Tags: Руководство

1

Орлов Даль Константинович киновед, драматург, сценарист, критик и публицист ч1

Автор пьес, сценариев, статей и книг о кино и театре, вел популярную в свое время телепередачу "Кинопанорама". В спектакле по его пьесе "Ясная Поляна" впервые на русской сцене был выведен образ Льва Толстого. В 60-80е годы Даль Орлов заведовал отделом литературы и искусства в газете "Труд", был заместителем главного редактора журнала "Искусство кино", главным редактором Госкино СССР, главным редактором "Советского экрана" - в те времена самый массовый в мире журнал по искусству.

...Нынешние художественные фильмы о тех временах сплошь и рядом не передают истинного облика среды, что была нашим каждодневным бытом, в них как-то слишком все помыто и отглажено, даже и сквозь заявленную бедность упрямо выглядывает благодушная нынешняя удовлетворенность.

В Союзе писателей в те годы было примерно тысячи полторы членов. Прозаиков порядка 850, поэтов - 400-500. А вот драматургов - 162. Помню точно, поскольку избирался в бюро секции. Постепенно количество драматургов сокращалось, вымирали. Нас было мало на челне. Редкий жанр.Collapse )
1

Чурилов Лев Дмитриевич.Министр нефтяной и газовой промышленности 2

В Грузии:... было обнаружено новое месторождение в грузинском местечке Самгори. Оно не было огромным – запасы оценивались на уровне 50 миллионов тонн, но для Грузии оно было подобно манне небесной, ведь республике тогда приходилось ввозить всю свою нефть из черноморского порта Туапсе.

В Грузии нам предстояло решить, как следует перевозить сырую нефть из Самгори на НПЗ в Батуми. Для начала нам нужно было построить около месторождения сборный пункт, с которого нефть можно было бы перекачивать в железнодорожные цистерны для последующей перевозки на нефтеперерабатывающий завод.

Начали обсуждать проблемы Самгори и планы строительства нефтеналивной эстакады. Все это звучало крайне интересно. Вдруг ни с того ни с сего Мальцев заявил: «Анатолий Васильевич, Лев Дмитриевич в данный момент не перегружен работой. Давайте направим его в Грузию!»

В начале декабря мы с Ш.С. Донгаряном выехали в Грузию. Площадка для отгрузочного терминала была выбрана неподалеку от железнодорожной станции Гачиани. Там не было ничего – ни материалов, ни рабочих. Вместе мы изучили инженерно-технические планы, посетили Самгори и поговорили с первым секретарем городской партийной организации и председателем Совета Министров Грузии.

Последние недели года мы посвятили подготовке всех необходимых планов для строительства отгрузочного терминала, и к 3 января я уже был в Гачиани. Сюда стекались рабочие: сначала из Баку, затем из Бугульмы и Куйбышева. На место уже прибыл целый караван самосвалов.

...Поскольку почва здесь было довольно болотистой, первым делом мы должны были насыпать гравий. Вскоре я заметил, что работа продвигается с черепашьей скоростью. Я вызвал к себе начальника бригады. – Я не могу понять, что не так? В Вашем распоряжении 20 самосвалов. Долина, в которой вы берете гравий, всего в паре километров езды. Я отправился на месяц в Москву в полной уверенности, что к моему возвращению работа будет почти закончена. И что я вижу по возвращении?! Почти никакого прогресса! Он начал молоть какой-то вздор о том, что экскаватор в карьере работает неэффективно.

– Очень хорошо, я поеду туда и сам с этим разберусь! – предупредил я. – Нет, нет, Лев Дмитриевич, не беспокойтесь! Мы сами справимся! Рано утром на следующий день я прибыл в карьер. Экскаватор работал на полную мощность. Ряд самосвалов по очереди загружался. Все, казалось бы, отлажено, как часы. Но почему же гравий не доезжает до Гачиани? Я решил последовать за одним из самосвалов, отъезжающих от карьера. Довольно скоро он свернул с главной дороги и направился в деревню, где
остановился у какого-то дома. Наконец, я все понял. Земля вокруг Гачиани столь влажная, что на ней сложно заниматься сельским хозяйством. Если же положить под верхний слой почвы дополнительный слой гравия, урожаи значительно повышаются. У всех в Гачиани был участок земли, который официально принадлежал колхозу, но при этом жители должны были отдавать государству только половину урожая. Остаток мог быть продан ими за любую цену, которую покупатели будут готовы заплатить. Конечно же, никто из них был не прочь получить немного нашего гравия.Collapse )
1

Чурилов Лев Дмитриевич.Министр нефтяной и газовой промышленности 1

Из книги "Моя история советской нефти (записки последнего министра)"

..Центральные плановики упрямо придерживались точки зрения, что промышленное развитие должно осуществляться узко, каждой индустрией в отдельности. Таким образом, мне как-то пришлось выслушивать упреки от нашего заместителя министра за то, что я решился потратить нефтяные деньги на строительные проекты. Возможно, это покажется удивительным, как вообще могли возникать такие диспропорции, учитывая, сколь централизованной была экономика Советского Союза. Дело в том, что даже в пределах Госплана, который имел перед собой наиболее четко очерченные задачи, каждый сектор функционировал в совершенной изоляции от остальных. Одна группа людей составляла планы по нефтедобыче, вторая – по строительству, и их планы никак не пересекались между собой.

Срочно требовалась кардинальная реорганизация буровых работ. Во время моего прибытия в Коми считалось нормальным, если одна бригада бурила не более 3.000 метров в год. Никто не суетился, если буровая установка простаивала. Среди бурильщиков царила расхлябанность, нередко они просто били баклуши возле буровой, ожидая окончания своей смены. Несмотря на то, что в таких условиях на подготовку одной скважины могло уйти до двух лет, никому и в голову не приходила мысль о внедрении новой технологии, которая ускорит процесс. Руководство погрузилось в апатию, а рабочие содержались в скверных условиях и не имели никакого стимула делать свою работу быстрее и качественнее. Когда я впервые увидел хибары, в которых жили бурильщики, я инстинктивно захотел уволить всех управляющих и начать все с чистого листа, но столь крутая мера, к сожалению, выходила за рамки моих полномочий.Collapse )
1

Дудникова Людмила Владимировна. С завода в Госкомтруд -2

Командировки : Узбекистан, город Чирчик
На заводе возникла ситуация с изготовлением десятка крупногабаритных поковок для включенных в план новой техники установок слива-налива нефтепродуктов в морские и речные танкеры водоизмещением 100 тонн. Данное новое оборудование при удачном освоении и удешевлении изготовления могли нам включить в перечень серийного производства. У нас на заводе не было необходимого кузнечно-прессового оборудования для производства необходимых крупных поковок, однако имелись технологии для производства похожих, но более мелких установок для железнодорожного транспорта.

Нужно было срочно решить, на каком географически ближайшем заводе можно разместить заказ на крупногабаритные поковки. Нужно было параллельно оформлять бумаги на поставку металла для поковок, для сокращения времени. Решили попробовать уговорить какой-то из заводов своего министерства. По телефону данные вопросы не решались и, как правило, для разговора посылались гонцы. Для этого нужно было разговаривать с исполнителями, а потом уже и с руководством завода и главка (министерства).

Предполагалось использование административного потенциала по «доносу» типа «могут, но не хотят…». С этой целью директор решил доверить такую миссию мне и командировать меня срочно на завод «Химмаш» в Чирчик Ташкентской области Узбекской ССР. Попутно дал и второе задание – выпросить досрочную отгрузку в наш адрес партии твердых сплавов с одного из «почтовых ящиков» – завода, входящего в перечень оборонных предприятий.Collapse )