jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Натан Моисеевич Гимельфарб. из "Записок опального директора", часть 10, заключительн

"Как и следовало ожидать, Лагир не смирился с решением областного суда и заставил министерство направить апелляцию в Верховный суд республики. С помощью Прокурора БССР и ЦК КПБ была проведена необходимая подготовительная работа и получено решение высшей судебной инстанции о направлении дела на повторное рассмотрение.

Об этом я узнал от члена областного суда Овсянниковой, которой было поручено готовить дело к слушанию. Она сообщила, что судья Цюнис понижен в должности, назначены новые заседатели, решено выделить прокурора для поддержания иска и рассчитывать на полный отказ в удовлетворении предъявленных министерством исковых требований на сей раз не следует. По её мнению, в случае оправдательного решения, будет назначено новое рассмотрение в областном суде Гомельской или какой-нибудь другой области республики

Судья была со мной предельно откровенна и склоняла меня к тому, что в моих интересах согласиться на частичное удовлетворение иска без попыток апелляции в высшую судебную инстанцию. По всему было видно, что Овсянникова искренне мне сочувствует и к её советам нужно прислушиваться. Я заверил её в отсутствии моей вины и просил отнестись со вниманием к нашим доводам.

В этот раз слушание дела продолжалось всего два дня. Суд во многом использовал материалы предыдущего рассмотрения и ограничился меньшим числом свидетелей и специалистов. Зато истцу и ответчикам была предоставлена полная возможность привести необходимые доводы, расчёты и дать подробные объяснения по материалам иска. Заслушаны были также выступления адвоката, который просил суд отказать в иске в полной сумме, и прокурора, который предлагал признать иск обоснованным по четвёртому кварталу 1976-го года, где по его мнению не была отражена рекламация Московского холодильника № 9 на сумму 3468 рублей, что составляло стоимость уценки мяса переведенного из первой во вторую категорию. На этом основании предлагалось считать выплаченную мясокомбинату премию в сумме 6,2 тысяч рублей незаконной и подлежащей взысканию с ответчиков.

Прокурор, вероятно, получил указание доказать в суде искажение нами отчётных данных и получение необоснованной премии хотя бы в одном квартале и поэтому настаивал на своём предложении.

Несмотря на то, что в этом случае иск был бы удовлетворён только на 7% и с каждого ответчика была бы взыскана небольшая сумма, я понимал, что в этом случае будет считаться в принципе доказанным факт приписки и незаконного получения премии и поэтому, когда судья предоставила мне возможность дать повторные объяснения после выступления прокурора, я привёл аргументированные доводы в нашу защиту.

Во первых, я зачитал выдержку из разъяснения ЦСУ при Совете Министров СССР, приобщённого к делу, согласно которого в случаях, когда предприятием-потребителем продукция принята с учётом уценки в связи с переводом её в низший сорт, а разность в её стоимости исключена из отчёта по реализации предприятия-поставщика, претензии о возмещении разницы в стоимости включению в отчёт по форме №1-п (качество) “Отчёт о качестве промышленной продукции по данным рекламаций” не подлежат.

Во-вторых, я объснил суду, что в соответствии с п. 5 Инструкции по составлению отчётов предприятий по форме №1-п (качество) рекламации, находящиеся в стадии разрешения, отражаются в отчёте после их разрешения. Поскольку эта претензия поступила на комбинат 14 декабря 1976-го года и находилась на рассмотрении до 12-го января 1977-го года, что видно из документов, приобщённых к делу, она никак не могла быть отражена в отчёте за четвёртый квартал 1976-го года.

Кроме того я привёл суду документ, имеющийся в деле, который подтвеждал, что рассмотрение претензии закончилось отказом холодильника №9 от своих требований об оплате штрафа. Доводы были настолько убедительными, что судьи, которые, как мне казалось, уже были склонны согласиться с требованием прокурора и таким образом закончить злополучное дело о приписках, не могли с ними не посчитаться.

В принятом решении не было признано умышленное искажение отчётности ни в одном из кварталов 1974-1977-го годов, однако суд признал халатным отношение руководства к выяснению причин недоплат покупателей по отдельным отгрузкам, в результате чего предприятию был нанесён материальный ущерб от разницы в предъявленной и оплаченной стоимости продукции. С целью возмещения этого ущерба с меня и главного бухгалтера решено было взыскать 1,3 тысяч рублей. Одновременно суд решил взыскать с истца в пользу ответчиков стоимость услуг адвоката в связи с тем, что в основной сумме иска было отказано. Как потом выяснилось, возмещённая мне сумма была примерно равна взысканной с меня стоимости уценки продукции. Решение суда превзошло все мои ожидания. Как и предыдущее судебное решение, я принял его, как победу правды над ложью, совести над страхом.

Судью Овсянникову, как и Тюниса, безусловно следовало отнести к числу людей, для которых закон выше диктата и насилия. Наверное, мне просто везло на таких замечательных судей. Честно говоря, мне не верилось, что и это решение не будет обжаловано в Верховный суд. Как мне позднее рассказал главный бухгалтер министерства Нейфах, такое указание от Лагира действительно было получено и кассацию подготовили, но в последний момент он сам отменил своё требование. Наверноё, так решили в ЦК КПБ.

Дела на Могилёвском мясокомбинате явно не ладились. Предприятие при новом директоре не только не награждалось знамёнами и не получало союзные и республиканские премии, но всё более скатывалось в число отстающих по основным показателям хозяйственной деятельности. Ни уговоры и убеждения работников, ни строгие наказания виновных в невыполнении производственных, экономических и финансовых показателей не давали желаемых результатов. Воспоминания о былых достижениях и наградах коллектива выводили Мигурского из равновесия и приводили в ярость. Дорвавшийся до власти, самолюбивый и своенравный директор заподозрил руководителей цехов и отделов в злом умысле и подсиживании. В первую очередь подозрения пали на работников, которые открыто защищали меня в ходе ревизии, следствия и судебных разбирательств. Некоторых он понизил в должности, другим объявил взыскания, а отдельных даже уволил с работы.

Первой жертвой преследований стала, конечно, моя жена. Уже в первые дни властвования Мигурский пытался уличить её в хищении экспонатов из комнаты Трудовой славы и других мелких прегрешениях. Когда же эти попытки не увенчались успехом, он затеял против неё уголовное дело, обвинив в умышленном срыве выполнения плана по новой технике и прогрессивной технологии.

Когда в одном из кварталов комбинат снова не выполнил план по изготовлению новых видов продукции, директор обвинил в этом начальника технического отдела, которая якобы умышленно не довела задания до исполнителей. Около полугода длилась судебная тяжба, пока областной суд под председательством той же Овсянниковой не отклонил обвинения Мигурского, признав их бездоказательными. Напрасными были его усилия добиться пересмотра дела с помощью административного отдела обкома партии (об этом мне позднее признался заведующий этого отдела Комар). Решение осталось в силе.

Затевая преследования против неугодного ему работника, Иосиф Казимирович не учёл, что Анна Абрамовна могла сохранить копии заданий по изготовлению новых видов продукции с росписями руководителей цехов об их получении, которые предъявила в суде, разоблачив тем самым шантаж и обман директора. Как потом выяснилось, изъятием этих документов в цехах и плановом отделе занимался главный экономист Саракуло по указанию Мигурского.

Когда попытки увольнения Анны Абрамовны за “умышленный срыв” выполнения плана закончились провалом, директор решил ограничиться освобождением её от занимаемой должности с предоставлением менее оплачиваемой работы. Он не посчитался ни с её заслугами в течении двенадцати лет работы в техническом отделе, ни с общепризнанными успехами комбината в работе по внедрению новой техники, рационализации и изобретательству, которую она возглавляла, и пошёл на крайнюю меру -ликвидацию технического отдела и подчинения его работников непосредственно главному инженеру.
Анне Абрамовне была предложена должность мастера субпродуктового отделения, которая тогда была вакантной. На эту работу нелегко было подобрать человека, так как это был самый трудный и грязный участок на комбинате и с обязанностями мастера никто до сих пор не мог справиться.
Расчёт был прост: ей была предоставлена работа, но она от неё отказалась и администрации ничего не оставалось, как уволить её по сокращению штатов.

Несмотря на советы детей не приступать к работе в вонючем субпродуктовом цехе и мои требования об увольнении с комбината, Анна Абрамовна приняла предложение Мигурского и вступила в должность мастера трудно управляемого цеха. Работать ей было тяжело и физически, и морально. Она уходила на работу раньше меня и возвращалась домой поздно вечером. Кроме производственных, технических и организационных неполадок, в которых всегда можно было обвинить мастера, над ней постоянно висела ответственность за хищения продукции подчинёнными ей работниками. Тогда за это несли ответственность не только рабочие, уличённые в воровстве, но и их руководители.

С большим трудом ей удалось навести надлежащий порядок в цехе, улучшить производственные показатели и снизить количество случаев хищений. Повысились качество продукции, технологическая и трудовая дисциплина.В течение первого года работы в штрафной должности Анна Абрамовна вывела субпродуктовый участок в передовые, лишив тем самым Мигурского оснований не только на её увольнение за упущения в работе, но даже на привлечение к дисциплинарной ответственности. Но не того десятка был теперешний директор, чтобы так легко отказаться от поставленной цели: расправиться с неугодными ему людьми. В упрямстве и хамстве ему трудно было найти равных. При утверждении штатного расписания на 1982-й год он сократил должность мастера субродуктового участка и подчинил это производственное подразделение мастеру по подготовке натуральной колбасной оболочки. В феврале этого же года он уволил Анну Абрамовну по сокращению штатов.

Можно было, конечно, добиться отмены необоснованного приказа директора. Тем более, что сокращённая им должность была вскоре вновь введена в штатное расписание. Для этого следовало обратиться в суд, который был бы вынужден принять решение о восстановлении в должности и выплате зарплаты со времени незаконного увольнения. Однако, на сей раз мне удалось убедить жену в нецелесообразности её возвращения на комбинат, оградив её тем самым от новых преследований и издевательств самодура-директора.

Такую благодарность получила Анна Абрамовна за безупречную тридцатипятилетнюю непрерывную работу в мясо-молочной промышленности от бывшего “друга” нашей семьи Юзика, которого мы взрастили из пацана-обвальщика до руководителя крупнейшего предприятия отрасли. Такие случаи в то время не были исключением. За власть шла борьба не только в центре, в верхах, но и на всех других уровнях. И в этой борьбе не было места ни чести, ни совести, ни другим благородным человеческим качествам.

Анна Абрамовна была вскоре приглашена на престижную работу в промышленный отдел Облстатуправления, где подтвердила незаурядные инженерные способности и успешно работала на протяжении ряда лет до выхода на пенсию. Справедливости ради должен сказать, что Мигурский подвергал гонениям и преследованиям работников не только, а вернее не столько, по национальному признаку, сколько по причине личной неприязни и подозрениям в подсиживании. Стоило не только высказать какое-либо критическое замечание в его адрес, но ненароком вспомнить о прошлых успехах предприятия, чтобы быть отнесенным к числу его недругов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Так, в немилость к нему попала начальник колбасного цеха Филимоненко, которая была мною выдвинута на эту высокую должность в последний год работы директором комбината. Она закончила Одесский институт пищевой и холодильной промышленности и проявила себя грамотным инженером и хорошим организатором производства. Галина Александровна сменила на этом посту Эмму Сергеевну Попсуеву, которая была избрана председателем профкома.

Мигурский затаил зло на Филимоненко с того памятного собрания, когда она, в числе других, выступила в мою защиту, а затем была одним из инициаторов коллективных писем в партийные и советские органы о восстановлении меня в занимаемой должности. Иосиф Казимирович поставил задачу выдворить её с предприятия и шёл к этой цели с присущей ему наглостью и упрямством. К руководителю такого цеха всегда можно предъявить претензии, которые могли стать причиной наказания и освобождения от занимаемой должности, но Мигурский не стал утруждать себя поиском недостатков в работе. Он без должных оснований объявил ей несколько дисциплинарных взысканий, а затем назначил внезапную инвентаризацию и по выявленным пересортицам, не приняв во внимание её объяснения, издал приказ о её увольнении.

Предвзятость директора была очевидной даже несведущему в колбасном производстве работнику и, когда Филимоненко обратилась с аргументированной жалобой в “Минмясомолпром” СССР, её восстановили в занимаемой должности. Мигурский, однако, от своей цели не отказался и вскоре она вновь была уволена. Несмотря на то, что и на этот раз причины освобождения её от должности были неосновательными, ей так и не удалось доказать необоснованность приказа, хотя она обращалась в различные административные и судебные органы. Мигурский проявил здесь свои незаурядные способности улаживания конфликтных дел и отстоял своё явно предвзятое решение. Она была освобождена от работы и уволена с комбината.

По тем же причинам был уволен Фёдор Тимофеевич Луговнёв, заслуженный изобретатель республики, начальник птицецеха Антонина Павловна Пинязик и ряд других работников, внесших большой вклад в развитие и совершенствование производства.
С изменением статуса предприятия, с хроническими недостатками в его работе и порочными методами руководства комбинатом вскоре смирились в министерстве, городских и областных партийных органах и они, при очередной реорганизации управления промышленностью, не помешали Мигурскому занять пост генерального директора областного Производственного объединения мясомолочной промышленности. Директором комбината стала Эмма Сергеевна Попсуева.

Демократизация общества в период правления Горбачева, позволила союзным республикам расширить свои права на управление экономикой. Одним из проявлений этого стал перевод предприятий союзного подчинения в ведение республиканских министерств и ведомств. Это коснулось не только крупных заводов тяжёлой промышленности, но и более мелких предприятий легкой и пищевой индустрии. В их числе оказались и все предприятия и организации мясной, молочной и клеежелатиновой промышленности, в том числе и наше Проектно-Конструкторское Бюро. Нужно сказать, что это решение не вызвало большой радости ни у меня, ни у подчинённых мне работников. Более того, появились серьёзные основания для огорчения.

Во-первых, мы до сих пор не контролировались местными органами и чувствовали себя более свободно и безопасно, чем те коллективы, которые были в республиканском подчинении. Для меня лично это было особенно важно, потому что я, наконец, лишился “опеки” Лагира. Во-вторых, мы лучше обеспечивались материальными и денежными ресурсами, чем аналогичные организации местного подчинения. Это особенно касалось нашего ПКБ, которому практически не было отказа во всех просьбах, с которыми мы обращались в Главк или министерство. У меня была ещё одна веская причина для недовольства. Теперь, вместо Комлева, который относился ко мне с особенным вниманием и большим уважением, я попадал в подчинение Мигурского, который тогда ещё оставался генеральным директором областного Производственного объединения мясной и молочной промышленности.

Выбора, однако, не было и мне пришлось смириться с положением, ставшим для нас неизбежным. Теперь моим непосредственным руководителем стал тот самый Юзик, которому я в своё время помог стать инженером и специалистом отрасли, обеспечил приличный материальный достаток и жильё, создал все условия для успешной служебной карьеры и который, в “благодарность” за это занялся моим подсиживанием. Это он оказал помощь Лагиру в предании меня суду, а после расправы надо мной, издевался и над моей женой, выгнав её с комбината, где она безупречно отработала более двадцати лет. Не зря говорят: “Пути Господни неисповедимы...”.

Но Мигурский всегда держал хвост по ветру. Теперь, когда Юзик увидел, что я всё же остался на свободе и было восстановлено моё честное имя, у него вроде заговорила совесть, и он попытался загладить свою вину. По его указанию ПКБ было подчинено главному инженеру ПО Ивану Михайловичу Исайкину - грамотному ниженеру и разумному человеку, который не только в меру своих сил способствовал нашей работе, но и стал моим близким другом. На протяжении нескольких лет работы в “Объединении” Мигурский не вмешивался в производственную деятельность проектно-конструкторского бюро (для этого у него не было знаний и опыта) и не проявлял по отношению ко мне своего жесткого начальствующего нрава.

Более того, Иосиф Казимирович часто отмечал положительную работу ПКБ и его руководства, награждал меня премиями и Почётными грамотами, неоднократно повышал должностной оклад. Когда вышла из строя моя легковая машина, он выделил ПКБ удобный “РАФ” Рижского автозавода и проявлял другие знаки внимания. Всё это, конечно, не могло изменить моего отношения к Мигурскому, как к человеку и руководителю, но всё же, в какой-то мере, сгладило неприятный осадок от необходимости работы под его началом. Были и некоторые положительные особенности работы ПКБ в новых условиях. Мы вновь стали заниматься тематикой мясной отрасли промышленности. Наши разработки в этой области получили известность во ВНИИМПе, других научных и опытно-конструкторских организациях страны, стали поступать предложения о творческом и производственном содружестве.

Большой интерес к работе нашего коллектива проявил один из ведущих ученых ВНИМПа Михаил Львович Файвишевский, творческое содружество с которым продолжалось до последних дней моей работы в промышленности, а дружеские отношения не прерываются до сих пор. С его участием были разработаны “Способ безотходной переработки кости и устройства для его осуществления”, соавторами которых мы с ним являемся. Эти изобретения были внедрены на Бобруйском мясокомбинате и на них получены патенты Российской Федерации. ПКБ по заданиям ВНИМПа разработало конструкторскую документацию на ряд других технических новществ и выполнило проекты для их внедрения на предприятиях страны. Мне приходилось часто ездить с Михаилом Львовичем по предприятиям Белоруссии и России, и я не переставал восхищаться его таланту, эрудиции и замечательным человеческим качествам.

Пришлось в те годы встретиться и с одним из моих недругов и активным помощником Лагира -Процким. Он работал заместителем директора желатинового завода и имел некоторое отношение к деятельности ПКБ. Бывщий парторг был в своё время организатором группы анонимщиков, которая снабжала КНК и следственные органы фальшивой информацией о моих “злоупотреблениях”. Чувствуя вину за содеянное, Процкий, как и Мигурский, старался проявлять ко мне знаки внимания. Он предлагал свои услуги в изыскании дефицитных материалов, выделении транспорта, пытался оказывать другую хозяйственную помощь. От всех его услуг я брезгливо отказывался и, по-прежнему, испытывал отвращение к этому мерзавцу и проходимцу. Признаюсь, что когда позднее Процкий был уличен в крупных хищениях и осуждён к десяти годам лишения свободы, я испытал чувство удовлетворения тем, что и в этом случае восторжествовала справедливость.

С работой в ПО мясной промышленности связано ещё одно приятное воспоминание. По предложению Ивана Михайловича Исайкина профком объединения выделил мне дачный участок в живописном месте, на берегу Ресты, небольшой, но очень чистой речушки, в Чаусском районе, недалеко от профилактория мясокомбината. Мы уплатили небольшую сумму за имеющиеся на участке строения и занялись их достройкой и реконструкцией. "

За несколько лет до описываемых событий, семья сына Н.М. выехала в США, в 1991 Н.М. с семьей также подал документы на выезд.
Интервью в консульстве США
"...нас пригласили в комнату, где за стеклянной перегородкой сидел уже немолодой мужчина. На ломаном русском языке он вежливо представился офицером службы иммиграции и натурализации США, назвал своё имя и удостоверился в явке на интервью всех членов нашей семьи.

После нескольких формальных вопросов по моей анкете, офицер попросил подробно рассказать каким преследованиям и гонениям я подвергался, почему решил эмигрировать из СССР. Мне показалось, что слушал он меня невнимательно и мой рассказ воспринял с недоверием. Когда я закончил говорить, офицер с нескрываемым недовольством заявил, что по моему образованию и служебному положению не видно, что я подвергался дискриминации, а от бытового антисемитизма никто не застрахован и в Америке. Он утверждал, что если все взрослые в нашей семье смогли получить высшее образование, а я стал генеральным директором крупного промышленного предприятия, то ни о какой дискриминации в отношении нас не могло быть и речи. Не говорило об этом и моё полувековое пребывание в партии.

Чтобы убедить его в существовании государственного антисемитизма и целенаправленном преследовании меня на национальной почве, я предъявил ему постановление КНК БССР об освобождении от занимаемой должности и привлечении к судебной ответственности. Я положил перед ним папку с вырезками из центральных, союзных и республиканских газет, где меня обзывали жуликом, ловкачем и проходимцем, обвиняли в должностных преступлениях и присвоении государственных средств, затем постановление областного суда, признавшего меня невиновным во всех предъявленных мне обвинениях.
После долгого и внимательного ознакомления с документами и газетными публикациями, офицер попросил оставить их ему, заявив, что больше вопросов к нам нет и велел прийти за решением к концу рабочего дня.
Полной уверенности в том, что представленные доводы будут признаны убедительными и станут основанием для положительного решения у нас не было, но по поведению офицера в конце интервью, выражению сочувствия на его дице можно было догадаться о его добром расположении и доверии к нам."
Tags: 80-е, инженеры; СССР, мемуары; СССР, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments