jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Category:

Александр Евсеевич АШКИНАЗИ. Из жизни инженера-энергетика. Нормы расхода материалов

Родился в 1911 году в Харькове. Окончил Харьковский электротехнический институт. Работал в должностях от слесаря до инженера в Харькове, с 1947 года после демобилизации – в Москве, от старшего инженера до зам. начальника главка в Министерстве электротехнической промышленности. С 1957 по 1961 в Ереване – главный инженер Управления электротехнической промышленности Совнархоза Армении, с 1962 в Москве – зам. начальника главка в том же Министерстве, с 1974 – главный конструктор завода Владимира Ильича (ЗВИ). Заслуженный энергетик РСФСР, автор нескольких статей и книги, предлагаемой вашему вниманию.

Харьковский электромеханический завод (ХЭМЗ) был, собственно говоря, системой заводов. Был машинный завод, аппаратный завод, был релейный завод, был проектно-технический отдел, были общезаводские производства – сварочное, металлургическое производство, изоляционный цех и так далее. И проектно-технический отдел выдавал по комплексному заказу (скажем, электрооборудование прокатного стана или экскаватора), заказы на машины, на аппараты, на реле и так далее. Так вот, для одного заказа были нужны сельсины. Все делают, работают, заказ задерживается, в чем дело – нет сельсина. Совещание у директора, крик, шум, и по ходу дела кто-то произносит фразу – «сельсину надо создать условия». Директор – так вызовите сюда этого Сельсина и спросите, что ему надо? Но это может быть и анекдот.

А директором был какой-то период Вася Шибакин, балтийский матрос. Он имел какое-то отношение к Кронштадтскому мятежу. Не прямое, поэтому остался жив, но только через много лет попал директором на завод, и не случайно, так как закончил, кажется, минные классы, где преподавали электротехнику, поэтому ХЭМЗ был ему чуть ли не по специальности. На заводе он навел порядок; сделал так называемый «Шибакинский проспект» – хорошую асфальтированную дорогу вдоль всех корпусов, с цветами по бокам. Хозяйственник был хороший. Рассказывают о нем всякое. Например, прибыв на завод и посмотрев на секретаршу, он позвонил в отдел кадров, спросил – откуда взялась? Ему – комсомол прислал. Он звонит секретарю ВЛКСМ завода и говорит – ты что ко мне направил? Посмотреть не на что!

Как-то раз на заводе стоял заказ из-за отсутствия шеллака. Он вызвал начальника снабжения и приказал – найти! Тот нашел, приволок. Опять бригада стоит. Он – в чем дело? Рабочие – не можем развести шеллак, нет спирта. Он – рабочим – вы что – спирт (соответствующий жест рукой) достать не можете? Вообще со снабжением завода материалами всегда была напряженка. Делали как-то синхронный компенсатор с воздушным охлаждением, у которого станина имеет много окон, в готовой машине закрываемых крышками. Выходной день. Начальник цеха крупных машин Александр Фогель жил недалеко от меня, заходит утром и говорит – давай поедем на завод, там что-то не получается у шихтовщиков статорного железа. Поехали. Станина лежит на боку. В середине калиброванная стойка, от которой на равных расчетных расстояниях должны находиться так называемые призмы, на которые шихтуются листы пакета статора. Так же должно быть выдержано расчетное расстояние по хорде между этими призмами.

Я внутри станины, как в решетчатой клетке, проверяю индикатором размеры, тут же стул, на котором чертеж и на который приходится становиться, так как размеры должны быть выдержаны по всей высоте. Снаружи стоит Фогель, подходит директор, грозный Иван Тимофеевич Скиданенко – «Скид».
И говорит Фогелю: «Слушай, уже 20-е число, а у тебя и 50% плана нет».

«Иван Тимофеевич, Вы же знаете, что в расчете электрической машины участвуют три основных элемента: медь обмотки, железо статора и воздух воздушного зазора. Так вот: воздухом я обеспечен на 100%, и, что самое главное, с начала месяца, а медь для обмоток и динамную сталь для статора я на упомянутое Вами 20-е число получил как раз на 40% от потребности месяца». Скид: «В 16 ко мне с Иосифом».

А начальником снабжения на ХЭМЗе был знаменитый Иосиф Пинскер. Рассказов или анекдотов о нем было множество. Вот, например. Едет Пинскер со своим помощником в Москву добиваться фондов на металл. Приехали. Утром Пинскер отправляет помощника в аптеку купить йод, вату, бинты и костыль, а не будет костыля – палку. Тот приносит. «Мажь лоб и левую щеку, клади вату, бинтуй. Левую руку из пиджака, кисть тоже йодом, бинтуй, мы ее подвесим. Пиджак только на правую руку и накинем на левое плечо. Поехали в Союзглавметалл. Палку не забудь». В приемной куча народа. Уступают стул, человек, видно, попал в аварию. Пинскер садится, охает и через некоторое время хватается за сердце. Секретарь идет к начальнику. Впускает Пинскера вне очереди. В кабинете, когда начальник начинает «зажимать» фонды, с Пинскером опять плохо. Сердце. В общем, все фонды и в полном объеме он получил!

Или такая операция. ХЭМЗ делает утюги. Нет нихромовой проволоки для спиралей. Пинскер знает, что московский завод «Динамо» ее имеет. Главный инженер ХЭМЗа Борисенко Николай Иванович, милейший человек, всеобщий любимец; у него приятель – главный инженер завода «Динамо», и Пинскер дает ему телеграмму: «Терплю личные неприятности если можешь пришли авиапосылкой проволоку нихромовую утюгов. Николай». Посылка прибывает. Утюги выпускаются. Проходит несколько дней. Звонит динамовец Николаю Ивановичу, интересуется, получен ли нихром и что за личные неприятности?
– Какие неприятности, какой нихром? – Как же, в твоей телеграмме... – Пинскера ко мне! Убью этого бандита! (Но у Николая Ивановича гнева хватало не более, чем на одну минуту). Ну, как же тебе, Иосиф, не стыдно, это же очень некрасиво. – Стыдно. Действительно, некрасиво. А было бы красивее, если бы ХЭМЗ имени Сталина не выполнил план месяца по утюгам?

Пинскер проявлял «бандитизм» и внутри завода. Нет проволоки медной нужного сечения для обмотки каких-то двигателей. Пинскер берет на складе бланк технического предписания и дает указание цеху за своей подписью применить два провода меньшего сечения, но в сумме положенного по документации сечения. Цех загипнотизирован бланком, на подпись внимания не обращает и производит обмотку. Очень туго в пазу, клинья не забить. Пинскер пишет техническое предписание уменьшить число витков. Двигатели изготовлены. При испытаниях обнаруживается отступление от техусловий.
ОТК машины не выпускает. Вопрос доходит до Николая Ивановича Борисенко. Он раскапывает все по обмотке. Срочно Пинскера на ковер! – Иосиф! Я убью тебя, бандита! Плати наличными в кассу завода и бери двигатели домой! – Николай, ну не волнуйся, у меня же нет фондов на двигатели, я не могу их взять (тут он законник), пусть ОТК дает мне все отступления, и я через 3 дня привезу письмо заказчика, что ему необходимы двигатели именно с этими показателями, а фонды у него есть. Если собрать все о нем, то можно написать книгу «Повесть об Иосифе Пинскере» не менее увлекательную, чем «Повесть о Ходже Насреддине» Леонида Соловьева.

Нормы расхода материалов.
1. Расчет норм. О системе снабжения заводов до создания Госснаба некоторое впечатление можно получить из моих воспоминаний о Пинскере, изложенных ранее. Надо было «вышибить» фонды, а потом их «отоварить». В каком-то году создается Госснаб Союза и председателем его назначают Кагановича Л.М. Из Госснаба поступает указание, что должны быть нормы расхода материалов на каждое изделие, что нормы будут умножены на предписанный Госпланом план производства минус ожидаемый остаток плюс норма переходящего остатка и, пожалуйста, получай то, что этим обсчетом обосновано.
Научно. Ладно, план Госплан даст, нужны нормы. Я начальник техотдела, в котором два подразделения – конструкторское и технологическое, одного из Главных управлений Минэлектропрома (до Совнархозов) и, естественно, работа по созданию норм поручается мне.

Заводов у Главка много, целый ряд делают дублирующую продукцию, в первом приближении на эту продукцию должна быть единая норма, хотя различия в технологии могут вызывать некоторые колебания, но это ерунда. И вообще для того, чтобы составить сводные нормы по Главку и чтобы затем, после обсчета на план, получить фонды, должно быть однозначное соответствие при разработке норм на заводах, а то кто-то даст норму на лакоткань в кг, а кто-то в кв. метрах или выводные кабели из машин кто-то в метрах, а кто-то в кг; машино-счетная станция перемножит на план и сложит, потом разбирайся.
Как видно, все нормы должны быть в тех единицах, в которых материал фондируется. Или как составить нормы на гидрогенератор, рабочие чертежи которого еще не все разработаны? Как видно, надо подобрать подходящий по моменту вращения и напряжению, подвесной или зонтичный, по нему сделать нормы и пересчитать на соотношение моментов. В общем, вопросов много. Сажусь и придумываю инструкцию по разработке норм расхода материалов на изделие. Потом эту инструкцию применили все Главки, дав другие примеры. У меня электродвигатель и гидрогенератор, а у них пускатель и шкаф распределительный или аккумулятор и батарейка КБС и так далее.

2. Организация расчета. Пока изобретаю инструкцию, надо решить организационную сторону. Работы будет много. Надо создать бюро норм. Штаты Министерства не увеличить. Договариваюсь с проектно-восстановительным трестом – ныне ВНИИЭлектропривод, и они согласны дать 7 штатных единиц, но у них нет помещения. Договариваюсь с Московским трансформаторным заводом, и они выделяют комнату. Подбираем народ, в основном из молодых технологов московских заводов. Бюро начинает работать, изучает и рассылает инструкцию, подбирает справочники по материалам, работники знакомятся с составлением норм расхода материалов для цехов на московских заводах, ведь и до Госснаба цехи получали материалы на программу производства по нормам.И так как во всех моих воспоминаниях в основном смешные случаи, то о таких смешных случаях я и расскажу в разделе «нормы расхода материалов».

3. Занятие определяет понятие. После рассмотрения норм в бюро они поступают к главному технологу Главка для рассмотрения разногласий. Ну, скажем, их 10. Приезжает главный технолог завода, чьи нормы, и рассматривает разногласия с главным технологом Главка. Ну, скажем, по семи они как-то нашли общее решение. Остается три – их рассматриваю я с главным инженером завода. Главный инженер завода №615, как он теперь называется, я не знаю, Масленников Владимир Владимирович, толковейший инженер. Приходит. Я ему читаю лекцию, что он неправильно принял кратность раскроя, удельный вес трансформаторной стали, взял полностью положительный допуск по размеру листа, а надо 1/2, учел процент брака, а это не термообработка или фарфор, не учел минусовой допуск на прокат и так далее, в общем много чего. В конце концов как-то по этим трем разногласиям находим решения, хотя он по каждому моему замечанию выдвигает контрдоводы. Проходит года два, может быть, три, и Масленникова Владимира Владимировича переводят в Госснаб Союза начальником управления норм. Теперь я с нормами Главка являюсь к нему. Он читает мне лекцию. – Слушай, Владимир Владимирович, ведь все это я тебе говорил, а ты возражал, как же так? – Александр Евсеевич, неужели ты не знаешь, что занятие определяет понятие?

4. Другие случаи. Согласно указанию Госснаба нормы расхода драгметаллов на каждое изделие «должны утверждаться заместителем Министра». Ну, например, ХЭМЗ делает автоматы, масса модификаций разнообразных, много другой низковольтной аппаратуры, в которой контакты либо серебро, либо ОК-15, то есть с содержанием серебра, много деталей с гальванопокрытием серебром, пайка ПСр-45 и все это в норме дается отдельной строчкой на изделие, норма получается длиной в два листа, а изделий тысячи. Короче, нормы ХЭМЗа да и «Электросилы» привозят несколько человек, и поздно вечером все это мы тащим к зам. министра, который в полусонном состоянии утверждает гору листов, а мы стоим и только переворачиваем их. Не то что зам. министра, а и нормативное бюро и главный технолог Главка фактически ничего проверить не могут, это надо загружать 100 человек, вызывать с заводов все чертежи и техпроцессы, а высокие визы и утверждения только снимают ответственность с тех, кто нормы разрабатывает. У меня возникает мысль, что нормы должен утверждать главный инженер завода, если не его главный технолог, а Госснаб должен организовывать с участием соответствующих Министерств неожиданные проверки на месте, на заводах, правильности норм и, если поймают жульничество, строго наказывать.

Или другое. Госснаб требовал, чтобы все материалы, необходимые для изготовления данного изделия, были указаны в нормах на изделие. Например, какая-то пластинка в пускателе никелируется. Укажи в нормах на пускатель расход для этой пластинки кислот серной, борной, анода никелевого, аммиака, короче говоря, всех 18 материалов, необходимых для осуществления этого процесса, и все они в количествах после запятой в 10 (!) знаке. Во всех изделиях, где есть этот процесс, повторять все 18 наименований, и нормировщик совершенно не ощущает, правильна ли эта норма или она наврана на порядок, а то и два. Надо делать иначе. Указывать в норме на изделие площадь покрытия и его вид, и после умножения норм на план просуммировать площади по видам покрытия и утвердить норму на 1 кв. метр покрытия. Арифметики в тысячи раз меньше и ошибок не будет.

Третья идея касалась поощрения заводов и его работников за повышение энергетических показателей изделий (КПД, cos φ) и срока службы, несмотря на увеличение нормы расхода материалов.

Четвертая идея была вызвана тем, что отдел норм Госснаба при их утверждении особенно «придирался» к норме расхода горячего проката черных металлов (к другим правда тоже, но не так). Между тем опыт всех машиностроителей фирм мира, да и наших заводов показывал снижение массы литых крупных деталей, в основном корпусов, и перевод их на сварные конструкции, а Госснаб был против.

5. Письмо трудящегося. Я подготовил письмо на имя председателя Госснаба Кагановича за подписью Министра Ефремова, начал, конечно, с последних двух вопросов, затем остальные и более кратко и положил на подпись. Дмитрий Васильевич обычно все мои письма с одной моей визой подписывал без замечаний, редко бывало какое-нибудь грубое слово или предложение он смягчал, но они всегда были по сугубо техническим вопросам, а тут несколько необычное дело. Письмо возвращается, на углу карандашом «Ашкинази А.Е.» и подпись Дм. Вас. Захожу, показываю письмо. – Вы что, хотите меня поссорить с Кагановичем? Я ни к нему, ни в его службу обращаться не буду. Все. Ухожу. Жаль проделанную работу, тем более, что я искренне считаю, что я прав. Переделываю адрес, на зам. предсовмина Первухина М.Г., подписываюсь просто инженер Ашкинази А.Е. и адрес, печатаю не на бланке, кладу в конверт и опускаю в почтовый ящик около Министерства. Проходит дня три, звонок. Помощник Первухина Поздняков Виктор Алексеевич: – Ты что, Александр, чего вдруг начал писать жалобы трудящегося?
– А начальство боится подписывать письма Кагановичу, а я дело написал. – А мне что делать? – Вот уж не знаю, ты же помощник М.Г., а не я.

Проходит несколько дней, и я получаю копию моего письма с резолюцией Первухина «Министерству госконтроля. Провести проверку во II кв. ____ года». Проходит еще несколько дней, получаю копию доклада Мингосконтроля т. Первухину М.Г. о том, что по плану работы Мингосконтроля проверка Госснаба предусмотрена в IV кв. .... года и Мингосконтроль просит разрешения присоединить вопросы, поднятые т. Ашкинази, к этой проверке, и резолюция Первухина «Согласен». А в IV квартале в связи с подготовкой норм, балансов материалов на наступающий год и «страшной» загрузкой аппарата Госснаба проверка вообще была отменена. А жаль.

6. Анекдотические случаи. Хотя я внимательно обдумывал инструкцию по составлению норм, все равно в практике ее применения возникали некоторые «анекдотические» случаи и в нее пришлось вносить уточнения и разъяснения. Например, Медногорский завод «Уралэлектромотор» выпускал магнитные пускатели. По заказу катушка его могла быть на 127, либо 220, либо 380 В. Согласно нормам расхода материалов, в соответствии с системой выделения фондов, эмалированные провода разделяются на диапазоны в зависимости от диаметра, три диапазона и провод, необходимый для катушки на 127, 220 или 380 В, попадает в три различных диапазона. По чертежу масса провода, вне зависимости от напряжения, 120 г. Все, в нормы на каждом диапазоне указали 0,12 кг; машиносчетная станция все перемножила, и получилось, что заводу надо на наступающий год больше раза в 3 проводов, чем в текущем. Снабженцы бегут ко мне.

Разобраться было не сложно, но в инструкцию пришлось внести разъяснение, что в таких случаях надо брать по факту текущего года процент соотношения в заказах изделия на разные напряжения и при попадании провода в различные диапазоны норму умножать на соответствующую долю единицы.
Это же в качестве примера было изложено в части экспортного исполнения. Например, таблички надписные для внутреннего рынка – алюминиевые, а на экспорт – латунные, экспорта, предположим, 5% от выпуска. Включи в норму латунь листовую 0,05 от ее массы. Конечно, был еще ряд уточнений, но не принципиальных.

7. Крутеж. И хотя по идее все было очень просто: утверди нормы (обеспечив их снижение по сравнению с текущими), согласуй план, перемножь и получи фонды – все равно, когда доходило до оформления фондов, начинался крутеж и по нормам, и по плану, и по проценту снижения норм. Как-то вызывает Дмитрий Васильевич, захожу, у него начальник Главснаба Министерства. Вопрос: – Утверждены ли нормы? – Утверждены. Вопрос Начальнику Главснаба: – Кто оформляет фонды по черным металлам? – Зампред Цырень. – Нет, конкретно кто выписывает бланк и его визирует? – Магницкая. Помощнику: – Машину к подъезду. Какая комната у Магницкой? (Кажется, 703).

Ко мне: – Выходим, поехали. А Министерство близко от Госснаба. Пока ехали, я Дмитрию Васильевичу говорю: – Может быть, добьет это дело начглавснаба? Магницкая, вероятно, просто старший инженер, а Вы все-таки Министр! – Тем лучше, если старший инженер, я произведу большее впечатление, чем на зама Кагановича, а один день год кормит. Пока мы ехали и поднимались, начглавснаба Министерства видно позвонил Магницкой. Заходим в общую комнату, еще не успели навести порядок, стол Магницкой поставили сбоку наискось, перед ним устанавливают кресло. Дмитрий Васильевич общее «добрый день», затем к Магницкой, за ручку здоровается, «рад познакомиться», садится и говорит, что начглавснаба сказал, что задержка с оформлением фондов из-за норм. Вот Ашкинази перед Вами в натуральную величину, наш лучший специалист по нормам.

Магницкая говорит, что никаких претензий у Управления норм Масленникова к Ашкинази нет, наоборот, он говорил, что всем надо брать с него пример, он первый создал инструкцию по разработке норм и сейчас, через 5 минут, я оформлю фондовый документ. Садится, пишет. Тут заходит Цырень и:
– Дмитрий Васильевич! Давайте пойдем ко мне, потолкуем, а пока оформят документы. – Спасибо. Товарищ Магницкая очень любезно все обещала оформить за 5 минут. Железо надо ковать, пока оно хотя бы красного цвета. Раз Вы зашли, большое спасибо, может быть, Вы тут и подпишете, а мы уедем и не будем мешать Вам работать! Так и было.

Кстати, чтобы не создалось ложное впечатление о Ефремове Дмитрии Васильевиче, что он поздоровался с Магницкой за руку в порядке, что ли подхалимажа, так нет. Он всегда здоровался за руку с секретарями, проходя в кабинет, или, если где-то в углу уборщица еще не успела убрать, он всегда ей говорил «добрый день», и в письмах моих очень резкие выражения делал приличнее, в общем, был интеллигент.

8. Проверка. Идея проверки дела на заводах возникла не только у меня, а, как видно, и в Госснабе Союза. Как-то вызывает меня зам. министра Пекшев А.А. и говорит, что наши крупные заводы проверяла комиссия Госснаба в части нормирования расхода материалов, в основном электротехнической стали, эта комиссия будет работать в здании министерства, ей выделена комната, и завтра с утра они приступят к работе, начнут с проверки, как мы руководим этим делом. Надо все дела отложить и быть с ними, тем более что они начнут с инструкции о разработке норм. Хорошо, всё отложить я, конечно, не могу, но и с ними займусь. Кстати, я составил две инструкции; общую, о которой я рассказал ранее, и инструкцию о составлении норм расхода электротехнической стали.

Ведь по ГОСТу листовая электротехническая сталь, а рулонной в то время еще практически не было, имеет только положительный допуск по ширине и длине. Кто-то его не учтет и себя обманет, а кто-то возьмет его полностью, и будет увеличивать необоснованно норму. Я установил в инструкции, что при расчете массы листа принимается половина допуска по ширине и длине. Потом коэффициент заполнения пакета статора или ротора. В то время была еще даже динамная сталь, оклеенная бумагой, коэффициент заполнения очень низкий, бывал он даже до 93%. Какой брать? От содержания кремния зависит удельный вес. Рекомендуемые диаметры активной стали – пластин статора, чтобы был кратный раскрой, ведь ГОСТ оговаривал размеры стандартных листов. В общем, инструкция имела научный вид.

Комиссия прибыла, захожу в комнату, здороваюсь, представляюсь, что я выделен для работы с ними, говорю, кто я, что инструкции составлены мною и поэтому я и выделен. Ну, ряд вопросов, ответов. Некоторые замечания, что на заводах не все соблюдается, что положено по инструкции, но, по-честному, мелочь. Все очень дружественно. Подходит время обеденного перерыва. Веду их в столовую. Вместе обедаем, разговоры не о деле. Так проходит несколько дней, вопросы ко мне иссякают, они пишут что-то на основании актов, приведенных с заводов, я, конечно, спрашиваю, не нужен ли я? «Большое спасибо, если возникнут вопросы, Вы нам дали свой телефон, Вы рядом, позвоним».

Несколько раз обедали вместе, ряд вопросов у них возникал «домашних». Ну, например, у одного был какой-то старинный приемник и надо заземление, он присоединил к трубе в ванной, так можно ли купаться, если гроза и тому подобное. В общем, все совершенно по-дружески и ни одного замечания.
Вызывает Пекшев, спрашивает, как их настроение, я говорю: «Да вроде нормальное, самые лучшие отношения, чуть ли не друзья». Проходит, вероятно, недели три или месяц, как они ушли. Вызывает Пекшев: «Ну, посмотри, что твои друзья написали». Читаю – докладная записка в Совмин Союза. Озаглавлена: «О бесхозяйственном и преступном расходовании электротехнической стали на ряде заводов Минэлектропрома». Вот это да! И я вспомнил Масленникова с его фразой «Занятие определяет понятие». Пришлось писать докладную в Совмин Союза.
Источник http://n-t.ru/ri/as/70.htm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments