jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Натан Моисеевич Гимельфарб. из "Записок опального директора", часть 9

Одной из сложных и ответственных задач в колбасном производстве было умение определить оптимальное сменное задание на выработку продукции, исходя из наличных запасов сырья. От правильного выбора ассортимента во многом зависела экономика производства.

Лучше всех могла это сделать Матвеева. Она, наверное, и сама толком не знала откуда у неё такие способности. Стоило ей назвать перед началом смены наличие в сырьевом отделении говядины, свинины и шпика по сортам, как она в считанные минуты выдавала задание на производство колбасных изделий по видам. Если учесть, что в ассортименте числилось более трёхсот изделий, цена которых колебалась в значительных пределах, станет ясно какой сложности была эта задача. Мы неоднократно могли убедиться в том, что в отсутствии Раисы Давыдовны никто другой с этой задачей справиться не мог. Если она уезжала в отпуск или по другим причинам отсутствовала долгое время, экономические показатели резко снижались и цех заканчивал месяц с убытками.

Я как-то был свидетелем того, как Матвеева, находясь в профилактории, по телефону приняла сведения об остатках сырья и тут же выдала сменное задание на производство продукции. Оказалось, что она это делала каждый день во время своего месячного отпуска. Как ни пытались Попсуева и другие мастера цеха изучить и перенять её опыт, из этого ничего не выходило, так как Раиса Давыдовна сама не знала, как всё это у неё получалось.

Я часто задумывался над феноменом её способностей и всё больше склонялся к выводу, что оптимальное и быстрое решение этой задачи посильно только компьютеру. Посоветовался об этом с Верочкой (дочь автора), которая в то время уже работала в АСУ “Минмясомолпрома”. Задача её заинтересовала и вскоре она взялась за её решение. Инициатива была поддержана руководством, тему включили в план работы и ей поручили её разработку. Это была первая серьёзная работа, которую Верочка выполняла самостоятельно, как программист, и первая оптимальная задача, которую взялось разработать наше отраслевое АСУ. Через несколько месяцев разработка была готова и можно было начать её опытную эксплуатацию.

Лучше всего это было сделать на Минском мясокомбинате, рядом с АСУ, где уже была установлена ЭВМ “Минск 32”. Однако Верочка склонила руководство к решению испытать задачу на нашем комбинате, откуда исходила эта инициатива.

Своей ЭВМ у нас тогда ещё не было и нужно было каждый день, перед началом работы, сообщать в АСУ сведения о наличии готового к производству сырья, чтобы получить по телефону выданное машиной решение. Мы установили аппараты прямой связи, что исключало необходимость обращения к междугородней телефонной станции.

Уже первые результаты работы показали, что теперь вполне можно было обходиться без Матвеевой. Машина это делала намного лучше её. Было трудно поверить в то, что экономический эффект от использования разработанной Верочкой задачи определялся в миллионы рублей. Мало этого, задача позволяла учесть при выдаче решения, не только наличные запасы сырья, но и спрос на продукцию, заявки торгующих организаций, возможности производства и многое другое, что не в силах был сделать даже самый опытный специалист.

Слух о разработке и использовании первой оптимальной задачи по рациональному использованию сырья в колбасном производстве облетел всю страну. В Минск приезжали десятки специалистов из других республик, Москвы и Ленинграда. О результатах опытной эксплуатации задачи было написано немало статей и сделано много докладов на республиканских и союзных конференциях и семинарах. Их авторами была уже не только Верочка, а больше руководители АСУ и министерства, но и её не забывали иногда вспомнить. В первое время она была автором или соавтором этих публикаций и сообщений. Но дело даже не в авторстве. Более важно то, что эта нужная промышленности разработка, которая была известна как задача №301, так тогда и не получила широкого применения. Она использовалась на нашем комбинате и на нескольких других предприятиях с небольшим объёмом производства. На пути её внедрения встали руководители и мастера колбасных цехов, которым она мешала делать махинации в учёте, а главное, потому, что могла помочь ревизорам вскрывать недостачи и злоупотребления в колбасном производстве.

Нужно сказать, что Матвеева и Попсуева не только не препятствовали внедрению задачи, но и во многом этому способствовали.
Усердие и способности Верочки были замечены, её повысили в должности, ей стали поручать разработку других оптимальных задач.

“Минмясомолпром” республики задумал создать Научно-производственное объединение технического прогресса. Его название и структура ещё не были уточнены, но было ясно, что в его состав должны войти проектно-конструкторское бюро, опытно-экспериментальный завод “Продмаш”, центр по научной организации труда и производства, республиканские лаборатории мясной и молочной промышленности. Целью создаваемого объединения была разработка и внедрение новой техники, прогрессивной технологии, использование законченных научных и опытно-конструкторских работ на предприятиях отрасли. Предполагалось, что генеральный директор объединения будет одновременно начальником технического управления и членом коллегии республиканского министерства.

Руководство “Минмясомолпрома” решило, что лучше моей кандидатуры на должность руководителя объединения им не найти и предложило мне эту должность. В Могилёв прибыл первый заместитель министра Гончаров, который с трудом согласовал вопрос о моём переводе в Минск с секретарями обкома и горкома партии. Они сперва возражали, но учитывая, что это являлось выдвижением на более важный участок работы и что вопрос согласован с ЦК КПБ, дали на это согласие.

Сказать по правде, мне по душе была новая должность. И не потому, что оклад там был значительно выше, и даже не потому, что давно мечтал жить в Минске, а положение члена коллегии давало массу льгот и преимуществ, в том числе и право на лечение в спецполиклинике ЦК партии. Главным образом потому, что нравилась мне творческая работа и надоела хозяйственная, полная тревог и опасностей, заканчивающихся раньше или позже уголовным преследованием и тюремным заключением. Особенно опасна она была для директора-еврея, в чём я сумел убедиться на примерах Уткина, Гельфанда, Ковалерчика, Любана в нашей отрасли и десятке примеров из других отраслей промышленности города, области и республики.

Однако, я помнил, чем в своё время заканчивались неоднократные попытки моего перевода в Минск и потому потребовал предварительного согласования на самом высоком уровне. Согласие отдела пищевой промышленности ЦК я посчитал недостаточным и попросил одобрения перевода секретарями ЦК. Гончаров мои условия принял и вскоре министр заверил меня, что секретарь ЦК КПБ по промышленности Смирнов одобрил представление министерства и заверил, что возражений против утверждения меня в этой должности не будет.

Только после этого я дал согласие и вскоре прибыл приказ министра о моём освобождении от занимаемой должности в связи с переводом на работу в министерство. Новым директором Могилёвского мясокомбината назначили Сорокина.

Его пригласили из Молдавии, где он работал директором Бендерского мясокомбината. Я ознакомил Сорокина с предприятием и мы подписали акт приёма и сдачи комбината по всем правилам действовавшего тогда Положения. Состоялось собрание рабочих и служащих, я выслушал напутствия, добрые слова благодарности, мне вручили трудовую книжку, свидетельство о занесении в книгу Трудовой Славы и золотые часы с трогательной надписью.

Новый директор приступил к работе, а я стал ждать вызова на новую работу. Около месяца длилось моё ожидание, когда тот же Гончаров прибыл в Могилёв и сообщил, что первый секретарь ЦК КПБ Машеров, якобы по просьбе бюро Могилёвского обкома партии, отменил мой перевод в Минск и велел восстановить меня в прежней должности. Выслушав извинения Гончарова и Прищепчика, я был вынужден возвратиться на свою работу.

Вечером того же дня Александр Архипович по большому секрету рассказал мне о том, что, кроме просьбы обкома, был звонок Машерову Председателя Комитета Народного контроля Лагира. Этот ярый антисемит давно искал удобный случай со мной разделаться и не мог допустить, чтобы я безнаказанно ускользнул от расправы.

Можно было, конечно, не приступать к прежней работе. Я был освобождён на законном основании и мог искать себе другую работу, но карающий меч партии нашёл бы меня в любом месте. Могли сфабриковать уголовное дело по мясокомбинату и запросто лишить свободы на неопределённый срок. В моём положении неповиновение было недопустимо. Никакие законы тогда не действовали. Основным законом было указание ЦК.

Без всяких на то оснований был освобождён от работы Сорокин, который тоже не посмел никому пожаловаться.

Министерство не нашло тогда другой подходящей кандидатуры на должность генерального директора объединения технического прогресса и отказалось от идеи его образования. Мне в очередной раз дали понять, что я “лицо еврейской национальности”. Это я запомнил на всю оставшуюся жизнь и навсегда оставил мысль о дальнейшем продвижении по службе и, тем более, о переезде в столицу.

О детях: Жизнь наших детей в Минске была нелёгкой. Особенно трудно было молодым семьям. Главной проблемой стала жилищная. Если холостяки могли жить в общежитии, где за небольшую плату имели сносные бытовые условия, то семье нужна была отдельная комната, что стоило очень дорого и было не по карману молодым специалистам. Как я уже упоминал, зарплата инженера после окончания института была 120-130 рублей, а за небольшую комнату в частном доме нужно было платить не менее 50 - 60 рублей. Семейный бюджет семьи, составляющий после вычетов около двухсот рублей, не в состоянии был покрыть такие расходы и требовалась помощь родителей.

Такую помощь и мы, и родители Жоры, и отец Ирочки оказывали своим детям, но это ущемляло их самолюбие, воспринималось болезненно. Особенно страдал от этого Мишенька (сын автора). Его гордая натура противилась родительским подачкам. Уже с первых лет самостоятельной семейной жизни он порывался завербоваться в далёкие края с суровым климатом и тяжёлой работой, где можно было бы прилично заработать. Отказывался от родительской помощи и Вовочка (второй сын автора). Мишеньке и Верочке пришлось снимать жильё в частном секторе, обзаводиться необходимой мебелью и домашней утварью, самостоятельно начинать всё с нуля. Нужно сказать, что жилищные, бытовые и финансовые проблемы не поколебали семейных устоев наших детей. Они стойко выносили свалившиеся на них трудности.

Все они прилежно трудились. Жора имел редкую в то время специальность инженера-компьютерщика и работал в единственном в Белоруссии Центре подготовки и повышения квалификации инженеров по эксплуатации ЭВМ, где обучались не только работники вычислительных центров СССР, но и специалисты из социалистических стран. Его способности и старания вскоре были замечены, он получил звание старшего инженера и двадцатирублёвую прибавку к зарплате.

Верочка успешно осваивала секреты компьютерного программирования и ей тоже ежегодно увеличивали зарплату на десять-пятнадцать рублей, что не могло существенно повлиять на финансовое состояние семьи.
Ирочка работала по специальности в областном финансовом отделе и пользовалась там авторитетом. В институте Народного хозяйства не забыли о её способностях и предложили заочную аспирантуру, от чего она отказаться не могла. Работа, учёба и домашнее хозяйство отнимали много времени и его совсем мало оставалось для отдыха и досуга.

Мишенька считался лучшим специалистом по сварочному производству. Руководство “Промналадки” и “Минмонтажспецстроя” использовало его знания и способности не только для решения производственных задач, но и для повышения своего служебного и личного авторитета. Несколько лет он бескорыстно трудился над диссертацией начальника Управления. Научная работа получила высокую оценку Учёного Совета Белорусского политехнического института и Мишенькин босс стал кандидатом технических наук. Благодарный “хозяин” повысил зарплату своему старшему инженеру на 15 рублей.

В следующем году началась разработка комплексной системы контроля за производством сварочных работ. Мишенька был не только руководителем и организатором этой работы, но и непосредственным её исполнителем. После работы он подолгу засиживался над книгами, расчётами, схемами и чертежами, отказывая себе во сне и отдыхе.

Когда я как-то спросил его занимается ли кто-нибудь ещё разработкой “Системы”, он, улыбаясь, ответил, что доволен своим руководством. Они не мешали работать и одобряли результаты законченных этапов. Комплексные системы управления качеством производства (КС УКП) были тогда в моде и разработанная в “Минмонтажспецстрое” Белоруссии “Система” пришлась по вкусу не только руководству республиканского ведомства, но и многим родственным организациям других республик, а также союзному министерству.

Работа была представлена в Комитет по Государственным премиям БССР и получила там высокую оценку. Когда было опубликовано Постановление о присуждении премий, мы узнали, что авторами работы были названы руководители министерства и Управления “Промналадка”. Мишеньке среди этих “авторов” места не нашлось. Может быть опять фамилия помешала? Правда, и в этом случае он получил очередную прибавку к зарплате, она стала предельно высокой для должности старшего инженера (то ли 160, то ли 170 рублей в месяц).

Директорский обмен опытом:
Как-то мне позвонил директор Харьковского мясокомбината Иванов и предложил место в забронированном им люксе гостиницы “Россия” на время предстоящего актива работников мясо-молочной промышленности, созываемого союзным министерством по итогам пятилетки. Я был наслышан о трудовых успехах этого руководителя, рад был возможности познакомиться с ним, пообщаться, обменяться опытом работы и потому дал согласие, поблагодарив за внимание.

Мы встретились с Ивановым у центрального входа в министерство, располагавшегося тогда на Калининском проспекте, в недавно построенном высотном здании. Он пригласил меня в служебную новенькую “Волгу” и мы отправились устраиваться.
В Москве тогда было непросто получить место в хорошей гостинице. Желающих всегда было больше, чем свободных комнат, о чём извещали таблички в бюро обслуживания и на входных дверях: “Мест нет”. Министерство обычно бронировало гостиницы для проведении активов и совещаний, но не всегда они были в центре и номера были довольно скромные.

Иванов уверенно подошёл к знакомому администратору, протянул мой паспорт, и в считанные минуты я получил пропуск на поселение в люкс, принадлежащий ему со вчерашнего дня. Это был трёхкомнатный номер со всеми удобствами. В холодильнике был запас закусок и прохладительных напитков, а в баре несколько бутылок армянского коньяка.

Дежурная по этажу принесла кофе и мы довольно вкусно позавтракали. Иванов удивлялся тому, что я приехал накануне совещания. Он обычно приезжал в Москву заранее и имел достаточно времени, чтобы осмотреть достопримечательности столицы и иметь возможность пообщаться с нужными людьми. Вот и вчера он встретился с давней знакомой, милой женщиной из отдела снабжения министерства, с которой смотрел спектакль в театре оперетты, ужинал в ресторане и приятно провёл время в уютном номере гостиницы. Заодно и решили проблемы снабжения комбината дефицитными материалами.

Удивил его и мой тощий портфель, в котором были служебные бумаги и бритвенные принадлежности. Он признался, что всегда везёт с собой запас деликатесов для собственных нужд и угощений. В этом я мог убедиться, когда открыл пристенный шкаф, чтобы повесить плащ и шляпу. В нём была увесистая сумка со знакомыми по внешнему виду сувенирными коробками.

Иванов отверг моё предложение использовать остаток дня для решения служебных вопросов в министерстве и предложил поехать на ВДНХ, где открылась новая экспозиция в павильоне “Космос” и проходила выставка-продажа модной итальянской обуви. Ужинать предлагалось в ресторане “Седьмое небо”, где с высоты Останкинской телебашни можно было обозреть панораму Москвы.

Предложение было заманчивым, но я вежливо отклонил его. Мои финансовые возможности были достаточными для оплаты расходов, возмещаемых по авансовому отчёту, и покупки недорогих подарков детям. Поняв причину отказа, Иванов предупредил, что считает меня своим гостем и все расходы принимает на себя. Он обещал вскоре приехать в Могилёв и тогда мне предоставится возможность оказать ему ответное внимание и гостеприимство. На таких условиях я согласился с его предложениями, оговорив при этом необходимость посещения павильона “Мясная промышленность” на ВДНХ, где экспонировалось несколько наших разработок.

Мне трудно было понять, что побудило Иванова искать знакомства со мной и нести при этом значительные расходы. По всему было видно, что директор он опытный, грамотный и пользуется достаточным авторитетом в министерстве и в местных партийных органах. Из его рассказа я узнал, что он депутат городского Совета и член Харьковского горкома партии. Директором работал уже около десятка лет и при этом ни разу не привлекался к уголовной ответственности. Уже одно это подтверждало наличие необходимой поддержки городского и областного руководства. Было у него, правда, пару партийных взысканий за неблагополучие с сохранностью соцсобственности, но тогда трудно было себе представить мясокомбинат, где было всё благополучно в этом вопросе и директор которого не имел бы партийных взысканий. Казалось, Иванов мог быть доволен своим положением, и у него не должно было быть серьёзных опасений за своё будущее. Он соответствовал своему служебному положению и по национальному происхождению, о чём говорила его чисто русская фамилия.

Кроме павильонов “Космос” и “Мясная промышленность”, мы посетили ресторан “Узбекистан”, где вкусно пообедали и Иванов смог продемонстрировать свои познания в тонкостях восточной кухни. На выставке-продаже он приобрёл несколько пар дорогих импортных туфель и мы направились к Останкинской телебашне. Желающих осмотреть Москву с трёхсотметровой высоты оказалось много и для этого пришлось бы выстоять многочасовую очередь, но Иванов нашёл “нужного” человека и вскоре мы оказались в лифте, доставившем нас в ресторан “Седьмое небо”. Официант принял заказ на бутерброды с сёмгой и чёрной икрой, мороженое, коньяк и шампанское, и мы удобно устроились за столиком у окна. С высоты вертящейся башни Москва была удивительно красива. Мы долго любовались её панорамой, попивая холодное шампанское и закусывая вкусным мороженным. Наступили вечерние сумерки и засветились разноцветная реклама и иллюминация. Город утопал в красочном море огней. Такое я видел впервые и зрелище оставило незабываемое впечатление.

Возвращались на “Волге” по вечерней Москве, которая показалась очень красивой. Иванов хорошо знал город и выбирал наиболее оживлённые улицы и площади столицы. В гостиницу приехали довольно поздно. В просторной гостинной было свежо и уютно и, за бутылкой коньяка и чашкой кофе, мы долго обменивались опытом работы и жизни.

Я узнал о некоторых особенностях работы директора на Украине. Там, например, было принято давать “на жизнь” местному начальству и другим “нужным” людям без чего не мыслилась стабильная работа руководителя. Нам тоже приходилось заботиться о благе своих партийных боссов, но у нас это ограничивалось доставкой в закрытые распределители недорогой продукции повышенного качества. Когда я поделился своим опытом обеспечения начальства мясными деликатесами, Иванов заподозрил меня в неискренности и не скрыл своего недовольства. Он не сомневался в том, что основной причиной моего стабильного положения в должности, успехов в служебной и творческой деятельности, является умение задобрить начальство и пытался выведать тайны моих отношений с местным и столичным руководством.

Мне так и не удалось убедить его в отсутствии особых секретов в этой области, и он остался при своём мнении, считая, что я что-то от него скрываю. Со мной же он был предельно откровенным и поделился даже опытом восполнения затрат, связанных с финансированием расходов на содержание начальства.

Общением со своим украинским коллегой я остался доволен. Много интересного и полезного узнал из опыта производственной и общественной деятельности директора одного из крупнейших предприятий мясной промышленности Украины. Не всё, конечно, я мог позаимствовать у него. Не научил меня Иванов, в частности, брать “на жизнь” у своих подчинённых и давать “на жизнь” начальству. Может быть кому-нибудь из моих коллег в Белоруссии его опыт был бы более полезен. Возможно они и сами владели своими приёмами в этом деле. Я же отчётливо понимал, что для меня и любого другого руководителя-еврея такая практика неприемлема и очень опасна. Иванов обещал вскоре приехать в Белоруссию. Наверное он не терял надежды познать невыведанные секреты моей живучести и использовать их в своей практике.

Евреи в Белоруссии
Мне часто приходилось слышать, что в Белоруссии евреям живётся лучше, чем в других республиках Союза. Не знаю, что для этого служило основанием. Может быть то, что здесь их было больше, чем в других районах страны (до войны в БССР проживало более миллиона евреев - примерно 10 процентов всего населения), может быть то, что белоруссы - народ миролюбивый и дружественный, а возможно то, что о руководителях республики ходили легенды, как о мужественных и стойких большевиках - ленинцах, которые только и заботились о дружбе народов, и потому не могли допустить проявления антисемитизма.

У меня на этот счёт было другое мнение. Не только потому, что и здесь было не меньше погромов, чем на Украине или в России, что в минувшей войне здесь погибло 800 тысяч евреев и что каждый восьмой еврей, из 6 миллионов жертв Холокоста, убит в Белоруссии. И даже не потому, что правители республики виновны в трагедии белорусских евреев, так как не предприняли ниаких мер по их спасению и даже не предупредили о грозящей смертельной опасности в начале войны.

В послевоенные годы в республике печаталась самая злостная антисемитская литература. Писатели типа Владимира Бегуна стряпали десятки юдофобских памфлетов, которые тиражировались сотнями тысяч экземпляров и распространялись по всему Союзу.

В то же время, о неисчислимых бедствиях и массовой гибели евреев в годы войны, о подпольных группах в Минском гетто, о героической борьбе 30 тысяч евреев-партизан не было публикаций в газетах и журналах, не печатали книг, не создавались кинофильмы и спектакли. Это была запретная тема.

А чего стоил карающий меч партии - Лагир? Сколько евреев он лишил работы и отдал под суд? Антисемиты рангом пониже, типа Журова в Могилёве, водились не только в каждом областном или районном городе, но и в небольших местечках и сёлах. А сколько антисемитов-директоров отказывали в работе дипломированным специалистам-евреям только по пресловутому пятому пункту анкеты?

Многие считали, что руководители республики антисемитизмом не заражены и все его проявления в центре и на местах исходят от конкретных лиц, не получающих указаний на сей счёт сверху. С этим нельзя согласиться хотя бы потому, что при тоталитарной системе, действовавшей в Белоруссии, как и во всём Союзе, начальство любого ранга меняло свою “принципиальную” позицию в зависимости от указаний сверху. Никто не позволил бы себе антисемитских поступков, если бы не чувствовал поддержки в руководстве республики.

Одного слова Машерова было бы достаточно, чтобы руководители-антисемиты притаились и замолкли. Он же такого слова, не произнёс.

Новая работа после увольнения и суда По возвращению в Могилёв я доложил о предложении Антонова Прищепчику. Виталий Викторович был искренне рад отношению ко мне Союзного министра, но уезжать из Могилёва не советовал. -Мы Вас знаем, ценим и постараемся во всём Вам помочь, а как к Вам отнесутся на новом месте неизвестно. На это может повлиять и Лагир, который Вас и там найдёт, - резонно заметил секретарь обкома. Он посоветовал приступать к работе в ПКТИАМе или просить у Антонова другую работу на предприятиях мясомолочной промышленности города.
Анечка и дети тоже склонялись к тому, чтобы остаться в Белоруссии. По их мнению не стоило вновь тратить силы и здоровье, чтобы затем получить благодарность подобно той, что досталась мне здесь.

Я позвонил Сергею Фёдоровичу, поблагодарил его за доверие, доброе отношение и вежливо отказался от предложенной должности. -В таком случае мы предоставим вам работу в Могилёве, а уходить из отрасли вам ни в коем случае не следует, - заявил Антонов. Он предложил на выбор две должности: директора желатинового завода и начальника проектно-конструкторского бюро “Союзклейжелатинпрома”. Мне не хотелось возвращаться на хозяйственную работу и я, не раздумывая, согласился на второе предложение. О своём решении я сообщил Яковлеву, который выразил сожаление, но воспринял мои объяснения с пониманием.

На следующий день состоялась беседа с начальником “Союзклейжелатинпром” Комлевым, который в это время находился в командировке на Могилёвском желатиновом заводе. Ему министр поручил решить все вопросы, связанные с организацией ПКБ и моим назначением. Александр Павлович много лет проработал в мясной промышленности, был в своё время директором крупного Курганского мясокомбината и хорошо меня знал. Он рад был моему согласию поработать в его ведомстве и заверил, что мне будут созданы все условия для плодотворной работы.

Клеежелатиновая промышленность имела большую потребность в проектной и конструкторской документации. Небольшие ПКБ в Болохово, Тульской области и Олайне, Латвийской ССР не в состоянии были удовлетворить спрос многочисленных клеевых и желатиновых заводов, разбросанных по всей стране. Особую нужду в технической документации имели строящиеся заводы по производству колбасной оболочки “Белкозин”. Это были крупные предприятия, на которых внедрялась новая технология и импортное оборудование.

Для размещения ПКБ Комлев выделил двухэтажное здание бывшего заводоуправления клеевого завода, необходимое оборудование, инвентарь и мебель. Мне было разрешено набрать достаточное количество проектировщиков, конструкторов, технического персонала. Начальник Главка предложил желатиновому заводу передать в моё распоряжение новый автомобиль “Москвич” и ввёл в штат должность шофёра.

Мне были созданы все условия для успешной работы. Нужно было, правда, и самому руки приложить для организации производства на пустом месте, но за этим дело не стало и с первого квартала 1979-го года Проектно-конструкторское бюро “Союзклейжелатинпром” в городе Могилёве приступило к приёму заказов на разработку технической и сметной документации для предприятий мясной, молочной и клеежелатиновой промышленности.

Работы было много. Дело это было для меня новым. Хоть и приходилось участвовать в выборе проектных решений при расширении и строительстве мясокомбинатов в Молодечно, Гомеле и Могилёве, разрабатывать техдокументацию на реконструкцию цехов, осуществляемую собственными силами и конструкторскую документацию на наши изобретения, но руководством и организацией работы многочисленного коллектива проектировщиков и конструкторов пришлось заниматься впервые.

Нужно было подобрать необходимое количество специалистов. Если проектировщиков строителей, сантехников, электриков и сметчиков можно было найти в других проектных организациях города, то инженеров технологов мясной и клеежелатиновой промышленности, имеющих опыт проектной работы, в Могилёве найти не представлялось возможным. Эту задачу пришлось решать за счёт обучения молодых специалистов в институтах “Гипромясомолпром” Москвы, Ленинграда и Минска. Благо ещё, что эти институты на это соглашались (стажёры бесплатно на них работали во время учёбы).

Новая работа мне всё более нравилась и я получал от неё истинное удовольствие. Особую радость вызывал ввод в эксплуатацию цехов и пусковых комплексов, построенных по проектам ПКБ. Приятно было сознавать, что из наших чертежей выростают новые производственные участки с высоким уровнем механизации и автоматизации технологических процессов, санитарно-бытовые помещения, соответствующие современным требованиям, цехи подсобного и вспомогательного производства.

Конструкторский отдел выполнил документацию на ряд опытно-конструкторских работ отраслевого значения. Работники ПКБ стали авторами собственных разработок, защищённых авторскими свидетельствами и были первыми изобретателями в клеежелатиновой промышленности.
Тематические планы и договорные обязательства выполнялись систематически, что обеспечило устойчивое финансовое положение. Была разработана система материального поощрения за своевременное и качественное выполнение работ. Зарплата специалистов ПКБ возросла и была не ниже, чем инженерно-технических работников на предприятиях отрасли.

В коллективе царил творческий подъём и уважительное отношение между работниками. Не было проблем с сохранностью соцсобственности, что отравляло обстановку на мясокомбинатах, создавало недоверие и подозрительность, рождало сплетни и склоки.
Руководители и ведущие специалисты ПКБ пользовались авторитетом на предприятиях и в Главке. Они стали членами Научно-технического Совета “Союзклейжелатинпрома” и принимали активное участие в решении важных технических и производственных вопросов.

Казалось, теперь можно было спокойно работать, набираться опыта, повышать квалификацию и пожинать плоды своего труда, но не тут-то было. Лагир не выпускал меня из под своего контроля. Мой директорский титул и успехи в работе не давали ему покоя. Требовать моего увольнения, как это было в Минске, он не мог, так как я находился в прямом подчинении союзных организаций. Тогда он настоял на предъявлении в судебном порядке иска по взысканию с меня 140 тысяч рублей, якобы незаконно выплаченных мною работникам объединения и Могилёвского мясокомбината. Тех самых премий, о которых упоминал Машеров на Пленуме ЦК КПБ."
Tags: 80-е, инженеры; СССР, мемуары; СССР, экономика СССР
Subscribe

  • «Записки антикварщика» 2

    "..кроме людей со стороны, в моём расположении нуждались и подчинённые. Скажем, заведующая центральным овощным магазином рассчитывала иметь долю…

  • «Записки антикварщика» 1

    "..Я коммунист, член КПСС – Коммунистической Партии Советского Союза... Вступил в партию будучи молодым рабочим в 1970 году, вступил, полностью…

  • Ардашин Виктор Андреевич. Инженер-путеец 2

    Издержки суперплановой экономики Весь период существования СССР действовала плановая система хозяйствования. План стоял во главе всего. Был создан и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments