jlm_taurus (jlm_taurus) wrote,
jlm_taurus
jlm_taurus

Categories:

Никифоров Алексей Иванович. Инженер, автолюбитель, шабашник. часть 2

Колька Федоров снова пригласил меня в Бологое на «шабашку». В преддверие поездки, я решил привести машину в «порядок». Много уроков я извлек из своего автомобильного опыта, но, пожалуй, самый главным из них является принцип: «Не трогай технику - она тебя не подведет». Но, как говорится: «Дурная голова рукам покоя не дает».

Стучала задняя подвеска, а у меня были новые рычаги. Естественно был решено, что если заменить рычаги, то и стук прекратится. В выходные, когда жена с сыном уехали в Тверь, я занялся этой проблемой и с небольшим трудом, но решил ее. Теперь казалось, что я поеду как на нормальной машине. Однако первый «тест» показал, что я потерпел фиаско, и зря потратил время. Задняя подвеска как била по кузову на кочках, так и продолжала бить до самой продажи машины. «Система» была такая.

Время до отъезда оставалось и поскольку у меня есть вновь перебранный двигатель, (по словам прежнего владельца – «перебранного как для себя») то неплохо было бы его поставить. Уж всяко, подумал тогда я, новый двигатель в дальней дороге лучше старого. А вдруг со старым, что-то случиться! Решено - сделано! Заново, уже по методике, которая была освоена на Петергофском шоссе, но уже не торопясь, я заменил старый двигатель, на «новый», а заодно поставил старую коробку передач, так как она оказалась «не причем». Работу закончил вечером, а на следующее утро 2-го aвrycтa выехал на машине в сторону города Бологое, экипированный по «полной программе». У меня в машине была и тушенка и прочая жратва, и газовая плита и самое главное: я вез с собой килограмм 100 запасных частей на все случаи жизни. К слову сказать, благодаря этому обстоятельству я и смог вернуться обратно.

Этот случай выработал у меня еще один принцип: « Не предпринимай дальних поездок после ремонта, пока не убедишься в течение первых 100 километров пробега, что все работает нормально. Почему 100 километров? Да потому что дальнейшая практика показала что если машина прошла 100 километров без проблем, значит еще 1000 она не подведет. (Речь, конечно же, шла о «Запорожце». Смешно оценивать ресурс современных машин тысячью километров. А тогда и 1000 было много.)

Встретились с Колькой и ребятами в Бологом, разместились, посидели. Колька спровоцировал поехать кататься. Поехали вчетвером по ухабистым дорогам Бологовщины. Утром проснулся, и прослезился. Выгнало масло из двигателя. Полностью! «Новый» двигатель, «перебранный как для себя», по утверждению продавца, оказался очередным «котом». Остается только благодарить, что этот «кот» довез меня обратно.

Магазинов запчастей за каждым бугром в ту пору не было, и поэтому пришлось лить то масло, которое можно было найти в совхозе, а точнее у ближайшего трактора. В результате при пуске двигателя машина покрывалась огромными клубами дыма. Но все-таки, даже в таком виде, она выручала нас при необходимости съездить в магазин, или еще по каким либо делам. Однако и там, мне пришлось в третий раз снимать силовой агрегат, чтобы поменять сломанную вилку сцепления. Эту операцию я выполнял уже как штатный слесарь ремонтник.

ШАБАШКА - 2 Эта «шабашка» разительно отличалась от прошлогодней. Колька заранее договорился, что нам дадут отдельный объект - строительство навеса для сена. Это должен был быть «мега – супер» навес размерами 24 метра в ширину и 54 в длину. Высотой от 10 до 12 метров в зависимости от ландшафта, местности. Оценивая задуманное, трудно было поверить, что мы справимся с работой в срок. Но Колька был уверен в успехе...

Начали копать ямы под опоры сарая, в первый день поняли, что такими темпами к концу месяца на них и закончим. На помощь был призван экскаватор, который выполнил эту работу за пару дней. Дальше поставили опалубку и принялись за бетонные работы. На помощь пришла бетономешалка - чудо механизации, позволившее нам не выбиться из графика.

Нас было всего четверо. Но все мы оказались из разряда тех, с кем можно ходить в разведку, а точнее вместе работать. Работали сноровисто, невзирая на время. Жили радом с объектом в бараке. Вечером, усталые, садились за ужин и Колька спрашивал: «Ну что накатим?». Выпивали грамм по сто пятьдесят самогонки и ложились спать. Это был тот случай, когда алкоголь помогал снимать усталость.

Теперь надо было в каждый бетонный колодец поставить стойки из 10 - 12 метровых металлических труб, диаметром 200 миллиметров. Здесь я приобрел начальные навыки геодезиста. Необходимо было с помощью теодолита, который нам одолжил работодатель промерить глубину колодцев от базовой отметки и рассчитать длину трубы для каждой опоры.

Установку труб делали с помощью крана, с последующей фиксацией и заливкой цементом промежутков между колодцами и трубами.Металлические фермы для навеса нам привезли готовые. Оставалось только их поднять и зафиксировать сваркой на опорах. У нас был свой сварщик, и эту операцию с помощью крана мы проделали не мешкая. Примерно через две недели с момента начала работ в чистом поле стоял каркас «мега навеса».

В бытовом плане все было прилично. Картошку воровали на совхозном поле, так как директор совхоза предупредил нас, чтобы у частников не трогать. Молоко покупали в совхозе, пили его так, что появились проблемы с отправлением естественных надобностей. Вроде бы хотелось да никак не моглось. С мясом было похуже. Тушенка, которую мы привезли, хоть и хранилась в погребе, но частично попортилась. Это не мешало прибившемуся к нам псу, которого мы прозвали Полканом, в одно мгновение слизнуть содержимое двух пол-литровых банок этой тушенки.

Купили в совхозе половину теленка по рубль шестьдесят за килограмм. В городе мясо стоило 1 - 80. 1-90. Теленок оказался мелковат, но и его мы успели только-только съесть, чтобы он не разделил участь быть съеденным Полканом. Потом пошли разговоры про голубей, которые в обилии водились на соседней ферме. Однако, когда самые отчаянные из нас пошли с рогатками за добычей, голубей как ветром сдуло. В тот же период за перекуром ребята стали в шутку обсуждать возможность использования Полкана в качестве провизии. Он лежал около нас. В первый раз убедился, а потом находил подобное убеждение еще не раз, что собака все понимает. После этого разговора Полкан ушел от нас и больше не появлялся. Хоть это и была не более чем шутка, но до сих пор остался не приятный осадок.

На объекте оставалось покрыть крышу и обшить стены досками. Но тут нас ожидал простой. Местная пилорама явно не справлялась с таким объемом материала. По договоренности с директором совхоза пришлось самим вставать к пилораме и подавать бревна и оттаскивать свежие доски и брусья. Работа закипела, и необходимые материалы привезли на объект.

Работа на высоте - особая работа. Когда первый раз сидишь на жердочке, называемой стропило, на высоте 10 метров от земли и в руках твоих веревка, а к ней привязана шестиметровая доска толщиной 50 миллиметров, то чувствуешь себя, мягко говоря, не совсем комфортно. Раньше выше крыши дома своего в Дубках я не забирался. И то с большой опаской. Но человек, на то и человек, что Может, когда захочет, или когда сильно «приспичит».

К высоте привык быстро, вернее не привык, а притушил свой страх перед ней, что в дальнейшей работе превратилось в привычку, и мог уже во весь рост стоять над этой «пропастью». Техническая смекалка - порождает увеличение производительности труда. Есть мысль, что если бы не было ленивых людей, то не было и технического прогресса. Отчасти с этим нельзя не согласиться. Великое изобретение человечества - колесо, одетое на ось, и подвешенное за крюк на высоте образует блок. Стоит пропустить через него веревку и получится великолепный механизм под названием полиспаст.

Теперь доски поднимали, стоящие на земле, а мы с Колькой только расцепляли веревку и прибивали доски к стропилам. При этом у нас часто падали вниз молотки, которыми забивали гвозди. Как не попало никому по голове - одному богу известно.

Стены обшивали шестиметровыми досками стоймя, с накладкой на щель между двумя досками третьей. Один лихо ставит доску стоймя, а второй, как мартышка, бегая с лестницей вверх вниз - не менее лихо с одного - двух ударов загоняет в нее гвозди.

Пришла очередь за укладкой шифера. И тут также помогла ее Величество смекалка. Это была, наверное, самая трудоемкая операция. Шутка ли - покрыть 1300 квадратных метров кровли. Работу чуть не сорвала недопоставка шифера, поэтому закончили ее в день отъезда. Сказал бы мне кто раньше, что в течение месяца вчетвером можно построить такой объект – не поверил бы. При окончательном расчете возникли, было, трения, с бухгалтерией, но их удалось преодолеть. Каждый получил по тысяче рублей и довольный поехал домой. Ребята в Тверь, а я в Питер. Доехал за 6 часов без приключений, и в 3 ночи открывал ключом дверь в квартиру. Отпуск закончился. И хоть физически подустал, но морально был доволен.

Поймал себя на мысли, что в моих записках не оказалось места для семьи, так же как это случилось и в жизни.

11 ноября 1982 года в троллейбусе, который отошел от остановки на Площади мира (ныне Сенная) я услышал весть - умер Брежнев.В стране объявлен трехдневный траур, который пришелся на выходные. По телевизору смотреть, кроме новостей, балета и старых революционных фильмов нечего. Состояние тягомотно- подавленное. Хорошо помню те свои ощущения от происходящего. У меня было дело – я как раз строил гараж.

В рамках госзаказа отдел тары и упаковки разработал, а экспериментальный отдел изготовил в металле 5 опытных образцов упаковочного оборудования, или как оно называлось - СТО - специального технологического оборудования. Предполагалось, что после внедрения этих опытных образцов в производство, и корректировки документации, они будут выпускаться серийно.Для запуска в серию опытные образцы должны были быть сданы Ведомственной комиссии министерства. А главным документом, определяющим качество подобного оборудования, являлись Технические условия. Вот это была школа! Школа понимания того, как должно организовываться серийное производство.

Виктор Григорьевич взял на себе организацию процесса извне - организация работы комиссии, подготовка документов и так далее. За мной оставалось все остальное - подготовка «железа» чтобы оно работало и документации на него. Опытные образцы, в числе которых была и моя шаблонорезательная машина, мы сдали прямо на опытном производстве, в 15 отделе находившимся, на улице Куйбышева 26. Включили, продемонстрировали и выключили. Стоп! Все довольны. Акты подписаны. Премия в кармане.

Чего греха таить, но так было. Вопрос о статистике наработки в производственных условиях просто не стоял. (Не в космос же посылать). Передача документации в производство тоже прошла успешно. В результате чего был устроен небольшой фуршет с представителем Минусинского СКТБ.

Четыре опытных образца разошлись по предприятиям сами собой, а пятый, который представлял из себя, целую линию по упаковке изделий в полиэтиленовую пленку необходимо было внедрять в Таллинне на заводе «Эстоплат». И был еще один агрегат для упаковки электродвигателей для пылесосов на Миасском заводе «Миассаппарат».

...мне пришлось ехать в Миасс, так, как к концу года необходимо было закрыть эту тему. Главная, и единственная задача, поставленная передо мной, заключалась в подписании акта сдачи-приемки выполненных работ, без которого невозможно было закрыть тему, и получить, соответственно, деньги.

Главный инженер завода не без основания сказал, что если агрегат проработает без сбоев хотя бы смену, то он подпишет акт. Но действительность оказалась намного хуже, чем я мог предполагать. Агрегат всячески отказывался работать. Это было не мудрено, так как он был сделан «с чистого листа», и никто всерьез не занимался его доводкой.

Электрическая схема, достаточно сложная по технологической цепочке, состояла из сотни электромагнитных реле. Это такие большие черные коробочки, внутри которых находилась электромагнитная катушка с якорем и группа контактов, которые по команде такого же реле должны были замыкаться и размыкаться, давая электрические сигналы на соответствующие исполнительные механизмы агрегата. Что говорить. Не было тогда в промышленности микропроцессоров. Все управлялось вот такими черными коробочками, контакты которых постоянно, залипали, и не срабатывали. Выражаясь современным языком «глючили».

«ГОРБАТЫЙ» (ПРОДОЛЖЕНИЕ) Мне все время не давала покоя встреча с группой эстонцев на Петергофском шоссе, которые ехали на красивых снаружи и внутри «Горбатых Запорожцах». Мне хотелось, чтобы моя машина тоже была такой. С другой стороны техническое состояние «агрегата» требовало серьезного ремонта. Поэтому, как только поставил машину в гараж на зимовку глубокой осенью 1982 года, я начал ее полностью разбирать. Всю зиму и весну, по выходным мой адрес не менялся: Дубки - гараж. Когда почти полностью разобрал машину, в душе зародилось сомнение вместе с некоторым испугом: А смогу ли собрать ее обратно.

Полностью перебрал всю ходовую часть, обработал днище битумной мастикой, подварил некоторые дыры, а затем покрасил кисточкой кузов, в общем, сделал все, что позволяли на тот момент мои технологические возможности. (После шабашки я сделал две дорогостоящие покупки - сварочный аппарат и дрель). По завершении всех трудов при заливке бензина в бак, который располагался в багажнике, немного пролил топлива. А так как при ремонте я заделал все дыры, то оказалось, что нечаянно пролитому бензину некуда вытекать из багажника.

Тогда я взял дрель со сверлом и, наставив ее, в пол багажника нажал на выключатель…. Далее бензин вспыхнул, и я как автомат в доли мгновения бросился к огнетушителю, и обратно. Огнетушитель был новый и он с честью справился со своей задачей. Надышавшись углекислотным порошком, открыл ворота гаража и закурил. Трудно было себе представить, что в несколько минут все могло превратиться в пепел. И машина, и гараж, и отцовский дом, который стоял рядом. И цена этому - элементарная техническая безграмотность, казалось бы состоявшегося инженера. Вот ведь как бывает. Чем больше узнаешь, а оказывается, что не знаешь еще ничего. Все как по Сократу: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Спустя 10 дней после пожара поехал проходить техосмотр в Авиагородок. Попался отставник, который придрался к резине, и еще к чему-то, и вдобавок заставил снять передний номер. Что сказать о своих ощущениях. Да ничего не буду рассказывать. Делал, делал, и на тебе. Где ж достать резину? В магазине она только по записи. Решил пойти на хитрость. Переставил колеса с переда назад и спустя два дня поехал проходить техосмотр повторно. На площадке уже совсем другой инспектор посмотрел, на колеса, хмыкнул, но придираться не стал и подписал мои документы. Разные есть люди на свете.
Все лето я отъездил практически без проблем, если не считать мелкие неисправности.

...При подготовке к похоронам со мной произошел непредвиденный случай. Хоть и жили мы в Питере, а продукты на поминальный стол найти было не просто. Все решал блат. Соседка по квартире Людмила Александровна имела знакомого в мясном магазине на углу Загородного и Социалистической. Мы пошли с ней с черного входа. Нам отвесили все, что было надо, я расплатился, и пошел домой. Уже в парадной моего дома меня догнал «тот, кому надо» предъявил документы и пригласил пройти с ним.

Все мои доводы о том, что у меня похороны и что дома ждет жена, не увенчались успехом. «Не положено!». Меня посадили в «Волгу» и отвезли в переулок Крылова, в Отдел борьбы с расхитителями Социалистической собственности. Я оказался не один такой. Потом стали привозить работников магазина в рабочей одежде. Ждать пришлось долго. Я даже не знал, что от меня хотят. Посадить вроде не за что. Ну, купил с черного хода, ну и что? Все прояснилось, когда у всех покупателей взвесили мясо и допросили, кто, сколько за него заплатил.

Затем простыми арифметическими действиями была определена сумма «навара» продавцов и, составив протоколы нас, отпустили с мясом. Пишется коротко, а продержали нас часа четыре. Дома, все стояли «на ушах» и не знали, что и думать. Соседка рассталась со мной в магазине, давно пришла домой, а меня все нет. Так я столкнулся с наведением порядка в стране по-Андроповски. Мне еще повезло, что мясо не отобрали. А людей хватали на улице и у пивных ларьков и выясняли, почему они в рабочее время не на работе.

В начале июля состоялась моя первая, пока десятидневная командировка в Баку на Завод бытовых кондиционеров, сокращенно БЗБК. В те времена в стране не было понятия - бытовой кондиционер. Программа «Повышения благосостояния Советского народа», принятая очередным «Ха-Ха» съездом КПСС настоятельно требовала производства товаров народного потребления. (Кажется это был 24 съезд, который писался так: - XXIV съезд. Отсюда и Ха-Ха). В этих рамках военным предприятиям, да и прочим устанавливался план по производству ТНП - товаров народного потребления. Так и начали заводы, выпускавшие танки, самолеты, и прочую продукцию военного и не военного назначения попутно, в убыток себе клепать мельхиоровые вилки, ложки, ножи и поварешки, кастрюли, утюги, и даже титановые лопаты.

Одного не могли эти заводы - выпускать сложную бытовую технику. Для этого требовалось создание новых производств с новыми технологическими возможностями. А технология большинства предприятий к 80-м годам оставалась на уровне технологии фашисткой Германии, из которой в 1945 году по репарации вывезли все оборудование вместе с этими самыми технологиями.

Мы оказали этим своему бывшему врагу неоценимую пользу - освободили площади под размещение новейшего производственного оборудования. В силу этих причин ну не могли наши предприятия выпускать высокотехнологичную технику. Автоматы Калашникова могли, танки, самолеты, ракеты могли. А обычный бытовой кондиционер не могли. В этой связи на самом высоком правительственном уровне было принято решение о закупке за рубежом целых заводов с отлаженной технологией. Так в 1970 году и появился «АвтоВАЗ», а спустя несколько лет и БЗБК – Бакинский завод бытовых кондиционеров. Завод был закуплен «на корню» у Японской фирмы Hitachi, лидировавшей на рынке бытовых кондиционеров.

Тогда заводы строились там, где был избыток рабочей силы. Азербайджан тоже входил в этот ряд. Скорее всего, по этой причине выбор пал на Баку. Но только не учитывалась одна деталь - рабочая сила не желала идти в заводские рабочие. Исторически эта сила занималась торговлей и никаким производством ее не заманишь. Когда завод был построен, понеслись по всем городам и весям матушки России, эмиссары за рабочей силой. Зарплата, жилищные условия предлагались такие, что народ потянулся.

Завод был построен по современным заграничным меркам, что для нас было новым. Современные одноэтажные корпуса с современным оборудованием. Коллектив процентов на 80 состоял из русских. Остальные двадцать - руководство - мастера, начальники участков, цехов и так далее - азербайджанцы.

Основное время занимал монтаж и наладка оборудования. Не все было гладко. Много приходилось изобретать тут же и делать «на коленке». Автоматические системы управления РТК были уже по тем меркам современные, но и они работали не надежно и давали периодические сбои. В командировке мы сидели 44 дня, и естественно скрашивали свой быт кто как мог. А быт был не слишком вольготным. Горячей воды не было. Холодная давалась каждый вечер с 10 до 11 часов, так чтобы успеть наполнить всю имеющуюся тару. Готовили себе сами. Пища более, чем аскетическая, но в принципе с голоду не помирали. Ходили для поддержания штанов в Хинкальную (пельмени по-русски, но совсем не пельмени). В округе было изобилие пивных, где к очень не плохому разливному пиву давали упаковку «чилички» - копченая килька, золотистая на цвет и очень вкусная.

«УШАСТАЯ МЫЛЬНИЦА» Как-то осенью мы приехали домой с семьей из Дуная, и ко мне, пока я разгружал вещи, подошла женщина и предложила мне купить у нее «Ушастый Запорожец» за 700 рублей. Цена была раза в два ниже, чем должна была быть. Я заинтересовался чисто из любопытства, так как таких денег все равно не было. Выяснилось, что у этой женщины умер зять, и после него осталась эта машина. Видимо незадолго перед смертью зять разобрал двигатель, а отремонтировать его не успел. В результате матери и ее дочке - вдове досталась в наследство груда «железа», цена которому, очевидно, была еще ниже, чем они просили.

Я опять «загорелся», и поехал, «на удачу» к отцу. Услышав мой рассказ, он ни минуты не сомневаясь, произнес свою знаменитую фразу: «Надо брать!». Решили оформить машину на него. Я преследовал свой «шкурный» интерес. Отец был Ветераном войны, которому полагались льготы, в том числе в получении гаража в городе. Я не мог себе, и представить, как его Ветеранство поможет мне в будущем.

В один из осенних дней, взял знакомого с машиной, и мы поехали на улицу Гоголя к хозяйке. Отбуксировали машину сначала в ГАИ, сняли с учета, а потом в Дубки. Все запчасти для двигателя я привез домой. С конца ноября, не торопясь, покупая, запчасти, по мере поступления средств, я собирал двигатель прямо в комнате. Незадолго до этого я разобрал круглую печь, стоявшую в комнате, и смастерил себе там верстак. Над верстаком оставался дымоход, поэтому все неудобные запахи уходили в него.

Моими основными приоритетами в жизни были автомобили и дача. Как я уже упоминал, после продажи Дуная образовалась некая сумма, которая была положена в сберкассу (так тогда назывался Сбербанк). Изначально предполагалось, что эта сумма пойдет на первый взнос покупки кооперативной квартиры. Но дело слишком затягивалось. У меня к тому времени был «Запорожец» с новым кузовом и казалось, о чем еще можно мечтать? Но я как то вспомнил, что отец стоял в очереди на машину в военкомате. Срок этой очереди уже прошел, но я все же спросил у отца, возможно ли восстановить эту очередь.

Мой отец встретил это задание с воодушевлением. Выяснилось, что как Ветеран войны он не утратил права на покупку автомобиля, и в середине марта ему пришла открытка с приглашением в автомагазин. В открытке значилось, что он может купить ВАЗ 2106, который стоил на три тысячи дороже, чем автомобиль, который ему предлагали ранее ВАЗ 21013 и от которого, мы тогда отказались. (Святая наивность!). Пошли с отцом в военкомат в надежде «поменять модель». В военкомате на нас посмотрели как на умалишенных и сказали, что если мы не хотим, то можем и не покупать машину. Желающие стоят табуном. Пришли с отцом домой, я в весьма обескураженном состоянии.

И деньги есть - 6 тысяч, вырученных с продажи дачи, а машину на них не купишь. Отец сказал загадочно – пошли к маме. Я изложил суть вопроса, заключавшегося в отсутствии трех тысяч рулей. На что мама не менее загадочно спросила меня: «А это хорошая машина?». Это сейчас я понимаю, что они с отцом «испытывали» меня. Но мое состояние, направленное на покупку машины, уже читалось по глазам. И родители это видели. Я не знал, что у них есть такие деньги. Это правда. Их вердикт в этом деле был положительным. Как любил говорить отец: «Надо брать!».

На следующий день были сняты все ресурсы со сберкнижек и мы поехали с отцом в Красное село в автомагазин. Трудно себе представить какой ажиотаж происходил в магазине из «счастливых обладателей открыток» - вожделенного «права» на покупку автомобиля. Наша очередь подошла к концу рабочего дня. Оформили все документы, внесли деньги. Оказалось, что к стоимости машины есть еще «добавка» в виде дополнительных работ. Этакий «ненавязчивый сервис». По счастью, у нас хватило денег и на оплату этого «сервиса».

Пошли на площадку. Долго ждали и наконец, из огромного скопления машин появилась наша – белая как невеста. Чувство которое я испытал тогда невозможно ни с чем сравнить. Тот запах салона я помню до сих пор. Это была моя первая «настоящая» машина. Невозможно передать и ощущение, когда при езде ничего нигде не стукает и не шумит. Рассказывая об этом сегодня, невольно приходишь к выводу, что не все «дома» были у меня тогда. С таким ощущением можно было относиться к женщине. Но я и не скрываю, что в те времена я был сумасшедшим автомобилистом. В том смысле, что был помешан на этом деле.

Таким образом, в моем «автопарке» появилась третья машина. Два «Запорожца» - «горбатый» и «мыльница» и шестерка. По тем временам это был явный перебор. В начале июня я быстренько подшаманил «горбатого» и поехал его продавать на авторынок на Энергетиков. Первоначально планировал взять за него полторы тысячи с учетом «кучи» запчастей. Первое посещение рынка резко понизило планку до тысячи. Я ездил из Дубков по выходным раза три – четыре. В последний раз нашлись покупатели за 800 рублей, и я не стал торговаться. Есть известная поговорка о двойном счастье автолюбителя. Я испытал оба.

«Мыльница стояла в гараже в Дубках и «каши» не просила. Но изначально, поняв, что даже две машины, тоже перебор, решил предложить брату Коле стать автомобилистом. Коля изначально воспринял мое предложение без особого энтузиазма. Но спустя некоторое время устроился в автошколу. Я с облегчением передал ему ключи от машины, запчасти и часть собственного опыта по приведению машины в порядок. В ней что-то не ладное было с двигателем. Но у нас был «новый» силовой агрегат(!), который мы купили с отцом два года назад. Коля занялся его установкой, но результат оказался неожиданным для обоих. Двигатель не хотел нормально работать. После разборки поршневой группы оказалось, что она была собрана из беушных частей (цилиндры, поршни). И это на двигателе, купленном в магазине! Но срок гарантии давно истек, и пришлось Коле заниматься ремонтом.

Источник: https://www.proza.ru/avtor/aleksei11
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments