jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Василий Адрианович Савельев. Горный директор, часть 2

В августе 1937 года ко мне приехала жена, и я получил небольшую отдельную квартиру в одноэтажном двухквартирном доме с печным отоплением. Через три месяца после приезда жены, в ноябре 1937 года у нас родился сын, которого мы назвали Игорем. В апреле 1939 года, после назначения меня главным инженером — заместителем директора рудоуправления, я с семьей из трех человек получил другую квартиру в двухквартирном доме, в котором проживал и директор рудоуправления со своей семьей. Рядом с домом был небольшой огород и сарай для содержания коровы и кур. В этот период времени ко мне в кабинет зашел рабочий по специальности слесарь, сосланный из Эстонии, и обратился ко мне с просьбой купить у него корову в связи с его переездом вместе с семьей на другое место жительства.

Я ему ответил, что купить не могу из-за отсутствия у меня денег и по причине того, что моя жена — москвичка, доить корову и ухаживать за ней не умеет. В ответ на это он сказал, что согласен отдать мне корову бесплатно, что корова дает десять литров молока в день в период ее доения от отела до отела. Когда я отказался взять корову бесплатно, он дал мне адрес, по которому можно послать ему деньги по почте, когда они у меня появятся, и при этом добавил, что кроме меня он свою корову никому не доверяет. Об этом я рассказал своей жене. Она быстро приняла решение корову купить, деньги позаимствовала у соседей, и мы неожиданно обзавелись коровой, а затем приобрели и кур. Соседка по дому, жена директора, быстро научила мою жену доить корову.

Корова оказалась умной, послушной, быстро признала свою хозяйку. Вскоре корова и хозяйка привыкли друг к другу и стали неразлучными друзьями. Достаточно было жене назвать вслух имя коровы Манюська, как корова сразу же поворачивала к ней голову и быстро шла ей навстречу. Когда жена первый раз села ее доить с левой стороны, корова несколько раз махнула хвостом жене по спине и не стала доиться. Соседка по дому объяснила жене, что во время доения надо садиться не с левой, а с правой стороны от коровы. Все, что нам рассказал хозяин, продавший корову, подтвердилось. Корова ежедневно давала 10 литров молока в течение года, за исключением двух недель перед отелом. Этого количества молока хватало для всей семьи. Из него приготавливали свежий творог, сметану, простоквашу, сливочное масло. Кроме этого у нас на «Убаредмете» был свой огородный участок, на котором выращивали арбузы, дыни и другие овощи.

При отъезде с «Убаредмета» я сдал корову на ферму «Продснаба» рудоуправления бесплатно и получил об этом справку. Сдав эту справку «Продснабу» рудоуправления «Давендастрой», получил тоже корову бесплатно. При переезде с «Давендастроя» на «Шахтамастрой» так же взамен сданной коровы получил другую корову бесплатно.

На руднике «Убаредмет» в августе 1940 года у нас родился второй ребенок — дочь Светлана. Если вначале на рудник «Убаредмет» я приехал один, то уезжал с рудника в феврале 1940 года с семьей из четырех человек. За период работы на руднике «Давендастрой» моя семья из четырех человек, кроме коровы, других домашних животных не держала. На второй год после начала Великой Отечественной войны был создай коллективный огородный участок. На этом участке в первый же год его существования мы получили большой урожай картофеля — 1700 кг. При переезде на рудник «Шахтамастрой» мне выдали справку на оставшийся неизрасходованным картофель, и по этой справке мне выдавали этот оставшийся картофель с картофелехранилища «Продснаба» рудоуправления «Шахтамастрой» по мере его расходования.

На третьем, последнем руднике «Шахтамастрой» я со своей семьей прожил 7 лет и 8 месяцев. В марте 1945 года ко мне приехала жить моя мать в возрасте 67 лет. Численность семьи возросла до пяти человек:мы с женой, двое детей и мать. Дети подросли и начали учиться в 1школе. За период моей работы в Шахтаминском молибденовом рудоуправлении дети успешно учились: сын окончил семь классов, а дочь окончила пять классов неполной средней школы. Однажды во второй половине дня, проходя из дома на работу, я увидел около дороги сына с палкой в руке. На мой вопрос, почему он здесь стоит, услышал его ответ, что он ждет свою сестру Свету, которая вышла из школы, а он ее оберегет от мальчишек, чтобы не обидели.

В домашнем хозяйстве численность домашних животных значительно увеличилась. Кроме коровы с теленком и кур с цыплятами появились коза с козлятами, поросенок, собака и кошка. Рядом с жилым домом находился сарай для собаки и летняя кухня, сделанная из древесной коры, а также небольшой огород рядом с домом. Однажды в летнее время на этой кухне под крышей над кухонной плитой небольшая лесная птичка устроила себе гнездо, отложила в него яички и высидела маленьких птенчиков. Птичка и птенчики привыкли к нам и не боялись нас. Птичка постоянно прилетала к гнезду и в нашем присутствии на кухне кормила своих птенчиков. Наши дети любили наблюдать за ними. Птенчики выросли и одним ранним утром вылетели из гнезда и несколько дней жили на ветках деревьев около дома, после чего улетели навсегда. Этот случай с птичками убеждает, что инстинкт самосохранения у птички был сильнее, чем боязнь человека. В лесу беззащитных птенцов и саму птичку могли погубить лесные хищные птицы и зверьки. А здесь они сохранились и выросли под защитой находящегося рядом с ними человека.

Второй случай, противоположный этому, произошел с курицей и маленькими цыплятами. На ночь курица с девятью маленькими цыплятами пряталась в кладовом чулане, расположенном при входе в квартиру дома. Дверь этого чулана на ночь закрывалась. Однажды рано утром жена открыла дверь чулана выпустить курицу с цыплятами на улицу и к большому огорчению в чулане за дверью увидела только одну курицу, без цыплят. Все девять цыплят были похищены ночью маленьким ночным хищным зверьком, название которому хорек. Этот хорек сумел через маленькую, незаметную щель в полу чулана ночью утащить из-под сонной курицы девять цыплят.

В аппарате Министерства. Приступив к работе в новой должности, я почувствовал большую разницу в характере работы непосредственно на производственном предприятии и в аппарате Министерства. На предприятии я сам планировал свой рабочий день. Как правило, ежедневно с 8 до 13 часов я контролировал ситуацию в основных производственных цехах или на подземных горных работах. С 13 до 14 обедал. С 14 до 16 работал в кабинете в рудоуправлении, принимал посетителей, рассматривал оперативные отчеты, поступившую почту, а с 16 часов контролировал строительство объектов и работу вспомогательных цехов. По вечерам один-два раза в неделю проводил производственные совещания или собрания. Часто посещал производственные цеха и ночью.

В аппарате Министерства мой режим зависел от работы вышестоящих руководителей. При жизни И.В. Сталина рабочий день в Министерствах начинался в 10 часов, перерыв на обед для руководителей управлений не имел четких временных рамок. У начальника и главного инженера Главного управления рабочий день заканчивался после 12 часов ночи, правда, был перерыв на ужин. Начальник Главка возвращался с работы на закрепленной за ним машине, а главный инженер Главка — на дежурной машине Министерства, так как городской пассажирский транспорт в это время прекращал работу. Министры обычно приезжали на работу к 12 часам дня, а уезжали — в 4 часа утра, имели перерывы на обед, ужин и небольшой отдых. Руководителями министерств и их главных управлений был принят такой распорядок в связи с тем, что он соответствовал распорядку рабочего времени Иосифа Виссарионовича Сталина. Руководители привыкли к такому режиму и придерживались его при жизни Сталина до марта 1953 года. После его смерти для всех руководителей, как и для рядовых работников аппарата министерств и главных управлений, был установлен другой распорядок — рабочий день начинался в 9 и заканчивался в 18 часов, имелся часовой перерыв на обед. Тем, кто задерживался на работе позже 18 часов, делали замечания и предупреждения как нарушителям трудовой дисциплины, независимо от занимаемой должности.

Центральный аппарат управления Министерства состоял из Главных управлений, которые объединяли и руководили работой производственных предприятий отдельных подотраслей промышленности и функциональных управлений и отделов, которые обобщали и концентрировали работу Министерства в целом, выполняя отдельные функции. В число главных производственных управления входили: «Главалюминий», «Главмедь», «Главцинксвинец», «Главвольфрам», «Главредмет», «Главолово», «Главникелькобальт», «Главцветобработка», «Главвторцветмет», «Главгеология», «Главсвинецшахтострой», «Глав-алюминийстрой», «Главстрой», «Главтвердосплав», «Главпроект», «Главцветметсбыт», «Главурс». В число функциональных управлений и отделов Центрального аппарата Министерства входили: техническое управление; технический совет; плановое управление; Главснаб; управление оборудования; энергетическое управление; транспортное управление; отдел главного механика; отдел внешних отношений; горнотехническая инспекция; ГУКС; лесотехнический отдел; главная бухгалтерия; финансовый отдел; отдел экспертизы проектов и смет; арбитраж, управление руководящих кадров; управление рабочих кадров, труда и зарплаты; управление учебных заведений; хозяйственное управление; управление домами; управление военизированной охраны и горноспасательных частей; третий отряд ВОХР. Кроме перечисленных подразделений, в составе Министерства находились партком, местком и комитет комсомола. Министерство имело свою типографию и автобазу.

Система централизованного планирования и управления народным хозяйством была глубоко продуманной и эффективной. Она давала возможность оперативно и наиболее рационально решать все вопросы по созданию нормальных условий работы производственных предприятий как в период строительства, так и после ввода их в действие. Главные условия эффективного развития производства — это его специализация и кооперирование, выполнение которых невозможно обеспечить без централизованного планирования и управления народным хозяйством.

В начальный период работы в должности главного инженера — заместителя начальника «Главвольфрама» из-за отсутствия опыта и недостаточного знания производственных предприятий, входивших в систему «Главвольфрама», я испытывал некоторые трудности и возникало желание вернуться на прежнюю работу. Около шести месяцев в году я находился в служебных командировках на предприятиях. Каждая продолжалась около полутора месяцев, так как я посещал несколько предприятий, расположенных на пути следования. Перед возвращением я был обязан доложить о результатах поездки по телефону Министру и мог возвратиться только с его разрешения.

В 1954 году предприятия золотодобывающей промышленности и Сорский молибденовый комбинат были переданы из Министерства Внутренних дел СССР в Министерство цветной металлургии СССР. Сорский молибденовый комбинат стал подчиняться «Главвольфраму». Мне было поручено выехать туда и разобраться, почему построенный и введенный в эксплуатацию комбинат не работает из-за отсутствия подготовленной к добыче руды. Проектировал рудник этого комбината проектный институт, и я вместе с главным инженером проекта рассмотрел проектно-техническую документацию Сорского рудника. По моей просьбе он поехал со мной туда.

Мы обнаружили, что обогатительная фабрика полностью построена, но не работает из-за отсутствия руды. Введены в эксплуатацию производственные и социально-бытовые объекты, жилой поселок. Качество строительства высокое. Но рудник с открытой добычей из-за отставания горно-вскрышных работ не имеет подготовленных к добыче запасов руды. По этой причине не работает и обогатительная фабрика. Имеющиеся на комбинате сорок новых самосвалов, предназначенных для производства вскрышных работ и открытой добычи руды из карьера, не работают и стоят в гараже из-за отсутствия двигателей и резиновых колес. Дело в том, что на новых самосвалах, полученных с Минского автомобильного завода, были установлены танковые двигатели с очень коротким сроком службы, которые быстро износились, а запасных двигателей на комбинате не было. Так же быстро износилась и резина на колесах. Таким образом, горно-вскрышные работы были остановлены из-за отсутствия двигателей и резиновых шин для самосвалов.

В служебной командировке на Сорском комбинате я пробыл один месяц. По возвращении в Москву мы с начальником «Главвольфрама» А.С. Микуленко доложили о своих выводах заместителю председателя Совета Министров СССР И.Ф. Тевосяну. Совет Министров СССР издал распоряжение, согласно которому Сорскому молибденовому комбинату были выделены двигатели и резиновые шины для колес в количестве, которое позволило вернуть к работе все сорок самосвалов и иметь необходимый запас на будущее. Этим же распоряжением на «Главвольфрам» и Сорский молибденовый комбинат была возложена обязанность в течение двух лет вывести предприятие на проектную мощность по производству молибденовых концентратов и снизить себестоимость с 400 до 150 тысяч рублей за одну тонну кондиционных молибденовых концентратов. Это распоряжение было выполнено досрочно за полтора года. При этом себестоимость молибденового концентрата была снижена до 50 тысяч рублей за одну тонну. Комбинат из убыточного превратился в прибыльный.

На Каджаранском комбинате был и другой случай, когда в воскресный день бригада слесарей подземного рудника производила монтаж трубопровода в подземных горных выработках, а бригада взрывников в это время, не предупредив слесарей, произвела взрыв в целях принудительного массового обрушения руды в подземном очистном блоке. В результате от удара воздушной волной погибло несколько слесарей.

Находясь в служебной командировке на Каджаранском комбинате, я встретился с районным прокурором и поинтересовался, почему виновные в несчастном случае не привлечены к судебной ответственности. Прокурор ответил, что виноваты четыре руководителя Каджаранского подземного рудника: главный инженер, по национальности грузин; главный механик — русский; заведующий техникой безопасности — казах и руководитель взрывных работ — армянин. Чтобы не вызывать межнациональной вражды, он решил никого из них к судебной ответственности не привлекать.
Вскоре после этого несчастного случая главный инженер рудника уехал в Среднюю Азию и был назначен директором подземного рудника Койташского вольфрамового рудоуправления в Узбекской ССР. Во время служебной командировки в Среднюю Азию я встречался с ним. О нем, как о руководителе рудника, мне высказывали самые хорошие мнения. Он зарекомендовал себя талантливым организатором и крупным специалистом, хорошо знающим горное дело.

Приказом Министра цветной металлургии № 54/ат от 16 декабря 1952 года мне было присвоено персональное звание горного директора. Впоследствии, после смерти И.В. Сталина, все персональные звания, присвоенные горным инженерам, были отменены. Постановлением Совета Министров РСФСР № 802 от 5 июля 1957 года, подписанным Председателем Совета Министров РСФСР М. Ясновым и Управляющим делами Совета Министров РСФСР И. Груздевым, я был назначен Первым заместителем Председателя совета народного хозяйства Читинского экономического административного района.

Конференция НТО цветной металлургии проходила в Свердловске. Вместе с В.Ф. Федоровым я выезжал на Дегтярский медный рудник. Там мы осмотрели подземные горные работы. Уровень механизации и автоматизации всех операций на руднике был самым высоким по сравнению с другими рудниками нашей страны. Клетьевой и скиповой подъемы на шахте, включая погрузку руды в скипы и вагонеток в клети, и их разгрузку, работу подъемных машин, были полностью автоматизированы. Когда мы зашли в здание подъемной машины, то увидели машиниста сидящим за столом у окна и наблюдавшим за автоматической работой подъемной машины. Подземная откатка руды из очистных блоков электровозами управлялась из центрального пункта, находившегося под землей, на горизонте откатки. Все подземные горные выработки содержались в образцовом порядке и чистоте. Проходя по улицам города Дегтярска в субботний день, мы увидели много взрослого народа, который вышел на общественный субботник по уборке мусора. Все улицы и дворы жилых домов содержались в идеальной чистоте. Дегтярское медное месторождение эксплуатируется с 1914 года.

При посещении Шахтаминского молибденового рудника, который был введен в эксплуатацию в 1943 году, такого образцового порядка я не увидел. Здесь я увидел чайную, здание которой находилось на середине пути между производственными цехами рудника и обогатительной фабрикой и жилым поселком. После окончания рабочей смены рабочие заходили по пути в чайную, закусывали, выпивали спиртные напитки и в нетрезвом состоянии приходили с работы домой. Увидев это недопустимое явление и услышав жалобы, с которыми ко мне обратились, во время встречи с директором рудоуправления, его заместителем и секретарем партийной организации я дал строгое указание немедленно прекратить продажу спиртных напитков в этой чайной и в других столовых общественного питания. Аналогичный случай был и при мне, когда я был директором этого предприятия. Во время посещения рудника я увидел на поверхности шахты официантку столовой, которая торговала бутербродами, пирожками и спиртными напитками, разливая их в стаканы. Я немедленно вызвал к себе своего заместителя по рабочему снабжению, сделал ему строгое замечание, и при мне такие случаи больше не повторялись.

Корреспондент «Лесной газеты» обнаружил, что трестом «Читлесдревпром» была по ошибке повторно заказана и теперь лежит на складе в неликвидах вторая передвижная электростанция и обвинил в этом заместителя председателя совнархоза Николая Павловича Дранова, который курировал этот трест. Я с этим не согласился и объяснил корреспонденту, что эта передвижная электростанция была заказана и завезена в тот период, когда Н.П. Дранова в Чите не было — он работал в Москве в Министерстве, и виновником ошибочно заказанной и завезенной второй электростанции является управляющий трестом «Читлесдревпром» Александр Николаевич Иванов. Об этом надо и написать в «Лесной газете». С моими объяснениями корреспондент газеты согласился и уехал в Москву. Через некоторое время после его отъезда мне принесли номер «Лесной газеты», в котором опубликована заметка этого корреспондента, обвиняющая в ошибочном заказе второй передвижной электростанции не А.И. Иванова, который ее заказал, а Н.П. Дранова, который к этому заказу отношения не имел. Эту заметку по моей инициативе в присутствии А.Н. Иванова обсудили на заседании Совета народного хозяйства и вынесли постановление, опровергающее и осуждающее эту заметку в «Лесной газете» как лживую. А.Н. Иванову объявили выговор. Постановление совета народного хозяйства с сопровождающим письмом, в котором выдвигалось требование опубликовать опровержение лживой заметки, послали на имя главного редактора «Лесной газеты».

Через год после этого ко мне зашел нечестный корреспондент «Лесной газеты». Я ему высказал свое возмущение опубликованной в «Лесной газете» ложью, назвал его опасным человеком и просил его больше ко мне не заходить. Со стороны главного редактора «Лесной газеты» никакой реакции на полученное им постановление Читинского совнархоза с опровержением опубликованной в газете лживой заметки не последовало.

Через непродолжительное время после встречи с корреспондентом «Лесной газеты» мне позвонил по телефону ответственный сотрудник областного управления МВД и попросил принять его вместе с московским корреспондентом американской газеты «Вашингтон-пост». Я ответил согласием. Во время беседы с американским корреспондентом он рассказал мне, как поездом добирался из Москвы в Читу. На одной железнодорожной станции после выхода из вагона к нему подошел нищий и стал просить милостыню. Он ответил нищему, что является американцем, кроме долларов у него ничего другого нет, и, вынув из кармана доллары, стал подавать их нищему. Нищему стало стыдно перед иностранцем, он отказался брать доллары и заявил при этом, что никакой он не нищий, в помощи не нуждается, и что это была его шутка. Американский корреспондент по-русски говорил свободно, чистым русским языком, без всякого акцента.

Сказал, что в Москве живет много лет, что его жена учится в Московском государственном университете и разговаривает на русском языке как на родном. По его просьбе я рассказал ему все, что мне было дозволено, о Читинском экономическом административном районе и перспективах его экономического развития, ответил на все его вопросы. После беседы они оба меня поблагодарили и, дружелюбно попрощавшись, ушли. Сотрудник МВД, придя на место своей работы, позвонил мне по телефону и сказал, что беседа с американским корреспондентом прошла лучше, чем он ожидал, и ко мне никаких претензий у него нет. Через некоторое время после этой встречи в американской газете «Вашингтон-пост» была опубликована статья московского корреспондента. Эта статья в сокращенном виде была опубликована в нашей газете «Известия». Я ее внимательно прочитал, в ней было написано все то, о чем мы говорили, без всяких изменений и добавлений.

"ЧИТИНСКАЯ АКУЛЯ" В МОСКВЕ." После освобождения от работы в Читинском Совнархозе по предложению начальника отдела цветной металлургии Госплана СССР Ивана Алексеевича Стригина и по согласованию с инструктором отдела тяжелой промышленности ЦК КПСС Надеждой Семеновной Нарбутовской приказом от 8 января 1960 года № 7 по Главному управлению по межреспубликанским поставкам оборудования, приборов, кабельных и других изделий для важнейших строящихся и реконструируемых предприятий «Союзглавкомплект» при Госплане СССР я был назначен заместителем начальника подотдела горнорудных и обогатительных предприятий этого Главного управления с 11 января 1960 года с окладом 300 рублей в месяц. Приказ был подписан начальником «Союзглавкомплекта» В. Новаковским.

17-31 октября 1961 года состоялся XXII съезд коммунистической партии Советского Союза. С отчетным докладом ЦК КПСС и с докладом о программе КПСС выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев. Критикуя в своем докладе отдельных партийных и хозяйственных работников, Н.С. Хрущев говорил: «Из хороших материалов у нас нередко выпускают плохие изделия, а потом тратят средства на устранение дефектов и брака, действуют, как в поговорке: — Акуля, что шьешь не оттуля? — А я, матушка, еще пороть буду».

Главный редактор газеты «Известия» Алексей Аджубей, в связи с этими высказываниями на съезде Н.С.Хрущева, поручил двум собственным корреспорнтентам газеты «Известия» подобрать соответствующие примеры и написать карикатурные статьи для опубликования в газете «Известия». По поручению А.Аджубея эти два корреспондента обратились к Председателю Государственного комитета народного контроля РСФСР Терентию Фомичу Штыкову с просьбой разрешить им подобрать такие материалы в делах комитета. С разрешения Т.Ф.Штыкова два материала были подобраны; с одним из них корреспондент газеты «Известия» отправился в Иркутск, в второй корреспондент отправился в Читу. В Иркутске материалы, подобранные корреспондентом, в результате их проверки на месте, не подтвердились, и корреспондент вернул их обратно в Комитет, не написав статью. Второй собственный корреспондент газеты «Известия» Л.Шинкарев, после возвращения из Читы написал статью «Читинская Акуля» и опубликовал ее в газете «Известия» № 272 (13818) 16 января 1961 года. С этой статьей Алексей Аджубей ознакомил Н.С.Хрущева, с которым у него были родственные связи; он был его зятем. Прочитав эту статью Н.С.Хрущев позвонил Председателю Совета Министров РСФСР Д.С.Полянскому, обратил его внимание на имеющиеся в республике недостатки и просил принять меры.

Рассмотрение этой статьи состоялось на заседании Совета Министров РСФСР под прдседательством Д.С.Полянского. На это заседание был приглашен и я. Слово для доклада было предоставлено Председателю Читинского Совнархоза П.Н.Сурову. При этом Д.С.Полянский предупредил П.Н.Сурова, что с него будут спрашивать не только как с нового Председателя Совнархоза, но и как с бывшего секретаря обкома партии по промышленности, длительное время работавшего в этой должности. В процессе своего доклада П.Н.Суров заявил, что на заседании присутствует товарищ Савельев, который этот вопрос знает лучше него. После этого Д.С.Полянский обратился ко мне с предложением выступить и дал мне слово для выступления. В своем выступлении я заявил, что автор статьи «Читинская Акуля», опубликованной в газете «Известия» за 16 ноября 1961 года, не разобравшись с вопросом, о котором пишет, написал эту статью не объективно и предвзято. Эта статья касается строительства шахты имени Ленина, которое было начато еще в 1947 году, на десять лет раньше, чем образованы Совнархозы. Вначале шахта строилась по проекту треста «Забайкалуголь», а затем по проекту института «Востгипрошахт», утвержденному бывшим Министерством угольной промышленности от 18 февраля 1953 года № 53. В декабре 1957 года по заданию бывшего Минуглепрома от 10 апреля 1957 года институт «Востгипрошахт» пересмотрел проектное задание, и оно было утверждено постановлением Читинского Совнархоза от 12 марта 1958 года № 87. При пересмотре проекта учтены изменения раскройки Черновского месторождения на шахтные поля в новых границах, увязанных с отработкой всего месторождения.

Шахта имени Ленина заложена в центральной пониженной части Черновской мульды и является центральным водосборщиком, к ней дренируют водопритоки всех шахт и разреза Черновского месторождения, что дало возможность сконцентрировать водоотлив для всего месторождения на одной шахте.
На 1 января 1958 года выполненный объем капитальных вложений промышленного строительства составил 1,8 миллиона рублей или 45% от объема капиталовложений по всему пусковому комплексу шахты. К тому времени были построены все главные сооружения шахты, включая два наклонных ствола, околоствольные дворы и насосные камеры, административно-бытовой комбинат и другие объекты. Народнохозяйственным планом ввод шахты в эксплуатацию предусматривался в 4 квартале 1960 года. Мощность шахты 300 тысяч тонн угля в год. Проектная себестоимость одной тонны угля по шахте имени Ленина 4 рубля 37 копеек, что почти в полтора раза ниже фактической себестоимости по всем шахтам треста «Забайкалуголь». Уголь этой шахты является хорошим топливом для бытовых нужд, тогда как местные ха-ранорские угли для бытовых нудж не пригодны.
Продолжение строительства шахты имени Ленина диктовалось необходимостью обеспечения растущей потребности в угле.

В 1957 году в Читинскую область было завезено 1340,5 тысяч тонн угля, в том числе 997,9 тысяч тонн стоимостью 8 миллионов рублей, что более чем в два раза превышало стоимость угля Черновских шахт города Читы с учетом транспортных расходов и в пересчете на условное топливо. Кроме того, Райчихинский уголь легко самовозгорается и может завозиться только в Восточную часть Читинской области. Уголь, завозившийся в Читинскую область из других экономических районов, так же как и Райчихинский, из Приморского края, на месте потребления был значительно дороже угля Черновского месторождения. Мое выступление продолжалось около 40 минут и внимательно было выслушано Д.С.Полянским. После выступления мне был задан только один вопрос М.А.Ясновым: Почему в смету шахты при ее утверждении включили жилищное строительство. Я ему ответил, что установлен порядок, согласно которому в стоимость строительства промышленных предприятий, в том числе и угольных шахт, обязательно включается стоимость жилья для трудящихся предприятия.

Закрывая заседание Совета Министров РСФСР Д.С.Полянский поручил генеральному прокурору республики Круглову разобраться с этим вопросом и виновных, независимо от занимаемого положения, привлечь к ответственности. На следующий день я вместе с бывшим Председателем Совнархоза, депутатом Верховного Совета РСФСР Н.И.Шемякиным был принят Председателем Государственного Комитета народного контроля РСФСР Т.Ф. Штыковым. Из беседы с ним мы узнали от него всю историю появления в газете «Известия» от 16 ноября 1961 года статьи собственного корреспондента этой газеты Л.Шинкарева «Читинская Акуля». В итоге объективного рассмотрения и проверки правильности закрытия строящейся шахты имени Ленина, с привлечением высококвалифицированных специалистов и ученых, выяснилось, что Акулями являются не те, кто продолжал строить шахту имени Ленина и кого критиковал и высмеивал автор статьи, а те, кто закрыл шахту, а вместе с ними и автор статьи «Читинская Акуля», собственный корреспондент газеты «Известия» Л.Шинкарев.

Автор статьи Л.Шинкарев приводит неправильные данные о запасах угля Черновского месторождения для открытых работ, себестоимости угля и удельных капитальных вложений на Харанорских разрезах в сравнении с шахтой имени Ленина. В действительности возможные запасы для открытых работ на Черновском месторождении составили не 36 миллионов тонн как указывает автор статьи, а 10,3 миллиона тонн и на них в 1957 году было закончено строительство и введен в действие Западно-Черновский разрез № 1. Стоимость угля на месте потребления в городе Чите, с учетом транспортных расходов и в пересчете на условное топливо составляет: на шахте имени Ленина 8 рублей 92 копейки (по проекту), Кукуль-бейского разреза Харанорского месторождения 9 рублей 57 копеек, Харанорского разреза № 1 8 рублей 02 копейки (по проекту на полную млщность) и 8 рублей 90 копеек (на мощность первой очереди).
Удельные капитальные вложения на промышленное строительство на одну тонну условного топлива на шахте имени Ленина 31 рубль (без учета затрат для всех шахт Черновского месторождения, а по Харанорскому разрезу № 1 30 рублей. Приведенные цифры показывают, что автор статьи искаженно представил стоимость Харанорских углей, которые якобы в два раза дешевле угля шахты имени Ленина, а удельные капитальные вложения в пять раз меньше.

Завоз райчихинского угля Приморского края в Читинскую область, с учетом транспортных расходов и в пересчете на условное топливо 15 рублей 23 копейки за одну тонну, то есть на 6 рублей 31 копейку дороже угля шахты имени Ленина, а в пересчете на годовую добычу угля шахта имени Ленина дает экономию по сравнению со стоимостью завозимого райчихинского угля более одного миллиона рублей. Автор статьи представил шахту имени Ленина как начатую строительством по проектному заданию, утвержденному Чтитнским Совнархозом в марте 1958 года, в то время как на самом деле эта шахта строилась с 1947 года и проектное задание на ее строительство было утверждено постановлением бывшего Министерства угольной промышленности от 18 февраля 1953 года, а Совнархоз переутвердил его в связи с пересмотром тоже по указанию Министерства угольной промышленности от 10 апреля 1957 года. На 1 января 1958 года были построены все главные сооружения и объем капитальных вложений был выполнен на 45% пускового комплекса.

Накануне нового 1962 года меня пригласил к себе на допрос следователь по особо важным делам, по поручению Генерального прокурора Круглова. Следователь произвел на меня самое хорошее впечатление. Спокойно выслушав мое объяснение и ответы на заданные им вопросы, он попросил меня все мною сказанное изложить в письменном виде и это письменное объяснение представить ему через неделю. Это поручение я выполнил в установленный срок. В объяснении мною было написано все то, что я изложил выше. Через месяц следователь по особо важным делам вернулся из Читы и вызвал меня к себе. Мне он рассказал, что все написанное в моей записке на месте подтвердилось. При его беседе с областными партийными руководителями чувствовали они себя неудобно.

По возвращению из Читы в Москву он доложил результаты следствия Генеральному прокурору Круглову, который ему не поверил и предложил назначить экспертную комиссию. Назначенные эксперты, один из которых был доктором технических наук, второй кандидатом технических наук, изучив следственное дело, полностью согласились с моим объяснением. Об этом он вторично доложил Генеральному прокурору, который опять не поверил и предложил назначить другую экспертную комиссию. Вторая экспертная комиссия в составе доктора наук и кандидата наук, после ознакомления с делом, полностью согласилась с заключением первой экспертной комиссии. Об этом следователь по особо важным делам еще раз докладывал Генеральному прокурору Круглову, и после доклада Круглова Председателю Совета Министров РСФСР Д.С.Полянскому дело по статье «Читинская Акуля», опубликованной в газете «Известия» за 16 ноября 1961 года было прекращено.

Однако, газета «Известия» в № 315 (1395) от 26 декабря 1961 года поспешила опубликовать заметку «Затраты не оправдались». В этой заметке сказано: «Совет Министров РСФСР о статье «Читинская Акуля». В ней рассказывалось о неоправданном сооружении шахты в Читинском угольном бассейне: ее строили там, где уголь лежит на поверхности и его легко добывать открытым способом. Газета критиковала авторов этой неразумной затеи за консерватизм и гловотяпство, ставило вопрос о привлечении их к ответственности. Совет Министров РСФСР создал комиссию по проверке фактов, изложенных в статье. Как нам сообщили, статья «Читинская Акуля» признана совершенно правильной. Строительство шахты прекращено.

Люди, допустившие неоправданные затраты государственных средств, привлечены к строгой ответственности. Председателю Читинского Совнархоза П.Н.Сурову, заместителю начальника отдела угольной, торфяной и сланцевой промышленности Госплана РСФСР М.А.Щедрину объявлен строгий выговор.
Материал о строительстве шахты в Читинском угольном бассейне не передан в Прокуратуру РСФСР».

Как видим, в статье «Читинская Акуля» были подвергнуты резкой и карикатурной критике бывшие Председатель Совнархоза Н.И.Шемякин, его заместитель В.А.Савельев и управляющий трестом «Забайкалуголь» С.В.Мелехин, которые не начинали строить шахту и не закрывали ее после проведенного расследования, были признаны ни в чем не виновными. А строгий выговор получил вновь назначенный Председатель Читинского Совнархоза П.Н.Суров, который закрыл строящуюся шахту и в ее строительстве никакого участия не принимал.. Как мне стало известно позднее, эту шахту достроили, ввели в действие, и она работает, добывая высококачественный и более дешевый уголь, чем добывают другие шахты, или уголь, завозимый из других экономических районов.

Когда на Пленуме ЦК КПСС рассматривался персональный вопрос об исключении Алексея Аджубея из членов Центрального Комитета партии, ему напомнили о неправильно опубликованной в газете «Известия» статьи «Читинская Акуля». Бывший Председатель Читинского Совнархоза Н.И.Шемякин, который в этой статье подвергался незаслуженно резкой и карикатурно-насмешливой критике, вскоре заболел инсультом и через некоторое время скончался.
Subscribe

  • «Записки антикварщика» 2

    "..кроме людей со стороны, в моём расположении нуждались и подчинённые. Скажем, заведующая центральным овощным магазином рассчитывала иметь долю…

  • «Записки антикварщика» 1

    "..Я коммунист, член КПСС – Коммунистической Партии Советского Союза... Вступил в партию будучи молодым рабочим в 1970 году, вступил, полностью…

  • Ардашин Виктор Андреевич. Инженер-путеец 2

    Издержки суперплановой экономики Весь период существования СССР действовала плановая система хозяйствования. План стоял во главе всего. Был создан и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments