не очень котировались (по моим меркам), мы знали вина и коньяки Грузии, Армении, Крыма.

Старались нигде не задерживаться, остановки только для недолгих разминок и при довольно частых проверках службой ГАИ. Но подошло время обеда. Присмотрели в одном из проезжаемых селений довольно большое здание кафе-ресторана, за которым имелась и парковая зона с расставленными столиками. Оставляем автомобили на имеющейся стоянке перед главным фасадом, прошли в садовую часть и объединили два столика. Подошедший официант, молодой азербайджанец на приличном русском языке с явным акцентом объявил возможный, не очень широкий, выбор блюд и отправился на выполнение заказа. Вся наша компания практически единодушно выбрала одинаковые блюда первого, второго и зеленый чай. Ожидание было довольно долгим, но сидеть в тени и прохладе больших деревьев, а день был довольно солнечным и жарким, приятно и не тягостно. Мы дружно и при активном обсуждении обстоятельств и событий пройденной части дня насытились довольно вкусно приготовленными яствами и попивали чай в национальных азербайджанских стаканчиках. Попросили подошедшего официанта рассчитать нас и он бодро без запинки назвал сумму в 48 рублей. Я, как старший в пути, начинал вынимать кошелек для оплаты, но дружно выступившие женщины, Зинаида Соломонова и Юлия заявили:
– Не может быть! Мы же не пили спиртных напитков, таких цен нет!
Я тоже подумал и потребовал счет. Молодой человек без всяких эмоций, как бы безразлично произнёс:
– Ну, 36 рублей. – Опять восклицание одной из женщин:
– Нет! Не может быть! – Ладно, 32 рубля. – Я отдал последнюю сумму.

Отдохнувши, отправились в дальнейший путь. Не буду описывать проезжаемые населенные пункты и города, подчеркну лишь отдельные события, запомнившиеся и характеризующие детали обстановки и характеристики жизни и быта в центральном Азербайджане, где я до этого никогда не бывал. Если читатель помнит, то мы с Юлией в 1967 году на автомобиле «Москвич-408» проехали от Баку до границы с Россией по восточной части Азербайджана, вдоль западного берега Каспийского моря.
Мчались на восток-юго-восток с одной целью, скорее попасть в Баку, откуда, как нам известно из прежней практики и рассказов очевидцев, в это время года – конец августа, начало сентября – очень не легко выбраться на пароме в Красноводск, из-за большого потока возвращающихся туристов, спешащих к началу учебного года, да и погода на Каспии в дальнейшем обещает быть с частыми штормами. Ничего примечательного не заметили и еще в довольно светлое время прибыли в Баку, добрались без особых приключений в морской пассажирский порт. У касс столпотворение.

Нам было необходимо приобрести восемь мест в каюты и три для перевозки автомобилей. Этим занялись молодые парни из нашей компании. В кассовом зале висело написанное вручную объявление, предупреждающее о том, что автомобили на паром не допускаются в грязном состоянии. Вышел на привокзальную площадь, где стояли наши авто и на скамейках отдыхали наши женщины. Осмотрелся округу и увидал, что за боковым фасадом вокзального здания сидел человек, держащий в руках конец шланга и тряпку. Шланг был подключен к водопроводной колонке. Подошел:
– Добрый день, можно вымыть автомобиль?– Да. Один рубль. – Не понимаю почему так дешево.
Пошел к своему достаточно запыленному автомобилю, подогнал его к месту мойки. Дал рубль сидящему (азербайджанец в кепке -«аэродроме»), он подал мне конец шланга и вручил еще мокрую от предыдущей мойки тряпку. Понял, что мыть то надо автомобиль собственными руками! Я надел на себя рабочую одежду, хранящуюся в багажнике, и тщательно вымыл автомобиль. Через пару часов из вокзального здания появились ребята с приобретенными билетами на паром. Погрузка на паром производилась с грузового причала, находящегося в 3-4 км от пассажирского морского порта, куда мы уже в темноте и отправились, решив не мыть другие автомобили.

Подъехали к району нужного нам причала и оказываемся в хвосте длиннющей очереди автомобилей, ждущих погрузки на паром «Баку- Красноводск». Подъезд шириной в одну колею, в хвост очереди стала моя Волга, за мной Виктор, за ним машина семьи Виленчиков. Почти немедленно подъехали еще жаждущие и за нами очередь увеличилась, теперь уже выехать из очереди невозможно ни в сторону, ни вперед, ни в обратном направлении. Вышли из машин и увидали интересную картину лагеря десятков людей, расположившихся у горящих походных примусах, керосинок, даже не больших костров по левую сторону вереницы автомобилей на расстоянии 3-4 метров у растущей изгороди кустарников. На всех видах горелок варились, жарились разные продукты, кипятились чайники, у очагов рассаживались ужинающие, много детей, стоял гомон. Похоже застряли на долго.Наша компания присоединилась к армии страждущих, организовали ужин и легли, как можно, на сон в автомобилях. Паромы подошли лишь через 8-12 часов.

По мере погрузки, автомобили продвигались к причалу. Обстановка неприглядная, умывание из кружки водой из собственных запасов, подножный корм, удобств никаких, тяжелее женщинам.
Лишь к вечеру следующего дня наша очередь приблизилась к вероятной погрузке на очередной паром. Действительно, после загрузки очередных машин в жерло нижней палубы, куда входили и железнодорожные вагоны, был установлен очень крутой пандус, по которому на верхнюю палубу стали заезжать очередные автомобили. Пандус был не только крутым, а и представлял собою форму латинской буквы «S» без части верхнего крючка и довольно узкий по ширине. Некоторые водители, глядя как трудно это получается у впереди стоящих, отказывались самостоятельно въезжать на палубу и соглашались передать эту операцию предлагающим такую услугу за мзду здесь же появившимся местным дельцам. Подошла и моя очередь. Я тоже волнуюсь, но взял разгон и влетел на верхнюю палубу благополучно под раздавшиеся даже аплодисменты. За мной въехал Виктор на «Жигули». Вдруг, следующему, а это автомобиль Виленчиков, въезд не разрешили и передвижной пандус, несмотря на решительные действия и просьбы Зинаиды Соломоновны, отъехал от борта парома – норма загрузки была исчерпана. Так наши попутчики остались на пристани Баку, а мы на теплоходе отправились к Красноводску.

... по всей территории Азербайджана не было никаких проблем с заправкой автомобилей бензином, в этой Республике такого дефицита не знали. Мы по ходу движения пару раз заправлялись, боясь изменения обстановки. Но без неприятностей у меня не обошлось. При каждой остановке на заправку обязательно появлялся кто то, который глядя на новый автомобиль «Волга-24», цокал языком, чмокал губами и предлагал продать ему эту красавицу. Давались две-три государственные цены, отвергались все мои доводы по отказу продажи, назойливость покупателей не знала предела.

Переход с западного берега Каспия на восточный на пароме прошел без каких либо приключений, погода была благоприятной, ночь все, кроме меня, провели в четырехместной каюте. Я же, несмотря на несколько категорических предупреждений о запрете находиться в автомобиле, все таки провел в нем всю ночь. Утром вернулся в каюту, позавтракал. Рейс шел к концу. Подошел к своему автомобилю, здесь уже крутился человек азербайджанского обличья и обратился ко мне, уже зная что я хозяин, на ты, фамильярно:
– Продай автомобиль. Сразу даю 40 тыс. рублей, отдавай документы и расстаемся. Никуда ходить не надо, ни к нотариусу, ни в комиссионку!
– Я автомобиль не продаю.
– Ты же уже старый, зачем тебе такой автомобиль!? – Как я выдержал порыв дать по морде!!
– (это мои не поддающиеся печати выражения). Я, засранец, переживу тебя!. Иди отсюда к! – Несмотря на вспыхнувшие искорки в глазах «собеседника», он ретировался и больше я его не видал, хотя какое то время уже на Красноводском берегу, где мы находились довольно долго, ожидая прихода очередного парома с нашими друзьями, меня преследовали мысли о возможной попытке еще раз убедить меня продать автомобиль.

Почти к концу дня пришел очередной паром, решили на ночь остаться в Красноводске, что и сделали, проведя ее в машинах. Рано утром отправились в путь на Ашхабад. По справочнику шоссейных дорог следовало пройти свыше 500 км по дороге уже известной нашим путешественникам и не представляющей каких либо исторических и других интересов. Автомобильная дорога проходила практически по тем же населенным пунктам и городам Туркмении, через которые проходила и единственная железная дорога, построенная Царской Россией в конце XIX века, о чем я уже писал во второй книге. Единственной примечательностью являлось, появляющееся примерно на половине пути к Ашхабаду окончание Большого Каракумского канала, строительство которого в свое время был разрекламирован Советской властью как великая народная стройка, предназначенная коренным образом изменить характер и образ жизни туркменского народа.

Мы же в течение всего пути, когда автомобильная дорога проходила почти в непосредственной близости от канала, а это более 550 км, почти до города Мары, убедились в том, что уже к этому времени канал не оправдал своего назначения, во многих местах зарос камышом и другими видами растений, местами заболотился. Способствовало этому несовершенная его конструкция, вернее никакая конструкция, а просто земляная выемка с пологими откосами, очень редко облицованные бетонными плитами. Поэтому дно быстро заиливалось выпадающими в осадок из Амударьинских вод лессовыми частицами и зарастало, быстро развивающимися в этих условиях, растениями. Поддержание необходимых эксплуатационных условий требовало значительных трудовых и материальных затрат, которые из года в год не выделялись.

Прибыли в Ашхабад Теперь следовало по нашему плану преодолеть весь путь до города Чарджоу, что на левом берегу Амударьи, это немногим более 600 км. И в Туркмении никаких забот о бензине не было, на каждой заправке был бензин и выдавали его без ограничений. ...была намечена лишь одна продолжительная остановка в каком то городке (названия не помню), где имелась пещера, на глубине которой было довольно большое озеро чистейшей холодной воды. Мы все спустились по довольно крутой деревянной лестнице с несколькими площадками для отдыха до самого озера. Пещера внушительных размеров по объему, глубине являлась объектом туризма и вход в нее был платный, хотя каких либо комментариев, брошюр с описанием характеристики, истории открытия мы не обнаружили. Отдохнули у озера и не спеша поднялись на поверхность.

Остановка и обед в городе Мары. А вот дальше нас поразила построенная в последние годы автомобильная дорога между городами Мары и Чарджоу, проложенная через пески Каракумов, бетонная трасса со всеми необходимыми инженерными сооружениями, которая вытянулась по прямой, постоянно уходящей вдаль на всю видимость. Именно этого участка дороги не было многие годы и в тот, 1967 год, из-за чего мы с Юлией наше путешествие на автомобиле из Навои в Ярославль вынуждены были начать на железнодорожной платформе до Красноводска. Наши мытарства описаны во второй книге. Именно на этом участке дороги мы выполнили рекорд скорости за все время путешествия от Москвы, мы прошли за один час движения 102 км, для чего развивали скорость 120-125 км/час, притормаживая лишь при появлении на обочинах пасущихся верблюдов, опасаясь выхода их на трассу, и при приближении очень редких встречных машин.

К закату дня добрались до Чарджоу и не останавливаясь проследовали к берегу Амударьи, к месту, где причаливали весьма примитивные «паромы-плоты», осуществляющие перевозку транспортных средств и людей с одного берега реки на другой. За несколько минут до нашего прибытия очередной и последний рейс в этот день был выполнен. Среди скудных зарослей тамариска и других чахлых кустиков на песчаной почве уже теплились несколько костров, у которых хлопотали ожидающие переправы люди не вдалеке от стоящих автомобилей. Мы узнали за кем из них стоять в очереди и тоже приступили к организации ужина и устройства на ночлег. Первый утренний рейс, как сказали бывалые путешественники, будет не очень рано.

Как оказалось, оборудованного постоянного места причала плота нет, в каждом рейсе «капитан» выбирает место причала по каким то соображениям, с учетом состояния берега, часто меняющего очертания быстрым течением реки, и так, чтобы можно было ближе прижать борт, с которого выставить на берег минимальной длины трап для заезда автомобилей. На плот становилось несколько автомашин, грузовых и легковых и количество зависело от их грузоподъемности и загруженности. После прохода на плот грузовика, сильно увлажненный песчаный слой превращался в глубокую колею, по которой уже клиренс легковых автомобилей не позволял заехать на плот без повреждения подвески выхлопной трубы, или иных.

Очень огорчала и расстраивала мысль о том, что за все время существования Советской власти не нашлось времени и средств соорудить через известную великую реку Амударью автомобильный мост, который безусловно способствовал бы развитию братских взаимоотношений между двумя, Узбекской и Туркменской Республиками, промышленному и сельскохозяйственному развитию прилегающих районов, улучшению жизни и быта местного населения. Буквально в 200-300 метрах выше по течению над быстрыми, желтыми от переносимого ила водами реки возвышались ажурные конструкции железнодорожного моста, построенного еще в Царские времена России, несущие конструкции которого прекрасно справлялись с буйным нравом Амударьи.

Наша очередь пришлась на второй, или третий рейс. Операция по заезду на плот не прошла без происшествия – почти сорвали крепление выхлопной трубы на Витиных «Жигулях». Пришлось уже на Узбекском берегу повозиться с временным закреплением выхлопа. И уже на родной Узбекской земле встретились с очередным «бензиновым голодом», на заправках бензина не было. Добрались до Бухары.
Достопримечательности этого исторического и культурного центра нами всеми были неоднократно посещены и известны ранее, поэтому единственной заботой было заправить баки бензином. Оказалось, что в Бухаре жил и работал в органах прокуратуры один из дальних родственников Виленчиков, который и помог нам заправить в каждый автомобиль по 20 литров бензина на одной из заправок.
Дальнейший путь пролегал по давно нам известным местам, через города Навои, Каттакурган, Самарканд, Джизак и описывать что либо не имеет смысла. Прибыли в Ташкент и приступили к обычным обязанностям работы и домашних забот.

Так мы проделали наше первое путешествие на «ГАЗ – 24», автомобиле, который был только у меня из всех сотрудников Ташкентского института за все время его существования до нашего отъезда в Израиль.
Tags: 70-е, быт, инженеры; СССР, мемуары, факты, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments