jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Худенко Иван Никифорович, часть 2

Из книги "Опасная профессия", Александр Волков: "письмо в адрес Худенко из Прокуратуры СССР.
7 мая 1972г.N 3/779-72
Гр. ХУДЕНКО Ивану Никифоровичу
г.Алма-Ата 64, ул. Чайковского, 149, кв. 12.
Сообщаю, что в связи с Вашей, а также гр. Ли М. В. жалобой было истребовано и проверено уголовное дело о злоупотреблениях в опытном хозяйстве Министерства сельского хозяйства Казахской ССР.
Прокуратурой СССР постановление прокуратуры Казахской ССР от 29 сентября 1971г. о прекращении дела изменено дело производством прекращено за отсутствием события преступления.
Прокурор следственного управления
старший советник юстиции Е. Онегин.

Я получил этот документ в сопровождении письма, которое приведу в сокращении: "Александр Иванович! Рад переслать Вам ответ Прокуратуры СССР в фотокопии, из которого явствует, что участники эксперимента в Акчи официально признаны невиновными в злоупотреблениях, убытках и пр. смертных грехах, в которых их обвинил Минсельхоз республики и в которые поверили многие вышестоящие органы и их официальные лица.

Думается, что Литгазета имеет теперь все права и возможности выступить с обстоятельным материалом, направленным на восстановление эксперимента в Акчи, на публичное признание заслуг его организаторов и участников, а также полного восстановления репутации и авторитета тех, кто поддерживал экспериментаторов в тот момент, когда на них был наклеен ярлык воров и мошенников, и тем самым поставил под сомнение недальновидных, но находящихся при исполнении

Воздействуйте своим непосредственным влиянием и через посредство своих знакомых на Кокашинского для придания ему решимости и твердости духа с тем, чтобы в ближайшее время появился в печати достойный самого события материал, который несомненно будет способствовать процветанию нашего социалистического отечества.

Желаем с Иваном Никифоровичем крепкого Вам здоровья, а также всяческих успехов в личной жизни и общественной деятельности.
С глубоким уважением, Ваш В. Филатов
13 июня 1972 Алма-Ата.
P.S. Вероятно, в Академгородке (в СО АН) скоро будет заложен эксперимент, о чем Вы будете информированы.

Это писал член строительного звена, инженер. Не надо было ни на кого воздействовать, у журналистов хватило твердости духа, тем более у Володи Кокашинского, который, по-моему, первым или одним из первых писал об Акчи. Но жарким августовским днем того же года ко мне вдруг ввалился Худенко и с порога: "Я, считай, сбежал из тюрьмы, меня приходили арестовывать" Звоню по телефону Ивану Степановичу Густову, заместителю Председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. Мы с ним были хорошо знакомы с тех времен, когда он работал в Пскове первым секретарем обкома партии и сотрудничал с Правдой. Рассказываю суть дела и прошу срочно принять Худенко. Из КПК Иван Никифорович пришел не просто спокойный, а какой-то умиротворенный, расслабленный даже. Он был полный, 120 килограммов веса, сердце, видно, уже пошаливало, а в то лето в Москве стояла страшная жара. И еще висел дым, потому что во всей округе горели леса и торфяники. Помню, он снял пиджак, расстегнул рубаху, ремень, как говорят, рассупонился, снял ботинки и носки, развалился в кресле, положил ноги на стул и только тогда начал рассказ о своем визите: Отличный мужик Густов! Сразу все понял. Обещал помочь."

Через несколько дней я уехал в Прагу. Там и узнал, что Худенко умер в тюрьме. А к Густову я потом пытался попасть на прием, но принят не был, не знаю почему. Уже в преклонном возрасте он покончил жизнь самоубийством, тоже не знаю почему.

Выше я говорил, что газета атаковала, но уже очень скоро пришлось обороняться. Силы противников, надо сказать, были куда больше наших. Особенно ретроградскую, я бы сказал, роль играла в то время газета Сельская жизнь, за спиной которой стояла активная группа людей, сопротивлявшихся всему новому, и чрезвычайно влиятельная. В нее входили помощник Брежнева Голиков, помощник Кулакова Заколупин, который потом стал редактором Сельской жизни, прежний ее редактор Алексеев, заместитель заведующего сельхозотделом ЦК Панников. Такая вот была группа торможения. Не знаю, кто из них был там главой, не знаю, кто кого направлял. Известно, что и те, кто считался теоретиками партии,ее идеологами, тормозили прогресс, вмешивались в экономику с цитатами наперевес."

..Худенко, не зная о том, что тучи над ним сгущаются, все еще пытался убедить ученых. «Отдел науки ЦК КПСС, Копия: Академикам АН СССР М. В. Келдышу Г. И. Марчуку Н. П. Федоренко В.А. Трапезникову Членам-корреспондентам АН ССР A. Г. Аганбегяну Т. И. Заславской Д. К. Беляеву
Докторам наук B. Д. Белкину Н. Я. Петракову Кандидатам наук П. А. Грушецкому Н. И. Алексееву В. К. Кокашинскому

С разрешения ЦК и Совета Министров СССР в Казахстане еще в 1960 году были начаты эксперименты по совершенствованию организации, учета и оплаты труда. Дело в том, что основной, коренной недостаток нашего сельского хозяйства состоит, на наш взгляд, не в нехватке техники, а в принципиально неправильной организации труда людей, в неверных исходных принципах оплаты и учета.

По линии Госбанка СССР идет усиленный контроль за выдачей наличных денег на оплату труда (20 процентов общих издержек), а на безналичные расчеты (овеществленный труд - 80 процентов общих издержек) закрываются глаза, как будто безналичные деньги это всего лишь условные знаки. На самом деле это те же наличные, только выданные раньше на оплату прошлого живого труда. Промышленность гонит вал, растут цены, растет «производительность труда» по валу, а не по вновь созданному продукту...

Все в один голос твердят об учете и не видят, что в нашем государстве учитываются только выработка, валовой продукт, отработанные часы, затраты. И нет в системе учета связи между этими разрозненными данными, которая позволила бы определить: а как на самом деле мы работаем?
Сегодня ЦСУ плохо выполняет свою работу - не та методика. К примеру, выработка на одного человека в год в среднем по совхозам Казахстана составляет 2 400 рублей, если брать «вал» , а по вновь созданному продукту - всего 840 рублей. При годовом заработке 1 268 рублей. Если судить по «валу», как это делает ЦСУ, то получается, что каждый работающий будто бы вкладывает в казну 1 132 рубля в год (2 400 минус зарплата 1 238). На самом же деле из казны уходит 1 268 рублей, а приходит в виде вновь созданного продукта только 840 рублей. Как видим, даже при таком нищенском заработке рабочий совхоза умудряется, за счет чрезмерных материальных затрат на производство, бесхозяйственности, лености, изымать из общественных фондов 428 рублей ежегодно (1 248 минус 840). И все это делается так, что ни директор, ни министр даже не знают, что куда девается. В масштабах страны идет проедание общественных капиталов, а ЦСУ рапортует о достижениях...

А если взять пример нашего Опытного хозяйства, то в 1969 году размер вновь созданного продукта на одного работника составил 5 140 рублей, а годовая зарплата -3 000 рублей. Через год эти показатели выросли и составили, соответственно, 13 860 рублей и 10 000 рублей. То есть в общественные фонды автоматически с каждого работающего поступило 3 860 рублей. И, что немаловажно, примерно 8 000 рублей налога с оборота. Ведь понятно, что при годовом заработке 1 268 рублей рабочий вынужден покупать дешевые товары, почти без налога с оборота, а при доходе в 10 000 он приобретает дорогие товары, пользуется услугами «люкс», где налог с оборота на порядок выше.

Как же разорвать замкнутый ныне «круг нищеты», когда людям мало платят, а они в свою очередь, плохо работают? При этом идет повсеместная растащиловка, основные доходы сельская семья получает с клочка земли, выделенной под огород и собственного скота, государство беднеет от собственной неумелости и жадности...

Представим себе, что в СССР 120 миллионов трудоспособных людей, из них половина - женщины, а семей 50 миллионов. Налог с оборота сейчас равен 50 миллиардам рублей в год или 1 000 рублей на одну семью. Если в ход пойдут научные нормативы, предложенные нами и опробованные в течение нескольких лет, то 50 миллионов мужчин дадут вновь созданного дохода в несколько раз больше, чем сейчас 120 миллионов мужчин и женщин, в том числе налога с оборота 500 миллиардов рублей, то есть в десять раз больше.

Вы понимаете, что в данном контексте важны не сами цифры, а новый научный подход к решению глобальной проблемы. Не вам объяснять « ...чем государство богатеет и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет...».
В основе наших экспериментов лежали научно обоснованные нормативы затрат живого и прошлого (овеществленного труда) на единицу готовой продукции, то ли сельскохозяйственной, то ли промышленной. Причем в самих нормативах закладывалась очень высокая оплата труда (5 рублей за нормо-час) и еще более высокая производительность труда - в 15-20 раз большая, чем сейчас.

Например, на один центнер привеса скота в нормативах предусматривалось всего два нормо-часа. Кстати в США - тоже на получение центнера живого веса отводится 2 часа. В обычных же планах Минсельхоза (я бы прямо сказал - антинаучных) закладывается около 50 человеко-часов прямых и столько же косвенных затрат живого труда с оплатой 0,5 рублей за один человеко-час.

Понятно, что разумней заплатить по 5 рублей за два созидательных часа (а всего 10 рублей), нежели по 50 копеек за 100 бесплодных человеко-часов, (а всего 50 рублей). Этим и объясняется дефицит мяса, его дороговизна, а также молока, овощей и других продуктов.
К сожалению, приходится очень часто наблюдать, как человек, «отбыв» срок работы на кране, экскаваторе, тракторе спешит домой, чтобы косой, лопатой и тяпкой заработать в 3-5 раз больше, чем на мощной технике в общественном производстве.

Чтобы реально оценить жизненный уровень советских людей нужно сравнить его с американским. В журнале «Америка» за июль 1970 года приведена табличка, которая показывает как обстоит дело с бюджетом 51 миллиона семей американцев. Менее 3 000 долларов в год получают 4 миллиона 733 тысячи семей, или 9,2 процента. От 3 000 до 7 000 долларов в год зарабатывают 24,8 процента. До десяти тысяч получают 22 процента семей, от 10 до 15 тысяч - 25,9 процента, свыше 15 тысяч годового дохода имеют 17 процентов семей.

Конечно, из таких доходов можно платить и за медицину, и за учебу и за квартиру. Тем более, что за доллар (в наших же магазинах) можно купить больше и лучше, чем за рубль. У них средний доход на семью - 10 000 долларов. А у нас на одного работающего с учетом расходов из общественных фондов на медицину и образование -1150 рублей.

Наше медицинское обслуживание хотя и считается бесплатным, на самом деле, в рекламируемом виде, доходит только до небольшого круга привилегированных людей, в специальных для них больницах. В сельской местности люди довольствуются маломощными медпунктами, а если больницами, то очень слабыми (медикаменты покупают сами больные). Бесплатная учеба тоже оставляет желать много лучшего (процветают взятки, блат, что может обеспечить только высокопоставленный папа). Квартплата у нас небольшая, но зато услуги очень дорогие. Коммунальными квартирами, опять таки, пользуются очень мало людей проживающих в сельской местности, а строительство домов с удобствами им не под силу.

Почему же мы отстаем от развитых стран по такому сверхважнейшему показателю, как жизненный уровень людей, имея в стране все мыслимые богатства недр, огромные посевные площади, образованный народ? Да потому что действующий учет контролирует сегодняшнюю копейку и закрывает глаза на гибель миллионов рублей, оплаченных вчера (прошлый труд). Техника поступает в хозяйства, Минфин оплачивает ее из централизованных капвложений. Там она, не отработав и половины нормы амортизационных отчислений, списывается на уставной фонд (как будто в помойную яму) и следы на этом исчезли: ни рабочий, ни директор, ни министр, не подозревают, что больше половины стоимости техники (овеществленного труда) идет на убытки, спрятанные в лабиринтах уставного фонда. Я проводил анализы годовых отчетов СССР и нашел там таких убытков больше, чем годовой бюджет страны.

Ход событий показал, что наши десятилетние эксперименты загублены на корню только потому что научные нормативы и здравый смысл заставили бы в корне изменить действующую (антинаучную) методику социального планирования в СССР. Противники эксперимента говорили, что в совхозе «Илийский» 67 человек, оставшиеся вместо 830 работали на износ. Рассмотрим это подробнее.

В совхозе в год эксперимента насчитывалось 96 тысяч гектаров сельхозугодий, посевы товарной пшеницы размещались на 12 тысячах гектарах, имелось поголовье овец - 22 тысячи голов. Численность людей составляла 1 220 человек. В Австралии десятилетия существует ферма Эрика Смерса, который владеет 250 тысячами гектаров сельскохозяйственных земель. Пшеницу он сеет на 25 тысячах гектаров, а овец у него - 55 тысяч голов. А работников на ферме...46 человек!

О чем говорят эти цифры? Прежде всего о порочности нашего планирования. Ведь людей в совхоз «Илийский» завезли в годы освоения целины по нормам Госплана СССР. Как, например, появилась цифра 830 человек? Вот как: на 82 гектара пашни, по нормам Госплана, полагается 1 условный трактор, а всего 227 тракторов, 122 автомашины и 180 комбайнов. На каждую такую машину, по тем же нормам, предусматривалось 1,5 человека. Плюс 35 процентов обслуги, а всего 830 человек. Вот их и завезли.

А как я определил, что нужно 67 человек? Госплан довел задание по валовому сбору зерна - 268 000 центнеров. На 1 центнер зерна по научно обоснованным нормативам требуется 0,5 нормо-часа, (в США тоже 0,5). А всего 134 000 нормо-часов (268 000 центнеров умноженных на 0,5). В году 285 рабочих дней. При 7-часовом рабочем дне каждый должен отработать 2 000 нормо-часов. Следовательно требовалось 67 человек (268 000 умножить на 0,5 человеко-часа и разделить на 2 000 часов, который должен отработать каждый).

И что же получилось. Да то, что на втором году эксперимента фактически потребовалось уже 55 земледельцев и 55 тракторов, или один трактор на 1 000 гектаров пашни. А не по трактору на каждые 82 гектара, как придумал Госплан СССР. Оттолкнувшись от реальной практики, где люди материально заинтересованы и свободны в своем труде, как в нашем эксперименте, мы пришли к выводу, что по стране достаточно иметь 200 тысяч тракторов, или в 5 раз меньше, чем сейчас. При этом на каждого работника будет приходится 150 лошадиных сил (в США - 38).

Госплан же со своими антинаучными нормами раздул потребность в технике и на этом липовом основании в совхоз завезли 830 человек, способных выработать 1 миллион 660 тысяч нормо-часов в растениеводстве. Полезной же работы было, как мы видим, только на 134 тысячи нормо-часов. Попросту говоря Госплан вынуждает людей работать вхолостую 92 минуты из каждых ста, предусмотренных в плане. Фактически это не работа, а занятость, как у светской бездельницы, которая может часами сидеть в парикмахерской: вроде бы и занята, да не трудится. Но в отличие от этого примера, у нас проблемы жизненно важные, ведь мы говорим о производстве продуктов питания.

Словом, Госплан планирует, а Госкомтруд СССР устраивает вавилонское столпотворение в нашей стране. Иначе что же это? Если в совхозе, в два с лишним раза меньшем, чем ферма Эрика Смерса работает людей в 53 раза больше, чем у капиталиста?

Одни министры, академики и доктора называют наш эксперимент «экономическим чудом», другие - антисоциалистическим: мол, платить хотят много. А если вдуматься, то это же и есть чудо, когда то, что выгодно члену обществ, становится выгодным для государства, всему обществу в целом. При заработке в 1 000-2 000 рублей в год налога с оборота почти нет, в силу дешевизны покупаемых людьми товаров. При больших заработках государство в виде косвенных налогов получает в десятки, сотни раз больше. Больше товаров, больше зарплата. Ведь и оплата идет только от товара (вновь созданного продукта). При действующей системе растут оклады. Платим за чин, а не за долю вновь созданного продукта. Потому и скапливаются деньги в сберкассах, а товарной массы под ними нет.

Ясно, что беда берет начало с планирования. Если мне поручат составление пятилетнего и десятилетнего плана по СССР, то я его составлю за месяц, по республикам за два месяца, по районам - за год. Можно усомниться, как это, мол, в одиночку и так быстро? Да потому что валовое производство продукции записано в существующих программах - 300 миллионов тонн зерна, 75 миллионов тонн привеса скота и т.д. Нормативы затрат живого и прошлого труда нами уже испытаны. Розничные цены остаются прежними. Что же это даст? Прежде всего , государство возьмет в руки рычаги экономики, от численности работников, до кредитных вложений. Такой план уместится на одном листе. Сейчас его впихивают в миллиарды листов.

Я лично убедился в этом, когда работал главным бухгалтером, директором и начальником планово-финансового управления министерства. Я сам составлял эти громоздкие планы и 20 лет защищал их в Госплане, Минфине и Госбанке СССР и пришел к выводу: эти планы приносят только вред.
Подробная записка об экспериментах в «Илийском» и Акший (на 66 листах) с изложением методики и расчетами занятости людей имеется в АН СССР, у тов. Заславской Т. И., Петракова Н. Я., Кеерна А. А. и тов. Густова И. С. (КПК при ЦК КПСС).

Мое обращение в отдел науки ЦК КПСС и к известным ученым продиктовано тем, что за поиски нового нас обвинили во всех смертных грехах, завели уголовное дело, два года нас терзала прокуратура. Теперь уголовное дело вроде бы закрыто за отсутствием события преступления. Тем не менее я вынужден перебиваться случайными заработками, так как на постоянную работу нигде не берут. Боятся, мол, антисоветчик. Поэтому хотелось бы знать, что это письмо до вас дошло и получить на него ответ.
И. Худенко, участник экспериментов, Илийского - в качестве директора, Акшийского - практического огранизатора.
21 сентября 1972 года, г.Алма-Ата, 64, ул. Чайковского, 149, кв.12."

Из книги "Трагические судьбы", Николай Андреев.
"....Когдa у Худенко нaчaлись основные неприятности, мы вместе с aкaдемиком Агaнбегяном нaписaли письмо Кунaеву - рaзвернутое, aргументировaнное. Мы пытaлись убедить Кунaевa, что тaкие люди, кaк Худенко, - нaционaльное богaтство, a его эксперимент - нaродное достояние. И к этому богaтству, к этому достоянию нужно относиться бережно… Ответa не получили. Хотя бы формaльной отписки: "Вы, товaрищи ученые, глубоко ошибaетесь". Просто глухое молчaние глухой стены".

Уже после судa нaд Худенко aкaдемик Абел Агaнбегян пытaлся пробить эту стену. Поехaл в Москву, добился приемa у Косыгинa, рaсскaзaл ему о Худенко. Косыгин скaзaл: "Людей нaдо реaбилитировaть, эксперимент восстaновить". Но нa Политбюро большинством голосов это было отвергнуто, Кунaев скaзaл: "Это нaши внутренние проблемы, мы сaми их и решим". Тaк что ученые до зaоблaчных высот добрaлись, отстaивaя свою точку зрения. Но кого интересовaлa их точкa зрения?

Скaндaл нa премьере в Алмa-Ате. А в Алмa-Ате тем временем события оформлялись в трaгико-комическую конфигурaцию. В Кaзaхском Большом дрaмaтическом теaтре случилaсь премьерa, имевшaя к экспериментaтору Худенко линейное отношение. Журнaл "Теaтр" в aвгустовском номере зa 1972 год нaпечaтaл пьесу "Везучий Букен". Автор - кaзaхский дрaмaтург Аким Тaрaзи. Глaвный герой носил кaзaхское имя Букен, a нa сaмом деле это былa пьесa о Худенко. Идея пьесы у Тaрaзи родилaсь во время Круглого столa, нa котором сошлись aпологеты экспериментa и его лютые противники. В вырaжениях не стеснялись. Дрaмaтург послушaл-послушaл перепaлку и взял слово: "Здесь, нa моих глaзaх, рaзвернулaсь реaльнaя дрaмa. И я ее нaпишу". И нaписaл. Получилось нечто вроде сaтирического произведения. Не "Ревизор", конечно, но в сочинении многие руководители республики узнaли себя, в том числе и министр Рогинец, поскольку в пьесе был персонaж по имени Муиз, что по- кaзaхски переводилось кaк рог.

Нa премьере случился скaндaл: жены руководителей узнaли себя в действующих лицaх, вцепились друг другу в волосы. Пришлось дaть зaнaвес. Шум был нa всю Алмa-Ату. Спектaкль сняли. Потом рaзрешили, но зaстaвили aвторa изменить говорящие фaмилии действующих лиц. Пьесa пошлa, но недолго: кaк только Худенко aрестовaли, ее зaпретили.

...но по делу Худенко пытaлись привлечь к уголовной ответственности дaже ученых, которые изучaли и aнaлизировaли его опыт, пытaлись зaвести уголовное дело нa журнaлистов, которые писaли о Худенко. Спецкорр "Литерaтурной гaзеты" Влaдимир Кокaшинский в течение пяти лет обрaщaлся к ходу экспериментa в Акчи. Когдa нa Худенко зaвели уголовное дело, в списке обвиняемых знaчились и Кокaшинский, и профессор Белкин, вылетaвший в Кaзaхстaн нa поддержку Худенко. Профессор Белкин вспоминaет: "Приезжaл из Алмa-Аты следовaтель по особо вaжным делaм, вызывaл меня и Кокaшинского в прокурaтуру. Следовaтель пытaлся приписaть мне преступные нaмерения, a я пытaлся популярно объяснить ему про истоки хлебного кризисa, a он мне опять про соучaстие в преступлении".

Иван Никифорович Худенко в декабре 1964 года в своей обстоятельной статье для газеты «Сельская жизнь»:
«В Илийском совхозе 96 тысяч гектаров земли, в том числе 55 тысяч гектаров пашни.
Опыт был начат 1 марта 1963 года. В совхозе вместо 3 комплексных отделений и 9 полеводческих бригад было организовано 17 безнарядных звеньев, в каждом из которых насчитывалось по 4 трактора, 5 комбайнов и набор других необходимых машин.
Все это позволило сократить управленческий и обслуживающий персонал в полеводстве со 132 до 2 человек. Если раньше в зерновом хозяйстве на 55 тыс. гектарах пашни было занято 830 среднегодовых работников, то при новой системе потребовалось всего 67 постоянных механизаторов и два управленческих работника — управляющий (он же главный агроном) и экономист-бухгалтер зернового отделения. Прежде на девяти токах работало, в зависимости от количества зерна, 500 — 600 человек. После реорганизации в совхозе было создано три механизированных тока, их обслуживали 12 человек.

Показатели производства зерна механизированными звеньями в 1963 году по сравнению с 1962 годом представляются в следующем виде:
1962 г. || 1963 г.
Валовой сбор зерна в тоннах 3150 || 9204

Количество средне годовых работников 202 || 29

Произведено зерна на 1 рабочего

(в центнерах) 156 || 3173

Заработная плата (тыс. руб.) 181 || 59
Как видно из таблицы, в 1963 году против 1962 года производство зерна выросло в 2,9 раза, механизированные звенья повысили производительность труда в 20 раз. В 1964 году совхоз сдал государству более 1 млн. пудов хлеба — в два с лишним раза больше, чем в предыдущие годы.
Это — результат новой системы организации и оплаты труда.

Рассмотрим суть ее на практическом примере работы механизированного звена А. Феглера. Фактическая себестоимость центнера зерна здесь равна 63 коп. За прошлые же пять лет себестоимость центнера зерна колебалась от 5 до 7 рублей. Высокая производительность труда дала возможность значительно увеличить среднемесячные заработки членов звена. Механизатору А. Феглеру было начислено 350 рублей в месяц, а остальным членам звена по 330 рублей каждому».

Из книги Азимова:
вернемся к письму И. Н. Худенко, который предлагал рационализировать учет и отчетность до таких пределов, чтобы годовой отчет совхоза мог уместиться на тетрадной странице!
«...возникает необходимость применения новой системы организации труда людей и совершенствования управления производством. Понятно, что могут быть различные формы этой системы, но суть ее должна сводиться к тому, чтобы нормирование затрат труда и средств осуществлялось не на отдельные виды многочисленных работ, а в целом на единицу продукции - зерна, молока, мяса, шерсти и т.д. Учетом же фактически выполненных работ должны заниматься те, кто их выполняет, то есть рабочие, а не специально назначенные люди, осуществляющие на самом деле контрольные функции.
В основу новой системы должны быть положены нормы затрат труда и средств на центнер продукции при производстве ее на базе передовой технологии, возможной в настоящее время, уровня урожайности и рациональном использовании техники.

Рассмотрим суть новой организации и оплаты труда ее на примере механизированного звена №6 А. А. Феглера из четырех постоянных механизаторов, имевших 4 трактора, 5 комбайнов и набор сельхозмашин. С площади 1813 гектаров хлеборобы получили 20082 центнера зерна, или по 5000 центнеров на каждого работника. Затраты труда на центнер составили 20 минут. Расходы производства - зарплата, горючесмазочные материалы, текущий ремонт, амортизация сократились до 55 копеек на центнер!

Понятно, что при таком раскладе себестоимость снизилась в несколько раз и составила чуть более одного рубля, в то время как за предыдущие годы производство зерна обходилось от 5 до 7 рублей за центнер. Стоимость всей продукции, произведенной звеном, в сдаточных ценах составила 128 541 рублей, или 32 135 рублей в расчете на одного постоянного механизатора. При старой системе выручка за продукцию не превышала 1 000 рублей на одного работника в год. Интересны сведения о сумме плановых затрат совхоза «Илийский» на 1963 год. На объем выполненных работ причиталось 919 тысяч рублей, фактически было израсходовано 380 тысяч. Таким образом была достигнута значительная экономия средств. Однако ее не хватило на покрытие убытков, явившихся следствием гибели озимых, посеянных еще при старой организации труда. Большая амортизация огромного количества завезенной в прошлые годы техники, многократное удорожание балансовой стоимости скота и другие расходы «съели» всю экономию...

Чем объясняется небывалая производительность, успех эксперимента в целом? Вместо множества нарядов, других планово-учетных документов, связывавших руки работникам, каждому механизированному звену было заблаговременно вручено годовое задание. В нем доводились: объем работ, сроки их выполнения, нормы затрат труда и средств как на единицу продукции, так и на весь объем работ, суммы на заработную плату, амортизацию, горюче-смазочные материалы и семена.

Соответственно безнарядной системе была изменена работа бухгалтерии, заведен суммарный учет затрат по каждому звену. В конце года звено представляло отчет о распределении расходов по видам продукции и выполненным работам под урожай будущего года. До получения продукции как постоянным механизаторам, так и привлеченным работникам, главным образом членам их семей, выплачивался гарантийный аванс из расчета 1 рубль за нормо-час. Заботу о привлечении сеяльщиков и других временных рабочих на уборку урожая и заготовку кормов брали на себя постоянные механизаторы, главным образом звеньевой, который наравне с остальными механизаторами работал на тракторе, комбайне и автомашине и получал за руководство звеном дополнительное вознаграждение из премиального фонда. Этот фонд образовывался за счет 50-ти процентной экономии затрат, перечисленных на фактически выполненный объем работ. Рекомендации об использовании этого фонда давали сами постоянные механизаторы.

Все работы по налаживанию безнарядно-звеньевой организации и оплаты труда проводились при активной помощи республиканских институтов земледелия, животноводства, защиты растений, экономики и организации сельского хозяйства и самого Министерства сельского хозяйства Казахской ССР. Глубокое изучение работы механизированного звена, возглавляемого А. А. Феглером проводилось сотрудниками Казахского института экономики и организации сельского хозяйства, которые на протяжении года находились среди механизаторов, давали им советы, помогали глубоко вникнуть в экономику производства. Как показал практический опыт, переход на новую систему организации производства, в основе которой лежит самообслуживание механизаторов, может до минимума сократить учет и отчетность. Совхоз с успехом мог бы обойтись одним счетом в отделении Госбанка, а сейчас их 17.

Отпала бы надобность в громоздких производственно-финансовых планах, кредитных планах и плане материально-технического снабжения. Каждый из этих планов содержит десятки страниц с огромным количеством показателей и связывает руки большому числу счетных работников. Вместо этих планов целесообразно утверждать совхозу задание сроком на 3-5 лет по производству продукции растениеводства и животноводства. В нем следует лишь указывать затраты труда и средств на центнер продукции, определять фонд заработной платы, объем капитальных вложений и кредитных вливаний. Такое задание разместится на одном-двух листочках.

Такой эксперимент успешно проводился в совхозе «Илийский». Но в середине прошлого года он был прекращен. Причиной стало отсутствие поддержки со стороны республиканских организаций. После реорганизации производства в совхозе высвободилось большое количество людей, которых следовало использовать на других участках сельскохозяйственного производства. Однако никто не захотел заниматься их трудоустройством. Республиканские организации пошли по пути наименьшего сопротивления - похоронили введенную в совхозе новую систему организации труда.

По данным ЦСУ СССР в сельском хозяйстве числится основных производственных фондов на 60 миллиардов рублей, а людей занято 40 миллионов. При новой организации производства людей потребуется 7 миллионов человек, а основных фондов 32 миллиарда рублей. Все расчеты имеются и могут быть представлены заинтересованным организациям. В настоящее время государство вынуждено распылять средства и строить жилища на селе и культурно-бытовые объекты в расчете на 40 миллионов человек. Но так как это невозможно сделать за короткие сроки, почти все труженики сельского хозяйства живут в примитивных условиях. Если бы ежегодно отпускаемые на эти цели средства использовать для 7 миллионов человек, то они, будучи заинтересованы материально в производстве большего количества продукции, производили бы ее на 197 миллиардов рублей (сейчас производится 47 миллиардов рублей) или в 4 раза больше. Люди бы жили в хороших условиях, а государство ежегодно получало бы прибыли 170 миллиардов рублей вместо 38 в настоящий момент.

... Можно было бы отказаться от существующего порядка удержания налогов с каждого работника и перечисления их государству. Суммы удерживаемых налогов примерно равные, а если учесть расходы, связанные с содержанием огромного аппарата, занятого их подсчетами, то государство терпит двойной ущерб - более 3 миллиардов от содержания раздутого аппарата и десятки миллиардов рублей от помех, чинимых ими. Ведь смысл удерживать подоходные налоги с физических лиц имеется лишь тогда, когда работодатель и получатель налогов - разные. Если же зарплату платит государство и оно же собирает налоги, то не проще ли недоплачивать сумму примерно равных, сегодня, налогов и освободить от ненужной работы миллионы бухгалтеров? Бездумно перенесенный из капитализма в социализм фискальный механизм, напрасные траты миллионов оплачиваемых человеко-часов...
Рост заработков трудящихся СССР повлечет за собой увеличение покупательской способности. Вместе с тем товарная масса увеличится. В результате всей этой перестройки занятость трудоспособного населения будет выглядеть по иному...»
Tags: 60-е, 70-е, сельхозработы, экономика СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment