jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Натан Моисеевич Гимельфарб. из "Записок опального директора", часть 5

Нового директора мне пришлось ждать долго. Дела на комбинате пошли на поправку и руководство Совнархоза, местные партийные органы не торопились менять руководство.На партийных активах и пленумах горкома и обкома партии нередко отмечались положительные перемены, происходящие на мясокомбинате, а на очередной партконференции меня неожиданно избрали членом пленума горкома. Бируля выполнил свои обещания в части финансовой помощи комбинату и, с учётом положительных изменений в производственных показателях по итогам работы за первое полугодие, предприятие было снято с особого режима кредитования и расчётов.

Были выполнены задания по поставкам продукции и на расчётном счёте, впервые за последние годы появились свободные деньги. Стало возможным не только выплачивать премии по действовавшим положениям о премировании, но и ввести новые формы поощрения, стимулирующие рост объёмов производства, повышение производительности труда, снижение затрат и улучшение качества продукции. Все это заметно повысило материальную заинтересованность работников в результатах труда и повысило уровень их заработков.По итогам работы за второй квартал комбинату, впервые за все послевоенные годы, была присуждена третья республиканская премия.

Хоть размер этой премии был небольшой и была она не первой и не второй, а только третьей, для вручения комбинату положенной в таких случаях Почётной грамоты Совнархоза прибыл начальник управления мясной промышленности Бируля. Это было его первое посещение комбината со времени исполнения мною обязанностей директора и главного инженера. Он не скрывал своего удовлетворения положительными переменами. Была выражена надежда, что достигнутые успехи будут закреплены и комбинат прочно займёт почётное место среди предприятий мясной промышленности республики. Бируля обещал рассмотреть подготовленные предложения по расширению и реконструкции мясокомбината, и выделить капиталовложения на эти цели. В качестве первоочередной задачи коллектива он назвал повышение качества продукции.

В ходе осмотра производственных и вспомогательных цехов я конкретно обосновал необходимость и экономическую целесообразность их реконструкции. Из других просьб, с которыми обычно в таких случаях обращаются к начальству, главной была - назначение нового директора. Совмещение обязанностей главного инженера и директора на мой взгляд отрицательно сказывалось на результаты работы и я искренне просил ускорить решение этого вопроса. Бируля заверил, что вопрос о назначении директора или главного инженера в ближайшее время будет решен. Он даже раскрыл причину задержки его решения. Руководство Совнархоза считало целесообразным оставить меня в должности директора, а главного инженера подобрать с моим участием из молодых специалистов, работающих на комбинате. Такие предложения были представлены в обком партии и ЦК КПБ.

Не скрою, что мне было лестно слышать об этом из уст начальника управления. Более того, было и подспудное желание попробовать себя в роли первого руководителя, дающей больше прав и возможностей для самостоятельного решения вопросов хозяйствования и управления предприятием, но в памяти вставали примеры Уткина, Гельфанда, Любана, которые, обладая не меньшими знаниями и значительно большим опытом, не избежали печальной участи, которую раньше или позднее познают большинство руководителей-евреев. Вот почему я искренне просил Бирулю оставить меня в должности главного инженера с тем, чтобы дать возможность сосредоточиться на вопросах техперевооружения, качества продукции и технического творчества. Несмотря на веские доводы, начальник управления остался при своём мнении и обещал вернуться к этому вопросу, когда станет известно мнение парторганов.

Тем временем в Гомеле (прежняя работа)Тарнопольский рассказал, что дела на комбинате идут совсем плохо. Они не только лишились передовых мест в республиканском соревновании, но и не выполняют основных плановых заданий по производству и поставкам продукции. Возможности премирования сократились и снизилась зарплата работников. Районы Черниговской области потеряли интерес к поставкам скота на Гомельский комбинат (Зильберг боялся продолжать с ними “гешефты”), что привело к сокращению сырьевой зоны и снижению объёмов производства.Синицын быстро терял авторитет в партийных органах и в коллективе. Как всегда в таких случаях участились проверки деятельности предприятия со стороны контролирующих организаций. Недавно закончилась проверка сохранности соцсобственности комиссией областного комитета Народного контроля, по результатам которой директору объявили строгий выговор и на него произвели денежный начёт в размере трёхмесячного оклада. Началась очередная проверка соблюдения финансовой дисциплины контрольно-ревизионным управлением областного финансового отдела. Зачастили комиссии санитарной службы, инспекции по качеству товаров, правоохранительных органов. По итогам очередной ревизии хозяйственно-финансовой деятельности комбината, произведенной контрольно-ревизионным управлением Совнархоза, были вскрыты серьёзные злоупотребления, допущенные Синицыным, и он был снят с работы без предоставления другой должности в мясной промышленности республики. Можно было только удивляться тому, что его не привлекли к судебной ответственности

Я как-то не замечал бытовых неудобств, так как дома бывал только по нескольку часов в сутки. С раннего утра и до поздней ночи пропадал на комбинате, где работы было не впроворот. Директора мне так и не подобрали и приходилось заниматься, кроме инженерных вопросов, и экономикой, и финансами, и учётом, и хозяйственными делами. Много времени отнимали вызовы в городские, областные партийные и советские органы, всякого рода совещания, заседания, пленумы и сессии. На последних выборах в местные органы власти меня избрали депутатом городского Совета и ко всем должностным обязанностям и партийным поручениям горкома партии добавилась ещё депутатская деятельность. Из всех этих и многих других дел, которыми приходилось заниматься, больше по душе были инженерные дела.

Несмотря на то, что комбинат строился уже в послевоенные годы и был оснащен современным оборудованием, многие технологические операции осуществлялись вручную и требовали больших затрат труда. Особенно тяжёлым и непривлекательным был труд в цехах обработки субпродуктов и консервирования шкур. Эти работы выполнялись тогда вручную не только на Могилёвском комбинате, но и на других предприятиях мясной промышленности. В Орше, Молодечно и Гомеле, где я раньше работал, эта проблема решалась за счёт увеличения числа рабочих на этих операциях и потому не так чувствовалась. По крайней мере необработанные субпродукты на улице не складировались и их порча не допускалась. Здесь же набрать дополнительных рабочих в сезон массового поступления скота было невозможно. На других предприятиях пищевой и лёгкой промышленности города были свободные рабочие места. Там и зарплата была выше и условия труда лучше. Нужно было либо значительно повысить зарплату на этих процессах, либо механизировать труд. Поскольку первый вариант был абсолютно неприемлемым из-за отсутствия фонда зарплаты и низких тарифных ставок, оставался только второй путь - повышение производительности труда.

Из всех производственных процессов самыми трудоёмкими были операции по обработке свиных голов. Их шпарили в чанах, скребками вручную очищали от щетины, после чего производили опалку паяльными лампами. Норма выработки на одного человека была 35 голов. Нетрудно подсчитать сколько рабочих должно было работать только на этом процессе, если в смену для обработки поступало примерно семьсот голов. Подолгу наблюдал я за работой женщин на этом участке в поисках путей механизации их труда. С этими мыслями я засыпал поздно ночью и просыпался рано утром. Десятки набросков возникающих идей после тщательной проработки оказывались в урне, пока, наконец, один из вариантов показался приемлемым и с ним я поделился со слесарем-самоучкой Луговнёвым. Именно с ним, рабочим с семилетним школьным образованием, не способным читать чертежи или грамотно излагать свои мысли, а не с главным механиком или другими специалистами с высшим образованием. Нравился мне Фёдор Тимофеевич своим трудолюбием, светлой головой, а главное - золотыми руками.

Когда случались неисправности на самом сложном оборудовании, в том числе импортном, туда неизменно направляли Луговнёва, который всегда находил причину поломки и устранял её. Только ему удавалось в кустарных условиях ремонтной мастерской изготавливать необходимые запчасти, а порой и целые узлы машин, требующих ремонта. Ему и поручил я изготовление экспериментального образца устройства для обработки голов, освободив его от других работ и придав в помощь ещё двух рабочих. Как потом выяснилось, я в своём выборе не ошибся. Фёдор Тимофеевич не только усердно трудился, но и внёс ряд ценных предложений по совершенствованию машины. К сезону массовой переработки скота работу, наконец, завершили. Был изготовлен, испытан и введён в эксплуатацию экспериментальный экземпляр агрегата для обработки свиных голов производительностью семьсот голов в смену. На нём работал один рабочий, который насаживал головы на штыри конвейера, далее они перемещались через шпарильную ванну, бильную машину для снятия щетины, газовые горелки и полировочный барабан с устройством для орошения водой, после чего автоматически сбрасывались на ленточный транспортёр, отводивший их в накопительные ёмкости. Это была настоящая революция на самом трудоёмком участке производства. Нам самим не верилось, что казавшаяся неразрешимой проблема решена, что высвобождено от тяжёлого физического труда около двадцати рабочих и нет больше опасности порчи продукции в субпродуктовом цехе.

Своей властью я премировал Фёдора Луговнёва месячной зарплатой и бесплатной путёвкой в дом отдыха. На агрегат для обработки свиных голов была подана заявка в Комитет по делам изобретений и открытий. Фёдор Тимофеевич Луговнёв стал моим соавтором. Это было первое наше изобретение. Были потом многие другие и, наверное, не менее важные разработки, но никогда больше я не испытывал такой радости от достигнутого успеха в техническом творчестве, как в эти дни.

И всё-таки работать одному, совмещая две должности, было трудно и терпение моё иссякло. При очередном посещении комбината начальником управления Бирулёй, выслушав его хвалебную оценку моей работы, я пожаловался на это и потребовал ускорить назначение нового директора. Он попросил подождать какое-то время, так как до сих пор всё ещё не было получено согласие ЦК КПБ на моё назначение. Всё прояснилось. Повторилась ситуация с моим назначением на должность главного инженера “Белптицетреста”. Изменений в кадровой политике партии пока не произошло. Руководящие посты должны были заниматься только представителями коренных национальностей и евреям доступ туда был закрыт. Вновь проглотив горькую пилюлю реальной действительности и, осознав своё настоящее положение в советском обществе, я предупредил Бирулю, что если в месячный срок не будет назначен новый директор, я подам заявление об освобождении с занимаемой должности.

После разработки и внедрения агрегата для обработки свиных голов, творческое содружество с Фёдором Тимофеевичем Луговнёвым ещё более окрепло. Когда заканчивалась дневная смена и вместе с рабочими по домам уходили работники заводоуправления, мы подолгу засиживались с ним над эскизами будущих устройств и схемами технологических процессов. В то время в мясной промышленности страны и даже за рубежом господствовал ручной труд -тяжелый, непроизводительный, непривлекательный. Чем выше были достижения и шире фронт научно-технической революции, тем очевиднее становилось отставание отрасли. Престижность работы на мясоперерабатывающих предприятиях снижалась, текучесть кадров росла. С производства уходили кадровые рабочие, проработавшие на комбинате десятки лет. Этому способствовало расширение и строительство в городе нескольких крупных предприятий лёгкой промышленности ( комбинат “Лавсан”, заводы шёлковых тканей и искусственного волокна), где требовались рабочие и труд был более механизированным.

Одной из наиболее непривлекательных операций в колбасном производстве была чистка лука и чеснока. Наверное, каждому приходилось выполнять эту работу в домашних условиях и плакать при этом. На мясокомбинате потребность в луке и чесноке для производства колбасных изделий, пельменей и пирожков была большая. Целая бригада женщин занималась этой работой и всю смену слезились их глаза. Мы изучили отечественный и зарубежный опыт и, с учётом особенностей продукта, разработали агрегат для очистки лука, который мог выполнять операции и по отделению кожуры от чеснока. Машина отличалась портативностью и обеспечивала комплексную механизацию всех процессов. Лук или чеснок элеватором подавались в приёмный бункер с дозирующим устройством, откуда он порциями поступал в рабочий барабан, из которого вентилятором отсасывалась оболочка (кожура). Очистка обеспечивалась за счёт прижима продукта к внутренней поверхности специального барабана. Отделению кожуры способствовало и трение долек чеснока или головок лука в процессе вращения барабана. Очищенный продукт периодически выбрасывался на ленту инспекционного транспортёра, откуда попадал в ёмкости для готовой продукции. Устройство обслуживалось одним оператором и за несколько часов работы обеспечивало суточную потребность цеха в очищенном луке и чесноке.

Когда успешно закончились ведомственные испытания экспериментального образца машины, мы ощутили огромную радость от внедрения авторской идеи в жизнь, но ещё больше ликовали работницы, которые, наконец, освободились от каторжной работы по ручной очистке лука и чеснока. По заданию Совнархоза приехали конструкторы СКБ “Продмаш”, которые разработали конструкторскую документацию со многими “усовершенствованиями”, а Минский опытно-экспериментальный завод выпустил “свою” машину, которая была похоронена Госкомиссией при её испытаниях из-за множества конструктивных недостатков и неполной очистки продукта. На нашей идее затем появилось несколько других машин, авторами которых были известные в стране изобретатели из конструкторских и научных организаций Москвы. Они с большим или меньшим успехом использовались в промышленности. Важно было другое: доказана возможность механизированной очистки лука и чеснока. И родилась эта идея в Могилёве!

Комитет по делам изобретений и открытий при Совмине СССР выдал мне и Луговнёву авторские свидетельства на эту разработку, а действующий образец машины, как и агрегата для обработки свиных голов, экспонировались на ВДНХ СССР, за что мы были награждены серебряными медалями выставки и приёмниками Рижского радиозавода. Успешное внедрение первых двух изобретений вселило уверенность в возможность решения более сложных технических задач и в штатное расписание комбината впервые пришлось включить должности конструкторов.

Новый директор Барановский.Наполеон Иосифович полностью соответствовал занимаемой должности. Социальное происхождение - из крестьян, национальность - белорус, в партию рекомендован комсомолом и состоял в ней более четверти века, образование - средне-техническое, партийных взысканий не имел, под судом и следствием не был. Именно такая характеристика требовалась тогда при подборе руководителя предприятия или организации. В горкоме и горисполкоме, конечно, знали, что особой активности в работе Наполеон Иосифович не проявлял, высокой эрудицией не отличался и творческими способностями его природа не одарила. Но тогда от руководителя вовсе не требовалось “гореть” на работе и двигать вперёд науку и технику. Важно было заставить работать подчинённых и способствовать творческой активности новаторов и рационализаторов. А результаты деятельности предприятия как раз и подтверждали умение директора создать обстановку трудового и творческого подъёма в коллективе и мобилизовать его на решение поставленных задач. Не было секретом для партийных органов и пристрастие Барановского к спиртному. Он даже предупреждался на сей счёт секретарём Октябрьского райкома партии и орготделом горкома. Но кто в то время не пил? Важно было уметь выпить, не теряя при этом чести и достоинства руководителя.

Со временем свыкся и я с недостатками директора. Нужно отдать должное Наполеону Иосифовичу. Он объективно оценивал свою роль и заслуги в работе предприятия. Успехи комбината не вскружили ему голову. Он никогда не подчеркивал свой вклад в производственные достижения, а главное - он не мешал работать. При нём не было противоборствующих группировок, он пресекал появление сплетен и склок, и тем самым способствовал единству и целеустремлённости коллектива.

У Барановского всё складывалось удачно, мог бы он удержаться в директорском кресле и до почётного выхода на пенсию, если бы не его дружба с управляющим могилёвской райконторы “Заготскот” Станиславом Зинкевичем. Стась жил в роскошном собственном доме, что был рядом с шикарным особняком Жудрака. Желая услужить своему боссу-холостяку, Зинкевич устраивал частые застолья в доме “хозяина”, к чему привлёк и Барановского. ...Часто приглашались гости, которыми нередко были важные персоны городского и областного масштаба. Персональный состав застолья определялся в зависимости от того, какие конкретные вопросы Жудраку нужно было решать в это время. Если нужна была внеочередная ссуда на расширение и реконструкцию предприятий, приглашался управляющий областной конторы Госбанка; когда требовалось изыскать какие-нибудь дефицитные материалы, на обед или ужин звали директора соответствующей базы Облторга или Потребсоюза; при необходимости ускорить строительство какого-то объекта, гостем был начальник стройуправления или монтажной организации. Нужно сказать, что такая практика оказывалась весьма эффективной. За рюмкой тогда многие вопросы решались быстрее, чем в служебной обстановке, и редко кто отказывался от застолья.

Если Жудрак и Зинкевич от пьянок получали удовольствие, то Барановскому всё это было во вред. Его организм уже не мог обойтись без водки и он должен был начинать рабочий день с рюмки. Даже дни, когда предстояли важные совещания или партийные активы не обходились без приёма спиртного. На одном из партийно-хозяйственных активов Барановский уселся в кресле недалеко от президиума и уснул под нудную речь оратора. Председательствующий на том собрании, Григорий Павлович Зинкевич, который недавно был избран первым секретарём горкома, обратил на это внимание и в перерыве подошёл к нему, чтобы сделать замечание. Наполеон Иосифович был в нетрезвом состоянии и это заметили многие участники актива. Через несколько дней на внеочередном заседании бюро горкома партии Барановскому был объявлен строгий выговор с занесением в учётную карточку и принято решение об освобождении его от занимаемой должности. Ему тогда вспомнили все ранние предупреждения и замечания, которые им были оставлены без внимания. На этом закончилась служебная карьера Наполеона Иосифовича и я опять остался без директора.

Должен признаться, что мне сильно повезло на партийное руководство в Могилёве и я не могу пожаловаться на необъективное к себе отношение в городе и области. И в этом, наверное, одна из причин того, что здесь я проработал руководителем 35 лет, побив абсолютный рекорд долгожительства еврея-руководителя областного масштаба.

Честно говоря, я больше не ждал директорской должности и потерял к этому всякий интерес. Мне была ясна позиция ЦК по этому вопросу и я был готов работать с очередным директором, который “по всем статьям” соответствовал бы партийным требованиям. Каково же было моё удивление, когда на приёме у первого секретаря обкома Криулина, в присутствии секретаря ЦК КПБ по промышленности Смирнова, секретаря обкома по сельскому хозяйству Прищепчика и начальника управления мясной промышленности Совнархоза Бирули, мне предложили должность директора. От неожиданности я даже растерялся и не сразу нашёл нужные слова для ответа. С одной стороны я почувствовал какое-то удовлетворение от оказанного, наконец, доверия и признания моего соответствия такой высокой должности.

С другой стороны было обидно за столь долгое недоверие. Понадобилось семь лет работы в качестве фактического, но никем не признанного директора для того, чтобы в ЦК отважились на это решение. Было обидно не только за себя, но и за многих других, подобных мне, вынужденных отдавать свои силы, знания и опыт, работая вместо подставных лиц, соответствующих должности по анкетным данным, но не обладающих деловыми качествами, знаниями и способностями для выполнения порученной работы.

Кроме того, не было никакой уверенности, что в скором времени не станешь жертвой следующей антисемитской компании, начатой по инициативе очередного вождя партии и государства. Всё ведь в нашей тогдашней жизни было непредсказуемо. Под наплывом этих мыслей и чувств я и решил отказаться от высокой должности, сославшись на инвалидность и плохое состояние здоровья.

Глеб Александрович Криулин, который вёл беседу, как будто ждал такого оборота дела, и оказался готовым к продолжению разговора в случае моего отказа. Он теперь не упрекал меня в трусости, как это было семь лет тому назад, когда я отказывался от должности главного инженера, а наоборот сказал, что понимает мотивы отказа и даже с пониманием относится к ним, но считает, что работать фактически в двух ролях мне будет не легче, а намного труднее, чем в одной должности директора, назначив главным инженером любого молодого специалиста по моему выбору. Он добавил, что сегодня, зная меня в течении многих лет, он ещё с большей готовностью, чем при назначении главным инженером, обещает мне всемерную помощь и поддержку. Криулин просил меня ответить при всех честно и откровенно, чувствовал ли я все эти годы необъективное к себе отношение по работе со стороны партийных и контролирующих организаций области и города.

Мне пришлось дать на этот вопрос отрицательный ответ. И это была правда, ибо отказы в выезде в зарубежные командировки, в турпоездки в капстраны или даже возражения против моего назначения на должность директора ранее, не зависели от отношения ко мне местных органов власти. Такова была установка сверху. В том же, что зависело от обкома партии, Криулин своё обещание сдержал. Если так будет и дальше, в чем меня заверил Глеб Александрович, можно дать согласие на замещение предложенной мне должности. И такое согласие я дал. С первого августа 1964-го года я приступил к исполнению обязанностей директора Могилёвского мясокомбината.

Несмотря на то, что в течении всех предыдущих лет работы в Могилеве, я фактически почти в полном объёме выполнял и свои, и директорские функции, если не считать короткого периода работы Чередниченко, который и сам их не выполнял, и другим не давал, официальное назначение на роль первого руководителя налагало иную ответственность за судьбу предприятия и его полуторатысячного коллектива.

За полтора десятка лет работы главным инженером я смог убедиться, что социалистический способ производства, в том виде, в каком он применялся в СССР, неэффективен. Одной из основных причин этого является слабая заинтересованность трудящихся в результатах труда. Тарифные ставки были низкими, квалификация работника существенной роли в его заработной плате не играла, слабо учитывалась интенсивность и качество работы. Это касалось не только рабочих, но и инженерно-технических работников и служащих, а может быть последних даже в большей мере, чем рабочих. Действовали тарифные ставки и должностные оклады, которые и определяли зарплату работника. Существующие системы премирования применялись формально и их удельный вес в заработке был небольшим. Как бы рабочий или инженер не работал, он получал почти одну и ту же зарплату.

Особенно низкими были тарифные ставки и должностные оклады в пищевой и мясо-молочной промышленности. Они как бы учитывали хищение продукции работниками. Так как зарплата не обеспечивала даже минимальный прожиточный минимум трудящихся, люди были вынуждены выносить с предприятия, уходя с работы, кольцо колбасы или кусок мяса. Так поступали многие, а некоторые старались вынести побольше, часть которого продавали. Таким образом, хищение стало массовым в этих отраслях промышленности и изжить его стало невозможно.

Изменить тарифные ставки или вилки должностных окладов директор не мог, однако в системы премирования разрешалось вносить некоторые изменения и этим я решил серьёзно заняться с первых дней работы в новой должности. Были изменены действующие и разработаны новые положения о премировании, которые оказались более эффективными действовавших ранее. В результате удельный вес доплат за интенсивность и качество работы возрос с 30 до 80 процентов. Премиальные доплаты стали действенным фактором повышения производительности труда и роста объёмов выработки продукции. В свою очередь возросшие объёмы производства и повышение производительности обеспечили рост фонда зарплаты. Это позволило заметно увеличить её средний уровень. При этом выплаты лучшим работникам повышались более высокими темпами.

Начиная с 1965-го года предприятие давало самые большие в отрасли ежегодные приросты объёмов производства, производительности труда и средней зарплаты работников. При этом численность персонала оставалась стабильной. По-прежнему серьёзной проблемой оставался ручной труд на многих производственных операциях. Этим следовало заниматься повседневно и я принял решение поручить это дело Анечке. До этого инженером по рационализации и изобретательству работала молодой специалист Нина Пискарёва, которую я рекомендовал на должность главного инженера.

В работу по механизации ручных работ вовлекли инженерно-технических работников и многих рабочих. Создали участок внедрения рацпредложений. Ввели систему премирования за механизацию ручных работ. По количеству внедрённых мероприятий и их эффективности комбинат заметно опередил другие предприятия ведомства. Продолжалось моё творческое содружество с Фёдором Луговнёвым. Теперь к нам присоединился конструктор Мисюра, который был введен в штат экспериментального участка. Несмотря на предельную загруженность производственными и хозяйственными вопросами, мы находили время для технического творчества. Для этого использовались вечерние часы и выходные дни. Мы это делали с удовольствием и это стало нашим “хобби”. Теперь мы работали над механизацией ручных работ и совершенствованием технологии в цехе первичной обработки и консервирования шкур. Здесь трудились десятки людей и буквально всё делалось вручную. Поступающие в цех шкуры очищались от засохшей грязи (навала) затупленными ножами (чтобы не повредить шкуру), укладывались на деревянные поддоны и посыпались слоем сухой соли. Через несколько дней шкуры паковались в пакеты и помещались в штабель для последующей отгрузки на кожзавод. Если учесть, что шкура весит более двадцати килограмм, а работали в цехе, в основном, женщины, можно себе представить чего это им стоило.

Самой тяжёлой была операция по очистке шкур от навала. При плохой очистке не обеспечивался надлежащий посол и кожзаводы предъявляли штрафные санкции. Нам удалось разработать агрегат для санитарной обработки шкур, который позволил полностью механизировать и перевести на поток процесс очистки навала. При этом достигалось отличное качество обработки, которое вручную обеспечить невозможно. Шкуры конвейером подавались в рабочую зону агрегата, где подвергались механизированной очистке вращающимися барабанами с ножевыми элементами при обильном орошении водой, после чего специальным устройством отжималась излишняя влага и они транспортёром выносились к месту складирования. Экспериментальный экземпляр агрегата был изготовлен в механической мастерской комбината, испытан и введен в эксплуатацию осенью 1964-го года. На него было получено авторское свидетельство СССР. а позднее патенты США, ФРГ, Нидерландов и ряда других стран. Он экспонировался на ВДНХ и международной выставке “Инпродмаш 67” . Авторы были награждены медалями выставки и денежными премиями. А самой большой наградой для меня и моих соавторов были слёзы благодарности рабочих, освободившихся от изнурительной грязной работы по ручной очистке шкур от навала.

Большие резервы оказались у профсоюзной организации. Профком договорился об использовании профилактория завода искусственного волокна для оздоровления работников комбината и многие рабочие стали получать путёвки на отдых и лечение после работы. Оживили работу клуба и пригласили на работу нескольких хороших руководителей художественной самодеятельности. На городских, областных и даже республиканских смотрах самодеятельные артисты комбината стали занимать ведущие места. Были перечислены капиталовложения горисполкому на централизованное строительство жилья и комбинату ежегодно стали выделять квартиры в новых микрорайонах города. Очередь на получение жилплощади заметно сдвинулась. За счёт фонда предприятия удешевили стоимость обедов в столовой комбината, и теперь работники могли сытно пообедать всего за двадцать копеек, что было в несколько раз меньше прежней стоимости.

Всё это и другие проявления заботы о рабочих и служащих не замедлили сказаться на отношении людей к работе. Меньше стало “перекуров”, других перерывов и бесцельных хождений в рабочее время. Рабочие реже стали привлекаться к работе в выходные дни и к сверхурочным работам, а если такое и случалось, то для этого не нужны были уговоры директора. Достаточно было объяснения начальника цеха или мастера, чтобы люди остались на работе. Эффективность труда возросла. Работать стало легче. За четвёртый квартал 1964-го года и первый квартал 1965-го года комбинату впервые присудили первую Республиканскую премию, а за второй, третий и четвёртый кварталы 1965-го года коллектив был удостоен Переходящего знамени Совета Министров БССР и Белорусского Совета профсоюзов. Это была наивысшая награда в республике.

Фактические объёмы переработки скота в два раза превысили проектную мощность комбината и узким местом на производстве стал холодильник и цехи обработки продуктов убоя (субпродуктов, жиров, шкур, технической продукции). Обещания Совнархоза о выделении капиталовложений на проектирование и расширение комбината не выполнялись и дальнейшее увеличение выпуска продукции стало невозможным. В этом случае не возрастал фонд зарплаты и заработки рабочих пришлось бы заморозить. Собственными силами был разработан проект реконструкции производственных цехов и строительства нового цеха обработки и консервирования шкур, выполнены расчёты экономической эффективности и получена ссуда для выполнения этих работ хозяйственным способом.

На холодильнике была внедрена новая технология однофазной заморозки мяса, что позволило более чем в два раза увеличить мощность морозильных камер, а за счёт высвободившейся площади цеха консервирования шкур увеличены производственные площади цехов переработки продуктов убоя. Всё это на какое-то время решило проблемы и объёмы производства продолжали расти. По основным показателям работы, а главное темпам роста выработки продукции и повышению производительности труда, комбинат значительно опережал другие предприятия Белоруссии.

В областной и республиканской печати появилось ряд хвалебных статей о трудовом и патриотическом подъёме в коллективе, инициативах передовиков и новаторов производства, авангардной роли коммунистов и значении в этом партийной организации. И хоть моя фамилия там редко упоминалась, эти выступления газет и успехи комбината подогрели зависть и злобу моих коллег-директоров в городе и отрасли и усилили недовольство антисемитов в контролирующих и инспектирующих организациях. Возросло число проверок, в ходе которых ревизоры стремились доказать приписки и очковтирательство с целью получения премий. При этом не скрывалось намерение контролёров уличить в этом именно директора.

Одна из таких ревизий возглавлялась главным контролёром КРУ областного финансового управления Журовым, известного своими антисемитскими настроениями и лишившего нескольких директоров-евреев своих постов и партийных билетов. К тому времени я оставался единственным евреем, занимавшим столь высокую должность в городе. Журов был грамотным ревизором, недавно защитил диссертацию на звание кандидата экономических наук и имел большой опыт работы по анализу хозяйственной деятельности. Итогом двухмесячной проверки стал акт “О нарушениях финансовой дисциплины на Могилёвском мясокомбинате”. В нём я обвинялся в превышении полномочий, введении незаконных положений о премировании и материальном поощрении рабочих, ИТР и излишней выплате зарплаты в сумме около пятидесяти тысяч рублей. Учитывая, что выплата завышенной зарплаты тогда приравнивалась к хищению социалистической собственности, Журов считал необходимым направить материал следственным органам для привлечения меня к уголовной ответственности и взыскания нанесенного государству материального ущерба.

Можно было не сомневаться в том, что уголовного дела нам не миновать, если бы в мою защиту не выступил Криулин. Он поручил финансовому управлению облисполкома рассмотреть материалы проверки с участием специалистов Совнархоза и принять по ним объективное решение. Этого было достаточно, чтобы всем стало ясно, что обком не доволен выводами контролёров. Так как тогда мнение партийных органов было выше всех законов, материалам Журова не дали хода. Более того, Управление мясной промышленности Совнархоза издало приказ “Об опыте Могилёвского мясокомбината в стимулировании повышения эффективности производства и роста производительности труда”. На сей раз карающий меч партии моей головы не снёс, а я смог убедиться в том, что обещаниям некоторых партийных руководителей всё же можно верить. Это был, наверное, единственный случай, когда Журов познал неудачу при проведении ревизий. В порыве гнева он посоветовал мне не радоваться своей победе и пригрозил новой встречей, которую обещал в ближайшем будущем. Своё обещание он сдержал.

По инициативе А.Н. Косыгина было принято решение правительства “О новой системе планирования и экономического стимулирования в народном хозяйстве”. Руководители предприятий были наделены большими правами в управлении производством, хозяйствовании и материальном поощрении трудящихся за достижение высоких показателей в труде. Было сокращено количество показателей работы, за которые следовало отчитываться перед вышестоящими организациями. Прибыль, производительность труда и темпы роста объёмов производства стали основными показателями в оценке деятельности трудовых коллективов. Исходя из них, начислялись фонды предприятиям, которые могли быть использованы на материальное поощрение трудящихся, проведение социально-культурных мероприятий и жилищное строительство, а также на развитие производства.

Новое “Положение” не только узаконило наши инициативы по материальному стимулированию, но и представило много дополнительных возможностей поощрения работников по результатам труда. Нужно сказать, что мы ими воспользовались в полной мере и, поскольку основные показатели работы продолжали оставаться высокими, был образован значительный фонд предприятия. Он позволил не только поощрять интенсивную работу и высокое качество продукции, но и осуществить ряд крупных социальных мероприятий. Одним из них стало строительство собственного профилактория для отдыха и оздоровления работников. Проектные работы были оплачены за счёт фонда предприятия, а средства на строительство были выделены Союзным министром Антоновым в порядке поощрения коллектива за достигнутые показатели в работе.
Tags: 60-е, 70-е, инженеры; СССР, мемуары; СССР, экономика СССР
Subscribe

  • «Записки антикварщика» 2

    "..кроме людей со стороны, в моём расположении нуждались и подчинённые. Скажем, заведующая центральным овощным магазином рассчитывала иметь долю…

  • «Записки антикварщика» 1

    "..Я коммунист, член КПСС – Коммунистической Партии Советского Союза... Вступил в партию будучи молодым рабочим в 1970 году, вступил, полностью…

  • Ардашин Виктор Андреевич. Инженер-путеец 2

    Издержки суперплановой экономики Весь период существования СССР действовала плановая система хозяйствования. План стоял во главе всего. Был создан и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments